Кто победил в споре пушкин или жуковский

А.С.Пушкин и В.А.Жуковский

История дружбы

по материалам рассказа Н. Эйдельмана.
Рисунок Е. Флеровой, журнал «СМЕНА» 1980-ые г.

Пушкин и Жуковский — ближайшие друзья, на «ты»: истина столь привычная, что мы уже не замечаем в этих отношениях ничего необыкновенного. Меж тем судьба очень старалась их развести. Детство и ранняя юность двух поэтов не имеют почти ничего сходного:

Пушкин, 1799 года рождения, — отпрыск хотя и небогатого, но знатного московского рода;
Жуковский же, родившийся в 1783-м, на 16 лет раньше, собственно говоря, даже и не Жуковский: тульский помещик Афанасий Бунин попросил местного солдатика привести «хорошенькую басурманочку». Тот выполнил просьбу бывшего барина: доставил в бунинский гарем юную турчанку Сальху, которая 29 января 1783 года родила сына Василия.
Можно сказать, что тогда мальчик приобретет нескольких известных родственников — знаменитую в свое время поэтессу Анну Бунину, а также Ивана Алексеевича Бунина (законного сына еще одного из представителей той же фамилии).

Однако Буниным Жуковский не станет. По воле отца его под любой фамилией легко могли бы зачислить в крестьяне или мещане; тогда путь к высокому образованию, литературе был бы очень затруднен, практически закрыт, и, наверное, стало бы в России поэтом меньше.
Бунин пригласил бедного дворянина Андрея Жуковского, который пользовался щедротами богатого соседа, и тот записал новорожденного своим сыном. «Василий Афанасьевич Бунин» сделался дворянином Василием Андреевичем Жуковским. От малограмотной, безответной матери никогда не отказывался, любил, помогал.

В тот год, когда родился Пушкин, Жуковский благодаря хлопотам отца находится в одном из лучших дворянских заведений, Благородном пансионе при Московском университете, и вскоре заводит знакомство с Карамзиным, братьями Тургеневыми, братьями Сергеем Львовичем и Василием Львовичем Пушкиными.
С маленьким же, курчавым Александром Сергеевичем пока что обыкновенное знакомство 20-летнего начинающего поэта с 4-летним «не подозревающим».

33-летний Жуковский появляется в Царском Селе и заново знакомится с 17-летним Пушкиным.
Много ли общих тем? Вряд ли. Но одна из них, вероятно, причудливые «турецкие корни»: прадед Пушкина тоже ведь доставлен из Турции, и, парадокса ради, напомним, что тут замешана еще одна литературная семья: Ганнибала переправлял в Россию прапрадед Льва Толстого, посол Петра I в Стамбуле Петр Андреевич Толстой.

Жуковский вдвое старше, формально мог бы даже быть отцом Пушкина; он знаменитый поэт, автор обошедшего всю страну «Певца во стане русских воинов»; тогда и позже стихи, переводы Жуковского столь известны читающей публике, как будто всегда существовали.

Кольцо души-девицы
Я в море уронил.

Кто скачет,
кто мчится под хладною мглой?
Ездок запоздалый,
с ним сын молодой.

0 милых спутниках, которые наш свет
Своим сопутствием для нас животворили,
Не говори с тоской: их нет,
Но с благодарностью: были.

Мы сегодня слишком — увы! — привыкли к распространенному типу важного, маститого поэта, чтобы не удивиться дружбе более чем знаменитого Жуковского с молодым человеком, поэтическая слава которого еще не утвердилась даже в стенах лицея. Жуковский к тому же успел пройти нелегкий путь унижений, страданий: любовь к родственнице, Маше Протасовой, отказ ее родителей из-за «сомнительного происхождения» Василия Андреевича.
Думал он жаловаться на высочайшее имя, но затем не захотел, решил. что такими средствами счастье не создается.

С этих пор грустные восточные глаза Жуковского — еще печальнее; беспечная же юность Пушкина пока не омрачена «грозным временем и грозными судьбами».

И тем не менее буквально с первых встреч старший и младший подружились: отношения близкие, веселые, творческие и, главное, совершенно равные.
Вскоре с единомышленниками они уже заседают в знаменитом литературном обществе «Арзамас», где не было проблемы отцов и детей, где все были дети и 17-летний Пушкин, и вдвое старшие Жуковский, Батюшков, Денис Давыдов, и даже 50-летний гость Карамзин: шуточки на равных, обмен стихами, никто никого не поучает.

Сильно подозреваем, хотя и не настаиваем, что всем известная надпись на портрете Жуковского, подаренном автору «Руслана и Людмилы»,— «Победителю-ученику от побежденного учителя в тот высокоторжественный день, в который он окончил свою поэму. » — не совсем серьезная, сдобренная арзамасским юмором: здесь ведь не было обычая делиться на учителей и учеников, подобная «табель о рангах» скорее пристала литературным противникам «Арзамаса», чинной, по-старинному чопорной «Беседе любителей русского слова».

Пушкин в некотором отношении ученик Жуковского — и тем больше доводов, что говорить о том надо смеясь.

Так или иначе, живые, творческие отношения двух поэтов сохраняются навсегда, хотя подвергаются постоянным, непростым испытаниям. Пушкину приходится регулярно выслушивать житейские нравоучения и наставления Жуковского (пусть в шутливой, арзамасской форме); Жуковскому же нужно считаться с самим фактом существования пушкинской поэзии. Мысль, что старший именно с этой поры все больше уходит в переводы, как бы «не смея» сочинять при Пушкине, высказывалась неоднократно, — и в этом, конечно, есть доля истины. Пушкин часто читал стихи Жуковского наизусть и если вдруг ошибался в слове, то Жуковский это слово тотчас заменял.

Серьезное испытание для мэтра-естественное для настоящего мастера!

Карамзин пристраивает Жуковского ко двору — сначала для обучения русскому языку Александры Федоровны, жены Николая I, а затем для воспитания наследника, будущего Александра II.

По этому поводу многие знакомые, особенно декабристы, высказывали неудовольствие, намекали, что «бедный певец» изменяет самому себе, продается верховной власти. Однако ближайшие друзья, Пушкин, Вяземский, отнюдь не разделявшие умеренных политических взглядов Жуковскогo, горячо его защищали, доказывали, что Василий Андреевич — «представитель грамотности возле трона безграмотного». В конце концов даже революционеры соглашались, что другому бы человеку придворная служба — гибель, но Жуковскому «с такими глазами»— все можно, везде будет хорош.

За свою жизнь Василий Андреевич сумел помочь Гоголю, Лермонтову, Баратынскому, Шевченко, Герцену, Киреевскому, многим декабристам.
Если говорить коротко, то сумел — словом, советом, рекомендацией, деньгами — помочь,пожалуй, всей литературе, культуре.

Я слышал, как один современный лектор жалел поэта, часто отвлекавшегося от творчества ради «общественной работы». Осмелимся утверждать, что Жуковский вообще бы не смог сочинять, если бы так постоянно не «мешал сам себе».
Наверное, каждой культуре, каждому молодому поколению нужны вот такие добрые «дядьки», естественные, а не нудно-искусственные наставники.
В русской словесности, впрочем, мы постоянно видим такую преемственность: Державин немало помог Карамзину (который был на двадцать три года моложе), Карамзин поддержал младшего семнадцатью годами Жуковского.

Есть легенда, будто один известный поэт (называют Брюсова, но не его одного) ссудил деньгами начинающего; когда молодой «вышел в люди», он захотел вернуть долг, но старший завещал — отдать тому новичку, кому очень понадобится. И так, говорят, ходит по России «брюсовская»(или, может быть, «жуковская»?) тысяча — от старших к младшим.

Легенды легендами, а добрый дядька, «отче Василий Андреевич», помогал и помогал. Всем. И Пушкину, наверное, более всего, потому что тот сильнее всего в помощи нуждался. Младший неоднократно обращается к старшему в стихах, а однажды напишет лучший «портрет» Жуковского:

Его стихов пленительная сладость
Пройдет веков завистливую даль;
И внемля им, вздохнет о славе младость,
Утешится безмолвная печаль
И резвая задумается радость.

Завистливая даль веков: кто научил так писать 19-летнего шалуна? И как же беззащитен такой гений.

начало часть2 часть3 часть4 часть5


Copyright © 2006 nearyou.ru

www.nearyou.ru

Открытый урок «Кто лучше напишет сказку, подобную народной?»

Разделы: Литература

Цель: Провести сравнительный анализ литературных сказок А.С. Пушкина и В.А. Жуковского.

Задачи: Выявить сходные и различные черты литературных сказок. Уяснить, кто из двух авторов лучше написал сказку, подобную народной.

Оборудование: Портреты писателей, изображения волшебных предметов, раздаточный материал (отрывки из произведений).

1. Сообщение темы и целей урока.

Ребята, мы с вами прочитали сказки Василия Андреевича Жуковского “Спящая царевна” и “Сказка о мертвой царевне и семи богатырях” Александра Сергеевича Пушкина.

– Какая жизненная история послужила “толчком” для создания этих сказок? (Спор авторов.)

Сегодня, сравнив обе сказки, мы постараемся понять, кто из двух авторов, лучше справился с обработкой народной сказки.

– Как называется сказка, у которой есть автор? (Авторская сказка.)

– Если бы эти сказки бы русскими народными, к какому виду сказок мы бы их отнесли? (Волшебные.)

Для удобства нашей работы мы разделимся на две команды.

Сравнивая, мы будем отталкиваться от особенностей русских народных сказок:

1) Композиция (построение произведения):

Какие части русской народной сказки мы встречаем в этих произведениях? (Зачин, кульминация, концовка.)

Что такое зачин? Кульминация? Концовка?

2) Художественные средства выразительности:

Какие еще отличительные черты русских народных сказок нам здесь встретились? (Проверка домашнего задания.)

Каждый пункт поясняется, дается определение.

– Книжные выражения / народная речь:

Чтобы сказка была подобна народной, в ней должна звучать народная речь. Давайте посмотрим справились ли с этим наши авторы.

Зданье – чудо старины.

Молод цвет ее ланит.

Птица там не пролетит,

Близко зверь не пробежит. .

Начал жить да поживать.

Восхищенья не снесла.

Глядючи, белешенька земля,

Что-де в гости к ним зашла.

– Какие волшебные силы действуют в сказке?

– Игра “ Распредели предметы по сказкам и найди лишние”

На доске перемешаны листы, на которых изображены волшебные предметы из разных сказок. Учащиеся сопоставляют предметы и сказки и находят лишние.

– Магические цифры (3, 7, 9):

(Цитирование, либо инсценировка заранее подготовленными учениками.)

Такое уважительное отношение к природе, вера в ее могущество характерна для русского народа, что прочувствовал А.С. Пушкин и отразил в своем произведении.

После каждого пункта идет подсчет баллов, чтобы в конце прийти к выводу, кто победил в споре.

– Сравнение описания внешности героинь.

Мы сопоставим, какие слова находят поэты, чтобы описать персонажей. Например, царевну. Найдите эти строки в тексте.

Дни проходят; дочь растет;
Расцвела, как майский цвет;
Вот уж ей пятнадцать лет.

Какое из описаний дает нам больше информации, более образное, яркое?

2. Исходя из этих особенностей, определите перу, какого автора принадлежат эти отрывки?

(Тексты представлены на листах, которые лежат на партах учащихся.)

Правду молвить, молодица
Уж и впрямь была царица:
Высока, стройна, бела,
И умом и всем взяла;
Но зато горда, ломлива,
Своенравна и ревнива.
(Пушкин А.С.)

Королевич зарыдал
И пошел к пустому месту,
На прекрасную невесту
Посмотреть еще хоть раз.
Вот идет; и поднялась
Перед ним гора крутая;
Вкруг нее страна пустая;
Под горою темный вход.
(Пушкин А.С.)

3. Игра “Вставь пропущенный эпитет”

Видит девица, что тут
Люди ______ живут.

Коль старушка, будь нам мать,
Так и станем величать.
Коли ______ девица,
Будь нам милая сестрица.

В руки яблочко взяла,
К ______ губкам поднесла.

В тот же день царица злая,
_______ вести ожидая.

Даже облака небес
На _______ , темный лес
Не навеет ветерок.

Губки _____ горят;
Руки _____ лежат…

4. Подведение итогов.

– Кто же на самом деле, по вашему мнению, написал сказку подобную народной? Дайте письменный ответ.

– Что вам понравилось сегодня на уроке?

5. Домашнее задание

Задание “Будьте внимательны к слову”, страница 102 (письменно).

xn--i1abbnckbmcl9fb.xn--p1ai

Сравнительный анализ сказок В. А. Жуковского «Спящая царевна» и А. С. Пушкина «Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях»

Библиографическое описание: Живичкин М. В., Абаджян А. А., Горбачёв Д. С., Александров И. Н., Сергиенко Л. А. Сравнительный анализ сказок В. А. Жуковского «Спящая царевна» и А. С. Пушкина «Сказка о мёртвой царевне и о семи богатырях» // Юный ученый. — 2015. — №1. — С. 128-133. URL: http://yun.moluch.ru/archive/1/69/ (дата обращения: 24.07.2018).

Общая характеристика работы

Актуальность темы исследования определяется в первую очередь важностью анализа на школьном уровне произведений А. С. Пушкина «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях», В. А. Жуковского «Спящая царевна»

Объектом исследования послужили тексты художественных произведений А. С. Пушкина «Сказка о мертвой царевне и о семи богатырях», В. А. Жуковского «Спящая царевна».

Целью работы является сопоставительный анализ выбранных произведений на лексико-семантическом уровне, выявление народной основы сказок, смысла противопоставления злого и доброго начала в сказках, роли художественно-изобразительных средств в сказках, знакомство обучающихся с историей бытования сюжета о «спящей красавице»; творческое осмысление прочитанного (умение извлекать и усваивать фактическую информацию, имеющуюся в тексте; формулировать выводы; навыки анализа языковых средств, элементов текста), умение использовать Интернет-ресурсы при написании вступительной статьи с целью выявления истоков сюжета.

Задачи: выявить особенности образов царевны, царицы, царя, доброго и злого начала, речи героев, введение новых образов-символов.

Методы исследования определяются целями и особенностями материала исследования. Нами использовались культурно-исторический и структурный методы.

Практическая ценность работы. Выводы и наблюдения, сделанные в ходе исследования, могут быть использованы для дальнейшего анализа текстов художественных произведений в школьном преподавании «Литературы».

Апробация работы проводилась на уроках литературы в 5-х и 6-х классах в ГБОУ «Школа № 2101 «Филёвский образовательный центр». Учащимся предлагалось создать свою сказку: повторить готовый сюжет сказки; ввести нового волшебного помощника; переместить действие сказки и сказочных героев в другое время и пространство.

Структура работы. Исследовательская работа состоит из введения, основной части, заключения.

Основное содержание работы

Истоки сюжета «Спящей красавицы» теряются в глубинах Средневековья. История про «спящую красавицу» была опубликована (до пересказа Шарля Перро) в Неаполе в 1636 г. Пьер Перро (отец Ш.Перро) приехал в Париж из Турина. Когда его сын Шарль научился читать, он приобрел для него популярный по всей Италии сборник сицилийских сказок «Сказки сказок» Джамбаттиста Базиле, который был опубликован в 1634–1636 году. Версия же сказки Ш.Перро была опубликована в сборнике сказок «Пентамерон». В варианте «Спящей красавицы» героиню у Базиле зовут Талия. (Сюжет сказки: у Лорда рождается дочь Талия — Лорд запрещает приносить растения, похожие на лён — полученная заноза погружает Талию в сон — проезжавший король целует Талию — рожденные дети Талии вытаскивают занозу с материнским молоком — Талия просыпается — называет детей Солнцем и Луной — королева узнает об измене короля и приглашает Солнце и Луну к себе, отдав приказ повару приготовить детей на ужин — повар обманывает и готовит вместо детей двух ягнят — королева едет к Талии и пытается её сжечь — вовремя появляется Король, спасает Талию и женится на ней — Король счастливо живет с Талией, Солнцем и Луной). Большинство пересказов сказки обрывается на моменте пробуждения и свадьбе, в то время как в оригинале влюбленной паре предстоит еще нелегкое испытание: борьба с Королевой-людоедкой. Также считается, что основой для сказок Перро послужили бретонские сказания, которые Перро слегка облагородил. Перро и Фонтенель возглавляли в тогдашней французской литературе партию «новых» писателей, которые утверждали, что надо читать новую литературу, а не искать образцов в древности.

Также не стоит забывать, что одни и те же фольклорные сюжеты были «канонизированы» не только Шарлем Перро («Спящая красавица в лесу»), но и не менее знаменитыми немецкими филологами — братьями Гримм («Шиповничек»). Шарль Перро известен своим сборником сказок «Сказки матушки гусыни» («Les Contes de madre l’Oye»), который в первых своих изданиях назывался «Истории и сказки былых времен с поучениями» («Histoires ou contes du temps passe avec des moralites»), впервые опубликованном в 1697 году. В него тоже вошла сказка о Спящей Красавице — «Спящая красавица в лесу». Ещё через сотню лет эта же сказка появилась в варианте братьев Гримм.

«Детские и семейные сказки» («Kinder- und Hausmarchen»), или как они известны сейчас «Сказки братьев Гримм» («Grimms Marchen»), были изданы в 1812 году. Большинство сказок, входящих в сборник, были записаны со слов сказителей Гессена. В оригинальной сказке Братьев Гримм сюжет наиболее близок к современному сюжету сказки.

Возможно, при написании сказок авторы могли воспользоваться интересной историей из мифа о Деве Солнца. Богиня Весны (Дева Солнца) обессилена ведьмою Зимою и утрачивает на время свою блистательную красоту. В положенный срок и благодаря своему Избавителю, который должен пройти испытания, Царевна-красавица оживает. Избавитель при этом должен либо держать ее за руку и хранить глубокое молчание, либо поцеловать красавицу и тем самым победить злое колдовство. Известно также, что в давние времена запрещалось по пятницам делать домашнюю работу, в которой используются иглы, веретена. Есть поверье, что уколы по пятницам вызывают сон, переходящий в смерть.

Сказки в русском народном духе А. С. Пушкин писал на протяжении всей своей жизни с 1914 по 1834 г. Автора интересовали народные обряды, песни. Известно, что в 1831 году в Царском Селе В. А. Жуковский и его ученик А. С. Пушкин устроили состязание в написании «лучшей народной сказки». Жуковский использовал сюжеты немецкой народной сказки «Шиповничек», которую нашел у братьев Гримм, и французской «Спящая красавица», обработанной Шарлем Перро. Со слов же Арины Родионовны А. С. Пушкин в 1833 году приступает к созданию «Сказки о мёртвой царевне и о семи богатырях». На написание сказки его подтолкнула и легенда об Амуре и Психее.

А вот что рассказывает о своей работе над балетом «Спящая красавица» (1889 г.) великий композитор П. И. Чайковский: «Сюжет так поэтичен, так благодарен для музыки, что я сочинением его был очень увлечен и писал с такой теплотой и охотой, которые всегда обусловливают достоинство произведения». До Чайковского к тому же самому сюжету обращался французский композитор Фердинан Герольд, сочинив балет с таким же названием (буквально: Красавица спящего леса — La Belle au bois dormant) по либретто Эжена Скриба. Этот балет впервые прошёл на сцене Парижской Оперы 27 августа 1829 в постановке балетмейстера Ж.-П.Омера с участием Марии Тальони, Лиз Нобле и др. И вот через 50 лет, в 1889 году, уже в России, опять появился интерес к созданию балета на этот уже ставший классическим сказочный сюжет.

Попробуем провести сопоставительный анализ сказок А. С. Пушкина и В. А. Жуковского, а также сопоставить сюжет первоисточников — сказок Ш.Перро и братьев Гримм.

Шарль Перро «Красавица в спящем лесу» (фр. Charles Perrault, 12 января 1628, Париж — 16 мая 1703, Париж) — французский поэт и критик эпохи классицизма, член Французской академии с 1671 года.

Братья Гримм «Шиповничек» (нем. Brüder Grimm или Die Gebrüder Grimm; Якоб, 4 января 1785–20 сентября 1863 и Вильгельм, 24 февраля 1786–16 декабря 1859) — немецкие лингвисты и исследователи немецкой народной культуры»

yun.moluch.ru

Школьный ассистент — готовые сочинения по русскому языку и литературе

Отношения Жуковского и Пушкина завязывались в такую пору культурной жизни русского общества, когда не только дружба и сотрудничество, но и соперничество и даже литературная вражда имели особые формы для своего выражения. Достаточно напомнить такие классические ее образцы, как борьба с Каченовским, передаваемая литературной молодежью из поколения в поколение, или же вражда с графом Хвостовым, которой отдали щедрую дань и карамзинисты, и арзамасцы, и лицейские поэты. Формой творческого общения поэтов разных поколений, но близкой или родственной идейно-эстетической ориентации было в эту пору поэтическое наставничество. Еще в 1797 г. юный Жуковский обратился за поэтическим благословением к Державину, ответившему ему и его пансионскому товарищу С. Родзянке следующими стихами:

  • Не мне, друзья! идите вслед;
  • Ищите лучшего примеру,
  • Пиндару русскому, Гомеру
  • Последуйте, — вот мой совет.
  • Однако на склоне лет Державин именно Жуковскому завещал свою «лиру»:
  • Тебе в наследие, Жуковский,
  • Я ветху лиру отдаю;
  • А я над бездной гроба скользкой
  • Уж преклоня чело стою.

Пушкин родился и вырос в семье, близкой литературной среди раннего Жуковского. Постоянно бывая в Москве в 1800-е годы, Жуковский, по указанию биографов, неоднократно посещал дом Пушкиных, введенный туда В. Л. Пушкиным и его друзьями, Дмитриевым и П. М. Карамзиным. Возникает вопрос: когда познакомился с Пушкиным-поэтом его будущий поэтический наставник? И на этот счет нет прямых документальных доказательств. Очевидно, что вызвавшее первый, известный нам отклик Жуковского стихотворение «Воспоминания в Царском Селе» не было единственным произведением юного Пушкина, привлекшим внимание его знаменитого «собрата но Аполлону». Находясь в Москве проездом в Дерпт в январе 1815 г., он, видимо, имел возможность прочитать и другие стихи Пушкина, однако об этом не сохранилось никаких документальных свидетельств. И. В. Киреевский указывает, что Жуковский «с восхищением» читал московским друзьям полученное В. Л. Пушкиным из Петербурга произведение его юного племянника.

Таким образом, можно сказать, что прежде, чем произошла весьма знаменательная историческая встреча Пушкина-лицеиста и Жуковского, познакомились и подружились их музы, и личное (сознательное) знакомство лишь закрепило этот союз. Вот что пишет Жуковский Вяземскому 19 сентября 1815 г. о юном Пушкине: «Я был у него на минуту в Царском Селе. Милое, живое творенье! Он мне обрадовался и крепко прижал руку мою к сердцу. Это надежда нашей словесности. Боюсь только, чтобы он, вообразив себя зрелым, не мешал себе созреть! Нам всем надобно соединиться, чтобы помочь вырасти этому будущему гиганту, который всех нас перерастет!». Здесь весомо и значительно каждое слово: «надежда нашей словесности», «будущий гигант» нашей поэзии.

Несомненно, и то, что создаваемая во второй половине сентября — начале октября 1815 г. элегия Жуковского «Славянка» писалась с мыслью об авторе «Воспоминаний в Царском Селе». Не исключено, что самый замысел воспеть другой, но не менее знаменитый Павловский парк возник у Жуковского под впечатлением от личной встречи с юным «чародеем».

Наставничество как особая форма взаимоотношений Жуковского и Пушкина прошло несколько стадий, прежде чем Жуковский осознал эту свою роль исчерпанной до конца. Естественно, что в лицейские и ранние петербургские годы эта роль была наиболее значительной. Обращение к поэзии Жуковского, освоение заключенного в ней художественного богатства стало важным и необходимым этапом творческого становления Пушкина, так как именно эта поэзия в наибольшей степени отвечала общим тенденциям литературного развития эпохи и давала высокие образцы подлинно современного, высокопрофессионального искусства. Период 1812-1820 гг. отличается исключительным богатством творческих связей Пушкина с поэзией его наставника: 18 здесь написанные в манере учителя баллады и элегии, лирические вариации на темы из Жуковского («Певец») и надписи к его портрету, высокие послания и множество юмористических стихов самых причудливых жанровых форм (эпиграмм, пародий, шуточных экспромтов и т. п.). В последних образ поэтического наставника (разрабатываемый в высоком поэтическом регистре) получает целый комплекс юмористических и даже комических черт.

В процессе такого творческого состязания и были созданы Старинная повесть Жуковского «Двенадцать спящих дев» и пушкинская поэма «Руслан и Людмила», ставшая итогом многолетних жанровых поисков поэтов в области поэтического эпоса. И Жуковский (не только в «Двенадцати спящих девах», но и в процессе работы над поэмой «Владимир»), и Пушкин стремились к созданию большой эпической формы на материале национальной истории, иными словами, к выполнению той задачи, которая стояла перед всей русской поэзией 1810-х годов.

Для Пушкина этот год также стал временем прощания с юношеским «южным» романтизмом, и это прощание составляет главную тему «Разговора книгопродавца с поэтом» (предпосланного в качестве своеобразного предисловия к первой главе «Евгения Онегина»). Жуковский передаст свои впечатления от чтения, этих произведений кратко: «Несравненно!». «Евгений Онегин», «Цыганы», «Борис Годунов» связаны с утверждением принципов реализма и поворотом всей русской литературы к реалистическому направлению. И глубоко символично, что первый романтический поэт России уступит место Пушкину, «поэту действительности» (И. Киреевский). Далее они идут рядом, не всегда соглашаясь друг с другом, подчас даже резко споря, но никогда не конфликтуя, находя в конечном счете взаимопонимание. И середине апреля 1825 г. Жуковский напишет:

  • Боже мой, как бы я желал пожить вместе с тобою, чтобы
  • Сказать искренно, чти о тебе думаю и чего от тебя требую.
  • Я на это имею более многих права и мне ты должен верить.
  • Дорога, которая перед тобою открыта, ведет прямо к великому
  • В этом несомненно звучит голос одобрения, понимания правильности выбранного Пушкиным пути, но вместе с тем проскальзывает и интонация настороженности, желания остеречь от неосмотрительных действий, обратить мысли поэта только к предметам высоким, а главное, осудить как пылкие заблуждения юности вольнолюбивые стихи поэта. С этой точки зрения значительный интерес представляет возникшая в переписке полемика о пушкинском «Кинжале».

    «Дневник 1835 г.» наполнен подобными размышлениями, свидетельствующими о возрастающей близости Жуковского и Пушкина, и это становится почвой их личного и литературного общения в 1830-е годы. Именно тогда пришло к Жуковскому понимание высокой гражданской, истинно народной и общечеловеческой правды, которой служил Пушкин своим творчеством и всей своей жизнью. Последний спор с наставником Пушкин выиграл на поединке с Дантесом, защищая не только свою честь и личные права, но и то самое «нравственное достоинство» русского поэта, за которое в годы Михайловской ссылки Пушкина ратовал его поэтический наставник.

    Если данное школьное сочинение на тему: Личные и творческие отношения Жуковского и Пушкина, вам пригодилось, то я буду премного благодарна если вы разместите ссылку в блоге или социальной сети.

    schooltask.ru

    Конька-Горбунка написал Пушкин!

    Почему поэту пришлось пойти на мистификацию и почему современная пушкинистика не хочет с этой мистификацией разобраться

    О проблеме авторства сказки «Конек-Горбунок» говорится и пишется уже более 15 лет. За это время найдено большое количество доводов в пользу того, что автором сказки был Пушкин и что «Ершов» — псевдоним. Их количество перевалило за три.

    О проблеме авторства сказки «Конек-Горбунок» говорится и пишется уже более 15 лет. За это время найдено большое количество доводов в пользу того, что автором сказки был Пушкин и что «Ершов» — псевдоним. Их количество перевалило за три десятка, и тем, кто захочет познакомиться с ними, рекомендую полистать журнал «Литературная учеба» № 3 за этот год, где опубликован расширенный вариант моего предисловия к только что изданной пушкинской редакции сказки (Александр Пушкин. «Конек-Горбунок». М., НПЦ Праксис) с подробной аргументацией. На мой взгляд, количество аргументов достигло «критической массы» — что и стало одной из причин появления упомянутого издания. Дальнейший разговор необходимо переводить в другой «формат»: пора включать сказку в корпус пушкинских произведений. И вот тут-то и возникают совсем иные проблемы, о которых речь ниже.

    Но прежде напомню хотя бы некоторые аргументы, авторство Ершова заведомо отрицающие. Например, не мог 18-летний студент, стихов до того не писавший (в лучшем случае написавший несколько откровенно слабых стихотворений), сразу написать гениальную сказку. К тому же придется признать, что 18-летний Ершов был много гениальнее 18-летнего Пушкина, которому в таком возрасте такую сказку написать и не снилось. И куда делся талант? В остальных стихах Ершова нет ни одной талантливой строчки. Более того, поздние исправления (1856 года) текст ухудшают. Вот примеры перлов, привнесенных Ершовым в первоначальный текст: вместо «Как бы вора им поймать» стало «Как бы вора соглядать»; вместо «Крепко за уши берет» — «Уши в загреби берет»; вместо «Взяли хлеба из лукошка» — «Принесли с естным лукошко»; вместо «Если ж нужен буду я» — «Если ж вновь принужусь я» и т. д.

    Сказку Пушкин «удостоил тщательного пересмотра», но беловик с пушкинской правкой Ершов почему-то уничтожил. Во фразе Пушкина «Этот Ершов владеет русским стихом, точно своим крепостным мужиком» упрямо не хотят ни слышать вложенной в нее иронической интонации, ни видеть ее истинного смысла, хотя ею Пушкин сообщает нам, что Ершов не владеет и никогда не владел русским стихом: ведь у него не было и быть не могло никаких крепостных мужиков, поскольку в Сибири никогда не было крепостного права, и Пушкин это прекрасно знал.

    Ершов постоянно бедствовал от безденежья, хотя сказка издавалась трижды — в 1834, 1840 и 1843 годах. Наконец, Пушкин оставил нам свидетельство своего авторства — передал свой автограф А.Ф. Смирдину, в описи бумаг которого он числился под названием: «Заглавие и посвящение сказки «Конек-Горбунок»». По поводу этого «посвящения» П.В. Анненков записал: «Первые четыре стиха этой сказки, по свидетельству г-на Смирдина, принадлежат Пушкину» (курсив мой. — В. К.), и эти слова никак иначе трактовать невозможно; в противном случае пришлось бы допустить, что Пушкин оставил автограф с хотя бы одной не принадлежащей ему строкой. Вместе с тем не случайно не сохранилось ни одного экземпляра с дарственной надписью никому из тех, кто покровительствовал Ершову: Жуковскому, Никитенко, Сенковскому, Плетневу или Пушкину; да и в письмах ни Ершов никогда не писал «моя сказка» или «мой Горбунок», ни названные литераторы не упоминали сочетания «сказка Ершова». Более того, первое издание сказки 1834 года стояло у Пушкина на полке среди анонимных и псевдонимных изданий. И т.д., и т.п.

    Прозрачны и причины, по которым Пушкину понадобился псевдоним. Они — в самом тексте сказки, а мы, читая ее как сказку Ершова, в упор не видим того, что бросалось бы нам в глаза, знай мы, что она пушкинская. Под своим именем Пушкину ее невозможно было не только опубликовать, но даже и показать своему высочайшему цензору — царю. «Кит державный», «перегородивший» «море-Окиян» и наказанный за то, что уж десять лет как «без Божия веленья проглотил он средь морей Три десятка кораблей», в лице императора не проглядел бы и пушкинское «требование» освободить декабристов: «Если даст он им свободу, То сниму с него невзгоду». И мог ли не увидеть себя Бенкендорф (а сказку на цензуру царю пришлось бы передавать через него) в «хитром Спальнике»?

    Даже под именем Ершова сказка продержалась всего 9 лет и была запрещена.

    Итак, мы имеем дело с пушкинской мистификацией невиданного в истории русской поэзии масштаба: в сказке около 2300 строк, столько же, сколько во всех остальных пушкинских стихотворных сказках, вместе взятых. В результате пушкинский текст публикуется мало того что под чужим именем, но и в сильно подпорченном варианте.

    Наблюдается поразительное равнодушие к проблеме явно незаинтересованных сторон, от «дежурных» пушкинистов до Пушкинского Дома. Если бы дело было в несогласии с утверждаемой мною точкой зрения, я бы только приветствовал спор по поводу принадлежности сказки и был бы готов с должным уважением рассмотреть любые аргументы за и против. Но все мои напоминания о необходимости решить эту проблему уходят в песок. Я не сторонник того, чтобы искать в таком молчаливом сопротивлении в течение 15 лет некий «заговор пушкинистов», — но при всей серьезности проблемы должны же быть какие-то причины, по которым они «ушли в подполье»!

    По размышлении я нашел несколько таких причин. Возможно, пушкинистам из Пушкинского Дома и ИМЛИ просто не до сказок: они заняты серьезным делом — пишут книги о поэзии и судьбе Пушкина и о его духовном пути. А может быть, они отмалчиваются потому, что не могут смириться с тем, что литературный критик «учит уму-разуму» профессиональных филологов, докторов и кандидатов наук, которые проморгали лучшую пушкинскую сказку? Я бы их успокоил: ее проморгали все, кроме Александра Лациса, — я только прошел по его следам (а вот перед Лацисом, которого при жизни замалчивали, они и в самом деле виноваты).

    Наконец, причиной молчания пушкинистов может быть их зашоренность: дескать, о чем же разговаривать, когда нет пушкинской рукописи, нет документального подтверждения авторства? Но ведь речь идет о мистификации, и Пушкин, сознательно не оставив рукописи, подбросил нам множество «зарубок», но осторожно, в расчете на розыски дальних потомков. Его автограф в бумагах Смирдина — весьма серьезный документ, и игнорировать его невозможно.

    А ведь могут иметь место и все причины одновременно. Нетрудно представить, что в этом случае мы вряд ли когда-нибудь дождемся какой бы то ни было реакции на выступления по этой проблеме. Между тем сказка продолжает печататься в испорченном виде: в издании 1856 года, по которому она публикуется и сегодня, «исправлено и дополнено» 800 строк! Надо ведь это как-то остановить — но для этого следует показать как можно более широкому кругу читателей разницу между пушкинским и «исправленным и дополненным» текстами. Мои безуспешные попытки докричаться до мэтров пушкинистики привели меня к необходимости взять ответственность на себя и следующий логический шаг — восстановление пушкинского текста — сделать самостоятельно.

    Так появилась на свет эта книга. Я вижу ее основной недостаток — нет подробного обоснования каждого случая выбора пушкинских строк. Эта работа, в сущности, мною уже проделана, это материал для следующего, последнего шага — подробного научного издания. Сейчас важно сдвинуть дело с мертвой точки и хотя бы осознать факт пушкинского авторства сказки.

    На мой взгляд, было бы целесообразным создание культурной комиссии, состоящей из литературоведов, пушкинистов и представителей общественных организаций, которая бы смогла принять принципиальное решение о включении сказки в корпус пушкинских произведений, а параллельно ее созданию и работе уже сейчас начать обсуждение этой проблемы в СМИ, чтобы подготовить к окончательному решению и широкую публику. Проблема авторства лучшей пушкинской сказки выходит за рамки чистой пушкинистики — это проблема национальная.

    Комментарий

    В своем предисловии к книжке автор пишет, что «в связи с важностью обсуждаемой проблемы для русской культуры «Парламентская газета» высылает номер с публикацией статьи В. Козаровецкого «Сказка — ложь, да в ней намек» министру культуры РФ И.С. Соколову, директору ИМЛИ РАН Ф.Ф. Кузнецову, председателю Пушкинской комиссии В.С. Непомнящему и готова предоставить место для ответа на своих страницах. «Новая» спросила у Валентина Семеновича Непомнящего, почему он не воспользовался этой возможностью:

    — Научные учреждения никогда не занимаются домашним литературоведением, поскольку обычно это бред собачий.

    Про издание, где Козаровецкий формирует текст, положившись на свою интуицию — «когда исправления текст заметно улучшают, они принимаются как пушкинские, а когда исправления текст очевидно ухудшают, они отбрасываются как ершовские», — говорить нечего, а не то что отвечать в письменном виде. Что касается Александра Лациса, поднявшего эту бурю в стакане воды, то я его хорошо знал по работе в «Вопросах литературы». Человек он был лихой, остроумный, увлекающийся. Вот и увлекся занимательным литературоведением. Это такое умение схватиться за какую-то черточку, вырастить ее до невероятных размеров и оплести весь материал своей выдумкой. Ты сначала докажи, что это был Пушкин, а потом разоблачай Ершова. Известно, что Пушкин написал первые четыре стиха и внес поправки в текст Ершова, все остальное — домыслы. Выдумку нельзя опровергнуть, по крайней мере Институт мировой литературы и Пушкинская комиссия этим заниматься не станут.

    www.novayagazeta.ru

    Популярное:

    • Закон 58-оз кемеровской области Закон Кемеровской области от 16 мая 2006 г. N 58-ОЗ "О предоставлении долгосрочных целевых жилищных займов, социальных выплат на приобретение жилых помещений и развитии ипотечного жилищного кредитования" (принят Советом народных депутатов […]
    • Закон ульяновской области о ветеранах Закон Ульяновской области от 9 января 2008 г. N 10-ЗО "О звании "Ветеран труда Ульяновской области" (с изменениями и дополнениями) Закон Ульяновской областиот 9 января 2008 г. N 10-ЗО"О звании "Ветеран труда Ульяновской области" С […]
    • Приказ об утверждении рабочей документации образец Приказ об утверждении рабочей документации образец МИНИСТЕРСТВО ТРУДА И СОЦИАЛЬНОЙ ЗАЩИТЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ от 17 августа 2015 года N 552н Об утверждении Правил по охране труда при работе с инструментом и приспособлениями В […]
    • Приказы мз рк по профосмотрам Приказы мз рк по профосмотрам В ДЕМО-режиме вам доступны первые несколько страниц платных и бесплатных документов.Для просмотра полных текстов бесплатных документов, необходимо войти или зарегистрироваться.Для получения полного доступа к […]
    • Решения арбитражных судов о взыскании задолженности по договору подряда Федеральные арбитражные суды Российской Федерации Информационные письма Президиума ВАС РФ ВЫСШИЙ АРБИТРАЖНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации ИНФОРМАЦИОННОЕ ПИСЬМО Обзор практики […]
    • Обнинск юристы Обнинск. Юристы. Юридические услуги Юридическое агентство "ЛЕКСИЗ" Адреса офисов: пр. Ленина, 203 вход с обратной стороны, цокольный этажул. Аксенова, д. 16а, 3 этаж, офис 5 Телефон: 2-79-06, 5-46-35, 8 (910) 525-01-10, 8 (910) […]
    • Правило оформления уголка потребителя Требования к оформлению уголка потребителя аптеки и его содержанию Внимание! При пользовании статьями, консультациями и комментариями просим Вас обращать внимание на дату написания материала Вопрос: Какие новые требования к оформлению […]
    • Краснодар красноармейский суд Краснодар красноармейский суд Красноармейский районный суд Адрес: 353810, ст. Полтавская, ул. Коммунистическая, 197 Основные контактные данные: Приемная: (86165) 3-22-64 Канцелярия: (86165) 3-37-10 Ответственный за связь с […]