Ликвидации второй смены в школах

Ликвидации второй смены в школах

Новую школу планируют построить в Магадане в Третьем микрорайоне

МАГАДАН. КОЛЫМА-ИНФОРМ 10.11.2017. Место под строительство новой школы в Магадане обсудили на Градостроительном совете.

Абсолютным большинством поддержано возведение здания в Третьем микрорайоне. Об этом сообщили РИА “КОЛЫМА-ИНФОРМ” в пресс-службе мэрии г.Магадана.

Накануне в администрации областного центра прошло заседание Градостроительного совета мэрии Магадана. На повестку был вынесен один вопрос – обсуждение земельного участка для строительства новой школы на 530 учащихся в городе. Таким местом в результате детального анализа специалистами департамента САТЭК был предложен Третий микрорайон – район сквера. Свое мнение об этом решении высказали представители ресурсных организаций, Роспотребнадзора, управления образования, департаментов САТЭК и ЖКХ.

Открывая встречу, глава Магадана Юрий Гришан подчеркнул острую необходимость строительства в городе новых школ: порядка четверти детей сегодня учится во вторую смену. «Уже достаточно давно мы ведем дискуссии о месте расположения новой школы. Строить мы ее должны в шаговой доступности. Но, к сожалению, площадок в зонах максимальной концентрации детей в областном центре нет. В качестве возможного варианта предложено рассмотреть район Третьего микрорайона». Градоначальник также напомнил, что в этом месте в 90-е годы предполагалось строительство школы на 1064 человека. Но в силу ряда обстоятельств этого не произошло.

Сейчас здесь находится сквер. Об особенностях предлагаемого земельного участка, вариантах «посадки» здания детально рассказала руководитель управления архитектуры и градостроительства департамента САТЭК Ольга Бучкова. Вниманию собравшихся были представлены два места размещения школы: ближе к улице Пролетарской и второй – напротив, удаленный от дороги вглубь квартала. «Последний вариант более приемлемый, – считает Ольга Бучкова. – Такое положение позволит более организованно устроить вход учащихся. Кроме того, свою роль играет удаленность от дороги, а это особенно важно с точки зрения безопасности школьников».

При этом, как отметила руководитель управления архитектуры и градостроительства, сквер претерпит некоторые видоизменения. Школа встанет по его центру, а после строительства здания площадка будет прирастать спортивными объектами и инфраструктурой современного школьного двора.

По окончании выступления свое мнение высказали представители ресурсных организаций. С учетом расположения систем водо-, электро- и теплоснабжения второй вариант также является более подходящим. Такой же точки зрения придерживается и специалист Роспотребнадзора.

Выслушав все замечания и предложения, абсолютным большинством членов Градостроительного совета был поддержано предложение департамента САТЭК о размещении школы в районе сквера Третьего микрорайона, в частности на участке, максимально отдаленном от дороги.

Материалы и заключение Градостроительного совета будут направлены в правительство Магаданской области для принятия решения. Планируется, что школа будет типовая, это обусловлено включением объекта в федеральный проект.

www.kolyma.ru

Международная школа преподавания и изучения Катастрофы

Гетто в период Катастрофы

Евреи Львова во время Второй мировой войны

Перед началом Второй мировой войны Львов был третьим по величине городом Польши, после Варшавы и Лодзи. В 1939 году в городе жило около 340.000 человек, из них около 100.000 евреев – почти треть населения.

До Первой Мировой войны Львов был столицей Восточной Галиции. В XIX веке город, находившийся под властью Австро-Венгрии, был центром еврейского просвещения Восточной Европы. Поддерживаемые австрийскими властями приверженцы Хаскалы (еврейского просвещения) основали Общество по содействию просвещению “галицийских израэлитов” и превратили Львов в центр просвещения и культуры для евреев Австрии и других стран.

Город также стал центром национальных движений, в том числе еврейского. В 1846 году евреям разрешили учиться в средних школах и университетах, что привело к увеличению числа евреев в свободных профессиях в городе. В составе национальной гвардии, образованной во Львове во время революции 1848 года, был сформирован отдельный еврейский отряд. С 1848 года евреи имели право избирать и быть избранными на муниципальных выборах, хотя их представительство ограничивалось.

Во Львове также существовало пропольское движение за ассимиляцию. В 1878 году для этой цели было основано общество Дореш шалом, а в 1883 году – общество Агуддат ахим. Еврейские представители Львова в австрийском парламенте присоединились к польской фракции. Так называемая партия ассимиляторов поддерживала даже некоторые антиеврейские мероприятия, проводившиеся поляками в Галиции, и издавала на польском языке еженедельник «Едносць».

В конце XIX века появились сионистские организации, противодействовавшие ассимиляторам. Выходили газеты и журналы: «Пшишлосць», «Всхуд», «Ха-Кармел», «Дер векер», «Тогблат». Ассимиляторам противостояли также ортодоксальные евреи, в основном приверженцы хасидизма, создавшие в Восточной Галиции в конце 1870-х годах общество Махзикей ха-дат.

Во время Первой мировой войны во Львов прибыли тысячи беженцев-евреев из пограничных с Россией районов. При захвате Львова русскими войсками в августе 1914 года еврейское население подверглось грабежам, еврейские учреждения были закрыты. В ноябре 1918 года, во время вооруженной борьбы поляков с украинцами за власть над Восточной Галицией, во Львове произошли погромы, в которых 70 евреев были убиты и многие ранены. Причем погромы предпринимали как украинская, так и польская стороны. 22 ноября 1918 года город был захвачен Польшей. Польские солдаты учинили погром, в котором погибло коло 100 евреев, а многие другие были ранены.

Между двумя мировыми войнами Львов стал одним из центров еврейской политической жизни, в которой участвовали такие партии как социалистический Бунд, ультраортодоксальная Агудат Исраэль, различные сионистские движения и молодежные еврейские организации. Евреи были также заметны в польской коммунистической партии. Под эгидой этих политических партий в городе проводилась обширная социальная деятельность. В этот период экономическое положение евреев Львова начало ухудшаться, и многим понадобилась помощь социальных структур еврейской общины, как и помощь фондов беспроцентных ссуд (т.н. Гмахов), которые также существовали в городе. У еврейской общины имелось несколько касс ссуд и сбережений, а также различные профсоюзы. В городе действовали еврейские образовательные учреждения: детские сады, школы на разных языках – польском, идиш и иврите, – ультраортодоксальные и сионистские начальные школы и детские сады на идиш, профессиональные школы и несколько общеобразовательных школ. Несмотря на немалое количество еврейских структур, большинство еврейских детей посещали общеобразовательные польские государственные школы.

На фото: доктор Юлиуш Шпербер, доктор Михаэль Сокалер и доктор Шаудер. Львов, предвоенные годы.

Львов был также важным центром журналистики на иврите. В городе действовало несколько еврейских спортивных клубов.

В межвоенный период Восточная Галиция стала ареной конфликта между украинским национальным движением и польской властью. Евреи Львова, вместе со всем галицким еврейством, не раз оказывались «между молотом и наковальней» во времена внутрирегиональных конфликтов – межнациональных, межгосударственных и межконфессиональных. Вот лишь один из примеров, который приводит в своих путевых заметках берлинский еврейский писатель-экспрессионист, уроженец Галиции Альфред Дёблин, который в 1924 году посетил Львов, переживший незадолго до этого украинско-польское противостояние:

«Евреи не поддерживали ни одну из военизированных группировок и не вмешивались в украинско-польские конфликты. Как они сами объясняют, какое бы решение они не приняли, им бы не поздоровилось. Рассказывают, что они всячески старались держаться в стороне от всех этих разборок. Но именно поэтому с обеих сторон – и с польской, и с украинской – о евреях распространялись страшные, враждебные, тревожные слухи. Когда же окончательно победили поляки, враждебность к евреям еще более возросла. »

Альфред Дёблин. «Путешествие в Польшу. Львов». Литературный журнал «Потяг 76» (на укр. яз.), вагон №3, эссеистика

Советская власть 1939-1941

Красная Армия вошла во Львов 20 сентября 1939 года. С первых дней войны во Львов начали приезжать еврейские беженцы из оккупированных немцами регионов Польши. В результате еврейское население города выросло приблизительно до 230.000-240.000 человек.

С приходом советской власти, как и в других регионах, начался процесс советизации. Была отменена частная собственность на предприятия и имущество, большая часть индустрии была национализирована. Институты еврейской общины были закрыты, и лишь в синагогах разрешалось официально устраивать общественные собрания. Школы были переведены на советскую программу обучения. Школы, ведущие преподавание на иврите, были закрыты. Были распущены еврейские партии и молодежные организации.

В конце июня 1940 года советские власти провели депортации нелояльного населения. Среди депортированных из Львова были и евреи, многие из которых были беженцами из Польши. Вместе с политикой советизации, на короткое время, город стал центром еврейской культуры на языке идиш. Например, в этот период в городе жила Ида Каминская, знаменитая актриса, происходившая из семьи пионеров еврейского театра на идиш Эстер и Авраама Каминских. Ида играла на сцене с пяти лет и считалась одной из наиболее талантливых еврейских актрис своего времени. Она была ведущей актрисой “Вильнер труппе” (Виленской труппы), основанной ее матерью, которая при этом работала в Варшаве. Когда началась война, Каминская бежала из Варшавы во Львов. К ней присоединились еврейские актеры из закрытого в Днепропетровске идишского театра.

На снимке: Ида Каминская, ведущая актриса еврейского театра на идиш «Вильнер труппе».

Евреи Львова и Восточной Галиции восприняли советскую власть неоднозначно. С одной стороны многие евреи пострадали от новой власти, потеряв имущество, школы и институты общины, существовавшие веками. С другой стороны, они понимали, что условия нацистской оккупации несравнимо более тяжелы. Поэтому, в общем, еврейское население приняло советскую власть.

Для украинцев советская власть могла означать конец их стремления к независимости. В 20-е – 30-е годы украинцы Восточной Галиции боролись за независимость от Польши. Именно поэтому ОУН вступило в союз с немецкими нацистами, обещавшими освободить Украину от польской власти. В период советской власти в 1939 – 1941 годах еврейское население воспринималось многими украинцами как сотрудничавшее с Советами.

В июне 1941 года, в процессе отступления Красной Армии из города, многие евреи бежали из Львова на восток. Когда в город вошли немцы, в нем находилось около 160.000 евреев.

Немецкая оккупация

В первый же день оккупации, 29 июня 1941 года, в городе начался погром, который продолжался до 3 июля. Погром, названный “тюремной акцией”, вспыхнул на фоне слухов о том, что якобы евреи и большевики уничтожили политических заключенных перед уходом из города Красной Армии. Аресты и убийства на улицах как минимум 4000 евреев были произведены местными украинцами, под наблюдением команды из Айнзацгруппы “С”. Эта команда, под руководством Гюнтера Хермана, выполняла важную роль в подстрекательстве к погромам. Убийства евреев Львова продолжались весь июль и вновь достигли своего пика 25 – 27 июля, когда украинцами было убито около 2000 евреев в погроме, названном “дни Петлюры”, по имени украинского политического деятеля Семена Петлюры.

30 июня 1941 года, сразу после оккупации Львова немцами, членами Бандеровского крыла ОУН было собрано, под предводительством Ярослава Стецько, Законодательное собрание Западноукраинских земель, на котором было провозглашено “новое украинское государство на материнских украинских землях”. В документах собрания, в частности, говорилось, что это государство “будет тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией под руководством вождя Адольфа Гитлера, создающего новый порядок в Европе и всём мире”.

Однако это провозглашение противоречило планам немцев, а потому самоизбранное украинское правительство во главе со Стецько и Бандерой было арестовано, а акт о провозглашении независимости не был реализован.

В начале августа 1941 года были взяты в заложники около 1000 членов еврейской общины, и евреям было дано 10 дней уплатить за них выкуп в размере 20 млн. рублей. С огромным трудом сумма была собрана, но, несмотря на это, все заложники исчезли. Судя по всему, они были убиты.

Вот как описывал события тех дней Давид Кахане, один из львовских раввинов:

«Отступающие советские войска оставили три переполненные узниками тюрьмы: т.н. «Бригидки» – тюрьму на ул Казимира, тюрьму бывшего полицейского управления на ул. Лонцкого (ныне – ул. Городоцкая) и тюрьму бывшего военного штаба на ул. Замарстыновской (ныне – ул. Брюллова). Содержались в этих тюрьмах преимущественно уголовники, но были также и «политические» преступники со всей Львовской области. Многих из них казнили и закопали во внутреннем дворе тюрьмы. Немцы немедленно открыли все тюрьмы и освободили всех оставшихся в живых.

Гестапо решило использовать освобождение узников в пропагандистских целях. Для этого евреев заставили рыть могилы в присутствии специальной комиссии. Все это тщательно фотографировалось, и таким образом в распоряжении немецкой пропаганды оказался первоклассный материал. Они могли заявить всему миру: «Взгляните на жидо-большевиков, которых мы застигли на месте преступления! Взгляните на их несчастные, ни в чем не повинные жертвы!».

. Зрителями этого чудовищного спектакля стали огромные толпы «арийских» жителей Львова. Площади перед тюрьмами, тюремные дворы и коридоры были заполнены людьми, которые наблюдали за происходящим с нескрываемым злорадством. Время от времени раздавались истеричные вопли: «Расстрелять убийц!» Тут и там добровольцы из толпы предлагали немцам помочь «бить жидов».

В первые дни оккупации в львовских тюрьмах погибло больше трех тысяч евреев. Среди них был один из наиболее известных и уважаемых раввинов Львова д-р Йехезкель Левин и его брат из Рящева ребе Аарон».

Давид Кахане. Дневник Львовского гетто. Изд-во «Дух и лiтера», Kиiв, 2003 (укр.), стр. 26-27

На снимке: Львов, 1 июля 1941 года. Местные жители заставляют евреев мыть мостовую.

15 июля 1941 года немцы выпустили приказы и ограничения, среди которых было обязательное ношение евреями желтой звезды Давида и ограничение в передвижении евреев по городу. 27 июля, по приказу немецких военных властей, украинский глава города Георгий Поланский опубликовал указ о создании “временного еврейского комитета”. После того, как ряд еврейских общественных деятелей отказались возглавить этот орган, место его руководителя занял известный адвокат и бывший офицер австрийской армии Юзеф Парнас.

1 августа 1941 года немцы объявили о передаче Восточной Галиции генерал-губернаторству. В результате этого “временный еврейский комитет” официально превратился в юденрат, а количество его членов выросло. В августе 1941 года была установлена структура юденрата и определены функции 1000 его работников. В 1942 году количество работников этого органа достигло 4000 человек и безостановочно продолжало расти. Юденрат состоял из 23 отделов, среди которых был и рабочий отдел, в функции которого входила организация рабочей силы для подневольных работ. Был также жилищный отдел, который заботился о предоставлении евреям, изгнанным из своих квартир еще до создания гетто, жилищных решений. Существовал отдел снабжения, который занимался поставкой немцам разных вещей, таких как мебель и домашняя утварь. Был отдел социальной помощи, целью которого было облегчить голод и нужду евреев.

В сентябре 1941 года во Львов был привезен командир “еврейской службы порядка” Варшавы Юзеф Шеринский, чтобы создать в городе похожую организацию. Через месяц “еврейская служба порядка” уже составляла 500 человек.

Парнас оставался руководителем юденрата до конца октября, однако, после того, как он отказался передать в рабочий лагерь новую партию евреев, он был казнен. Его заместитель, Адольф Ротфельд, возглавлял юденрат до своей смерти в феврале 1942 года, после чего руководителем этого органа был назначен адвокат и общественный деятель Генрик Ландсберг. Вот что рассказывает свидетельство о гибели Парнаса:

“В октябре 1941 года гестапо потребовало, чтобы еврейская община передала 500 здоровых молодых мужчин для отправки в трудовые лагеря, уже созданные тогда во Львове и других местах области. Д-р Парнас, понимая, что влечет за собой такая отправка, решительно отказался участвовать в «призыве». Община и ее органы были созданы, сказал он, не для того, чтобы отправлять евреев на смерть. Он был намерен всеми средствами помешать выдаче евреев немецким властям. Его невозмутимый ответ: «Людей не отдам!» – решил его участь.

В то же день (в октябре 1941 года) гестаповцы окружили здание Еврейского совета на Старотандетной улице и арестовали почти всех находившихся в нем служащих во главе с доктором Парнасом. Арестованных загнали в небольшой грузовик, д-ра Парнаса повалили наземь и принялись бить и топтать ногами. После того, как 500 молодых мужчин были отправлены в трудовые лагеря, всех служащих, кроме доктора Парнаса, отпустили. Он оставался в заключении до конца октября 1941 года, после чего был убит в тюрьме на улице Лонцкого.”

Элияху Йонес. Евреи Львова в годы Второй мировой войны и Катастрофы европейского еврейства 1939 – 1944, Иерусалим 1999, стр. 115

Д-р Юзеф Парнас, первый председатель львовского юденрата, приступил к своей должности в июле 1941 года. По образованию он был юрист, многие годы работал адвокатом, по политическим взглядам принадлежал к ассимиляторам. Семья его владела целым рядом поместий и была известна своим состоянием. Во время Первой мировой войны Парнас служил ротмистром в австрийской коннице. В момент назначения на пост главы юденрата ему было почти 70 лет. Человек исключительно принципиальный, с сильным характером, он не выказывал никакого подобострастия или страха перед германскими властями. Не раз он мужественно отказывался выполнять их требования. Он не мог и не желал свыкнуться с немецкими «методами работы».

Юденрату не позволялось осуществлять образовательную деятельность. Однако еврейская молодежь неофициально, в частных домах, продолжала учебу. Еврейские молодежные организации также продолжили действовать подпольно.

Группа историков, во главе которой стоял Яаков Шаль, начала собирать документы, чтобы написать историю евреев Львова во время нацистской оккупации. Однако документы были утеряны, когда Шаль погиб во время акции в августе 1942 года.

В результате акции, произошедшей в ноябре 1941 года (см. далее), а также слухов о депортации евреев, ранее находившихся под советской властью, город покинуло много евреев. На этом этапе немцы еще не планировали сосредоточить всех евреев Львова в еврейском квартале. Евреям, которые не успели вовремя переехать, было дано на это еще время. К концу 1941 года во Львове осталось примерно 110.000 евреев.

Создание гетто, его организация и жизнь в нем

По приказу губернатора дистрикта Галиция Карла Лаша 15 ноября 1941 года был опубликован приказ о создании еврейского района во Львове. Евреям был дан месяц для переезда. Согласно требованию руководителя муниципалитета Поланского, этот район был создан в двух бедных кварталах, удаленных от центра города. Евреям была предоставлена единственная ведущая туда дорога. В том месте, где дорога проходила под мостом, евреи подвергались издевательствам и грабежу со стороны украинцев и немцев.

Вот, что рассказывает об этих событиях раввин Давид Кахане:

“…Немцы начали освобождать от евреев не только отдельные квартиры, но и целые улицы. Гестапо прекратило игру в бюрократию, когда жильцам еще вручались приказы о выселении. Теперь по утрам на улицах просто появлялись шупо и через дворников сообщали евреям о том, что в течение получаса они обязаны освободить занимаемую ими квартиру. Как можно было успеть собраться за это время? Толпы евреев стекались к жилищному отделу юденрата. Вместе с детьми они ночи напролет проводили на улицах, чердаках и подвалах. Время от времени потенциальные новые хозяева появлялись и в моей квартире, внимательно ее изучали, и когда они деловито осведомлялись у меня, не сырая ли она, и что в ней не в порядке, то ни тени сомнения не отражалось на их лицах, словно они пришли по объявлению «Квартира на съем». Евреев, которые там еще жили, уже не брали в расчет.

Я понял, что рано или поздно буду вынужден покинуть это место, поэтому решил заранее заняться поисками другого жилья.

. на стенах домов появились объявления о создании в Львове гетто. Поскольку на этот момент в городе оставалось еще около ста тысяч евреев (с июля по октябрь 1941 года было уничтожено больше 15.000), гетто должно было охватить весь район Замарстыновской улицы, район Знесения, часть Клепарова и бывший еврейский район по обе стороны Солнечной улицы, известный под названием «Третьего района».

Евреям было приказано в двухнедельный срок освободить свои квартиры и переселиться в гетто”.

Давид Кахане. Дневник Львовского гетто. Изд-во «Дух и лiтера», Kиiв, 2003 (укр.), стр. 58

Перед отправкой в гетто была проведена селекция. После нее, 15 ноября 1941 года, старые и больные евреи были депортированы в район старых казарм, где многие были убиты. Другие были уведены в леса недалеко от города и также убиты. Всего во время этой акции, которая была названа “мост смерти”, было уничтожено около 5000 евреев. Акцию провели городские власти вместе с немецкой полицией под командованием Альберта Ульриха. Еще тысячи евреев погибли во время последующих арестов, продолжавшихся до середины декабря. В этот же период немцы начали депортировать многих евреев в рабочие лагеря в районе города, в особенности в лагерь, находившийся на улице Яновской. Многие евреи погибли в самих этих лагерях, другие были отправлены из них в лагеря уничтожения.
Экономические и физические условия жизни евреев постоянно ухудшались из-за требований немцев платить “выкуп”, конфискации имущества, а также из-за того, что евреев постоянно забирали на принудительные работы. Юденрат пытался справиться с этой ситуацией, и для улучшения жизни евреев создал общественные кухни, больницы, поликлиники и санитарные станции. Профессор Людвиг Флек, работавший в одной из больниц гетто, сумел создать вакцину от тифа. Вот что рассказывает свидетельство о социальной помощи в гетто:

Отдел социального обеспечения. не получал никакой помощи извне и имел в своем распоряжении лишь отдельные взносы в размере нескольких тысяч злотых, которые изредка доставались ему от правления юденрата, а также те суммы, которые ему посчастливилось собрать среди еврейского населения.

В границах гетто отдел социального обеспечения сотрудничал с независимой еврейской организацией – Комитетом Взаимопомощи, штаб-квартира которого находилась в Кракове. Два этих учреждения делали все возможное, чтобы облегчить жалкое существование нуждающихся, кое-кто из них получал постоянную помощь, в то время, как остальным она доставалась от случая к случаю. Были открыты общественные кухни и чайные. Но всего этого было недостаточно, чтобы удовлетворить потребности голодного обездоленного населения. Потребности эти были неисчерпаемыми”.

Давид Кахане. Дневник Львовского гетто. Изд-во «Дух и лiтера», Kиiв, 2003 (укр.), стр. 47

Поскольку часть еврейских полицейских не сотрудничали с немцами во время акций, те “очистили” еврейскую службу порядка и реорганизовали ее. Около 200 еврейских полицейских были депортированы в лагерь смерти Белжец или в рабочие лагеря, а некоторые функционеры юденрата были уволены с работы.

В марте 1942 года начальник немецкой полиции отдал приказ юденрату подготовить список из 20.000 евреев – безработных и “асоциальных”, как говорилось в приказе – которые, по утверждению немцев, будут переселены на восток. Четверо раввинов, во главе которых был Давид Кахане, постарались убедить юденрат не составлять этого списка. В конце концов, руководитель юденрата был вынужден подчиниться приказу и составить список. Вот свидетельство об этих событиях:

“По улице Старотандетная, 2а, многие сидели в зале перед дверями, дожидаясь встречи с д-ром Ландсбергом, председателем Еврейского совета. После получасового ожидания Ландсберг пригласил делегацию зайти. Он был бледен и утомлен, на лице его отчетливо читались следы тяжелой внутренней борьбы. Мы сразу приступили к делу. В столь тяжкий час наш долг обратить его внимание – главы такой большой еврейской общины, как львовская, – какую непосильную ответственность взваливает он на свою душу, соглашаясь выполнить приказ немцев. По еврейскому обычаю и по велению своей совести он обязан изыскать другие пути. Когда придут к нам наши ненавистники и скажут: «Выведите одного из вас и убьем его, а иначе убьем всех – лучше всем умереть, но не предать одной души из числа сынов Израиля в руки врагов». Так постановляет Галаха (еврейский закон). Эти слова весьма задели его, он взорвался: «Господа раввины, видно, полагают, что мы живем в довоенное время, и они пришли к председателю религиозной общины? Мы живем сегодня в совершенно иное время, и наша община вовсе не является религиозной, она исполнительный орган гестапо, а всякий, возражающий гестапо. » Председатель не окончил фразы. Мы все поняли: у него нет ни малейшего намерения вступать в пререкания с гестапо и рисковать своей жизнью. Перед нами был человек сломленный и раздавленный. у него не достало сил подняться на ту нравственную высоту, которой достиг его предшественник д-р Йосеф Парнас”.

Элияху Йонес. Евреи Львова в годы Второй мировой войны и Катастрофы европейского еврейства 1939 – 1944, Иерусалим 1999, стр. 118

В день начала акции, 19 марта 1942 года, работники юденрата и еврейские полицейские стали задерживать в гетто бедных евреев, а также тех, у кого не было разрешений на работу, и передавать их немцам. В конце марта, поскольку заявленное количество все еще не было достигнуто, немцы взяли управление акцией в свои руки. Ульрих стал командиром акции, а выполняли ее украинцы. Они завершили акцию 1 апреля 1942 года, а ночь праздника Песах, когда евреев хватали в домах в час пасхального седера. Во время этой акции было отправлено в лагерь смерти Белжец около 15.000 евреев, большинство из которых были дети, женщины и старики.

20 мая 1942 года все еврейские ветеринары Львова были схвачены, отправлены в Яновский лагерь и там убиты.

После акции марта-апреля 1942 года во Львове была устроена перепись еврейского населения. Необходимым работникам были выданы нарукавные повязки с буквой “А”. После этой акции многие евреи Львова пытались спастись при помощи поддельных документов. Всякий, кто доставал подобные документы, стремился покинуть город. Другие, у которых не было возможности бежать, начали готовить тайники (малины), чтобы прятаться.

Улица Львовского гетто, 1942 год.

После акции “асоциальных элементов ” (март 1942 года) немцы решили сосредоточить всех евреев Львова в одном месте, а также уменьшить границы еврейского квартала. 22 апреля 1942 года во внутреннем докладе было отмечено, что 10.000 “арийцев” все еще живут в районе, где должно быть создано гетто, в то время как 15.000 евреев живут вне этого района. В этот же период продолжались акции уничтожения, в которых погибло много евреев.

24-25 июня 1942 года отряд СС под командованием начальника гестапо в городе Эриха Энгельса устроил облаву в гетто. В течение нескольких часов было схвачено и отправлено в Яновский лагерь 2000 евреев. Там была устроена селекция, и только 130 из них были отправлены на работы. Остальные были уничтожены под песчаной горой возле лагеря.

Между 10 и 23 августа 1942 года немцы организовали во Львове “большую акцию”, в ходе которой было депортировано, в основном, в Белжец, и уничтожено большинство остававшихся в городе евреев. 24 августа 1942 года городская управа издала приказ о строительстве забора высотой в 2.5 метра для огораживания евреев, оставшихся в еврейском районе. Евреям было приказано за собственный счет и собственными силами построить этот забор. Работы были закончены в начале сентября 1942 года. Территория еврейского района, который теперь официально превратился в гетто, была сокращена в несколько раз, по сравнению с начальной территорией. С этого момента всякому еврею, который будет пойман вне забора, грозила смерть.

После уменьшения территории гетто в нем образовалась большая плотность населения. Евреи были вынуждены жить на чердаках, в подвалах, в кладовых и в палатках. Многие спали на многоэтажных кроватях, причем каждую кровать использовали в 2-3 смены. Переселение не евреев за территорию гетто продолжалось неделями, что привело к столкновениям с ними. Медицинские службы, ранее созданные евреями Львова, почти полностью перестали существовать после “большой акции”.

Еще до окончательной изоляции гетто, в начале сентября 1942 года, были публично повешены руководитель юденрата Ландсберг, несколько членов юденрата и 11 полицейских. Этим актом заправлял командир львовского гестапо Эрих Энгельс. Вместо Лансберга немцы назначили главой юденрата Эдуарда Эберзона и изменили структуру этого органа таким образом, чтобы тот больше сотрудничал с ними. Смена руководства ослабила репутацию юденрата в глазах еврейского населения.

18 ноября 1942 года немцы завершили дополнительную перепись в гетто и 12.000 евреев были отмечены буквенными кодами, каждый из которых выражал степень важности работника для немецкой военной машины. После акции, состоявшейся в тот же день, значимые работники были сосредоточены в части гетто, которая теперь более походила на рабочий лагерь. Остальные жители гетто были сосредоточены отдельно, причем им перестали поставлять еду, которая и до того раздавалась в минимальных количествах.

Депортации в лагеря смерти и уничтожения

Как говорилось ранее, “Большая акция” в лагере началась 10 августа 1942 года и продолжалась до 23 числа. Этой акцией командовали Фридрих Кацман, начальник СС дистрикта Галиция, и его заместитель Энгельс. Тысячи евреев задерживались ежедневно и отправлялись в Яновский лагерь. Там эсэсовцы под командованием Эрнста Инкварта проводили селекцию, и большинство прибывших отправляли в лагерь уничтожения Белжец. Многие евреи пытались спрятаться на территории гетто, однако большинство “малин” было раскрыто немцами. По различным оценкам, в этой акции были депортированы либо убиты 40.000-50.000 евреев. После этого во Львове официально осталось 50.000 евреев, однако на самом деле их было около 65.000. Большинство больных и сирот погибли в этой акции. Историк Яаков Шаль также погиб в ней.

18 ноября 1942 года, после того, как в гетто закончилась перепись населения, было отправлено в Белжец еще около 5000 евреев. Неизвестное количество евреев были также расстреляны во время этой акции, длившейся три дня, под командованием офицера полиции Карла Вобке.

Во время акции 5 декабря 1942 года, по приказу Энгельса, немецкая полиция подожгла дома и целые улицы гетто, чтобы выкурить находившихся там евреев. Пойманные были депортированы и уничтожены. В другой акции, направленной против евреев-рабочих, мужчины были отправлены в Яновский лагерь, а женщины – расстреляны.

В еще одной акции, с 5 по 7 января 1943 года, было уничтожено от 15.000 до 20.000 евреев – большинство под песочной горой в Яновском лагере, некоторые были депортированы в лагерь смерти Собибор.

Сопротивление

Коммунистические подпольные организации действовали во Львове с момента начала немецкой оккупации. В этих организациях состояли и некоторые евреи. После неудачной попытки организовать сопротивление во время “большой акции” в августе 1942 года были арестованы и расстреляны многие члены подполья. Среди них было около сорока евреев.

После “большой акции” начали появляться еврейские подпольные организации, некоторые из которых были коммунистическими. Их целью было бегство из гетто в соседние леса, для организации сопротивления немцам. Некоторым маленьким молодежным группам удалось бежать, однако большинство беглецов были пойманы и убиты, либо отправлены обратно в гетто.

В самом гетто предпринимались попытки достать оружие и создать боевые группы. Были также распространены несколько номеров подпольной газеты. Подпольная группа, которая действовала внутри “еврейской службы порядка” не смогла согласовать свои действия с другими подпольными группами гетто.

После того, как в результате январской акции 1943 года территория гетто была опять сокращена, его переименовали в “юлаг” (Judenlager – еврейский лагерь), а управление было полностью передано СС. 30 января 1943 года члены юденрата получили приказ прибыть с семьями на площадь гетто. Только шестеро из них выполнили приказ, остальные были пойманы и почти все казнены, включая руководителя юденрата Эберзона. Так был уничтожен юденрат, а у евреев, оставшихся в юлаге, не было более никакого представительного органа. По приказу Кацмана, все полномочия по управлению юлагом былы переданы офицеру СС Мансфельду. Последним, что осталось от еврейского самоуправления, была еврейская служба порядка, которая на этом этапе, в основном, следила за чистотой, занималась переписью евреев и сопровождала евреев на работу. 13 февраля 1943 года среди еврейских полицейских была устроена селекция. Около 200 из них было разрешено остаться в лагере, остальные были расстреляны вместе с семьями в районе песочной горы.

Ежедневно под звуки еврейского оркестра, по приказу Мансфельда, на работу отправлялось около 20.000 евреев. Часто происходили казни женщин, но существовал строгий запрет на присутствие при казнях детей. В феврале 1943 года Мансфельда сместили с должности по подозрению в коррупции. Сменивший его на посту командира лагеря Йозеф Гжимек получил приказ уничтожить “нелегальных” евреев, до сих пор находившихся в юлаге. Новый комендант создал строгую систему дисциплины и казнил сотни евреев. В начале марты были уничтожены 1600 взрослых с детьми, так как были определены как нетрудоспособные. 17 марта возле песочной горы было убито еще 1000 евреев во время “акции возмездия” за убийство евреем Тедеком Даротковским офицера СС. В конце марта 1943 года еще 600 евреев были отправлены в Освенцим-Биркенау.

После этого последовало еще две относительно малые акции. В одной из них было уничтожено около 40 детей еврейских полицейских, в другой была уничтожена больница в юлаге. Убийства евреев в юлаге, как и депортации в Яновский лагерь, продолжились в мае 1943 года. Часто ворота юлага были закрыты целыми днями. Евреев не выводили на работу, а тех, кого вывели на работу ранее, отправляли в Яновский лагерь. Для того чтобы освободить место депортированным из юлага, 23 мая 1943 года в Яновском лагере возле песчаной горы было убито 2000 заключенных.

Зная, что окончательное уничтожение юлага может произойти в каждую минуту, заключенные искали средства защиты, в основном, готовя “малины”. В дни, предшествовавшие акции, усилились попытки бегства из лагеря, а подполье готовилось воевать с немцами.

Акция окончательного уничтожения началась 2 июня 1943 года. Еврейское подполье оказало сопротивление немецким и украинским частям, вошедшим в юлаг. Во время боя, который длился два с половиной часа, погибло восемь гестаповцев. Немцы отступили и изменили тактику: вместо того, чтобы извлекать евреев из гетто, они решили взрывать и поджигать дома вместе с людьми. Акция продолжалась до 23 июня. По расчетам немцев в лагере должно было быть 12.000 жителей, и они были удивлены, найдя в нем около 20.000 человек. Многие погибли или покончили с собой в разрушенных домах. Около 7000 евреев были отправлены в Яновский лагерь, и после селекции большинство из них было убито.

Несколько недель после ликвидации гетто немцы продолжали искать в нем прятавшихся евреев. Яновский лагерь, последнее место, где еще находились евреи Львова, был уничтожен в 1943 году. Весной 1944 года в районе Львова были арестованы и сосредоточены в лагере последние маленькие группы “необходимых ” еврейских рабочих. Однако во время наступления Красной Армии в июне 1944 года большинство этих рабочих были убиты в Яновском лагере, и лишь некоторые – отправлены в другие лагеря.

Красная Армия вошла во Львов 27 июля 1944 года.

www.yadvashem.org

Популярное:

  • Разрешение на прививку от родителей бланк лечение простудных заболеваний Респираторные заболевания Простуда ОРВИ и ОРЗ Грипп Кашель Пневмония Бронхит ЛОР заболевания Насморк Гайморит Тонзиллит Боль в горле Отит Согласие на прививку от гриппа […]
  • При постановлении решения по заявлению центральной избирательной комиссии Постановление Правительства РФ от 27 января 2009 г. N 63 "О предоставлении федеральным государственным гражданским служащим единовременной субсидии на приобретение жилого помещения" (с изменениями и дополнениями) Постановление […]
  • Возврат налога при покупке автомобиля в кредит Налоговый вычет при покупке автомобиля в кредит Разговоры о том, что государство возвращает часть подоходного налога за приобретение какого-либо имущества, заставили многих граждан задуматься о выплате компенсации за приобретение […]
  • Нотариусы университетская Нотариальные конторы [на карте] Нотариус Ларева Надежда Егоровна. Ведет наследственные дела по всем буквам фамилий в Чебоксарах. Адрес: г. Чебоксары, пр. Ленина, 34 [фото ] Телефон: 550472, 554116 Сайт: нотариус21.рф E-mail: […]
  • Нотариус плюсы и минусы профессии Прием на работу иностранного гражданина: перечень документов и порядок действий Прием иностранных граждан на работу российскими нанимателями является законным, если иностранцы находятся на территории РФ легально. Процесс оформления, […]
  • Нота жалоба "Нота-Банк" доказал Верховному суду законность своих сделок с поручителем Приняв во внимание чистые активы и неисполненные обязательства поручителя, 10-й ААС признал ничтожными поручительства Коммерческого центра торгово-промышленной […]
  • Наказание за статью 20 Статья 20 Конституции РФ 1. Каждый имеет право на жизнь. 2. Смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении […]
  • Пожарная безопасность приказ 645 Изучаем Приказ № 645 МЧС России В чем заключается противопожарное обучение Обеспечить безопасность на предприятии — обязанность каждого ответственного руководителя. Пункт 2 приложения к Приказу МЧС от 12.12.2007 № 645 устанавливает, что […]