Основания и формы участия прокурора в суде первой инстанции

Судебное разбирательство: понятие и значение

Судебным разбирательством называется стадия гражданского процесса, цель которой заключается в рассмотрении и разрешении гражданского дела по существу судом первой инстанции.

Судебное разбирательство — основная стадия гражданского процесса, где с наибольшей полнотой проявляются все принципы гражданского судопроизводства. Правосудие по гражданским делам осуществляется путем их рассмотрения и разрешения в судебном заседании. В этой стадии процесса суд исследует и оценивает доказательства, устанавливает фактические обстоятельства по делу, определяет права и обязанности сторон, выносит судебное решение в соответствии с обстоятельствами дела и законом.

Необходимость строгого соблюдения установленного гражданским процессуальным законодательством порядка производства по гражданским делам, улучшение качества рассмотрения этих дел, обеспечение вынесения по каждому гражданскому делу законного и обоснованного решения всегда рассматривались как важнейшие задачи судов. Достижение целей гражданского судопроизводства возможно лишь при условии строгого соблюдения норм гражданского процессуального законодательства.

Значение судебного разбирательства определяется следующими главными особенностями этой стадии гражданского процесса.

1. Здесь с наибольшей полнотой действуют принципы правосудия: осуществление правосудия только судом, состязательность и равенство сторон, диспозитивность, устность, непосредственность и непрерывность.

2. Здесь решается главная задача правосудия — правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданского дела. Все другие стадии способны обеспечить решение только первой половины этой задачи.

3. Здесь рассматривается и разрешается подавляющая часть гражданских дел, и по деятельности этого суда (суда первой инстанции) судят о правосудии в целом.

Гражданский процесс России

Гражданский процесс

Гражданский процесс (гражданское судопроизводство) представляет собой систему, урегулированных гражданским процессуальным законом действий по отправлению правосудия по гражданским делам. Это гражданская процессуальная деятельность суда (единоличного судьи, суда первой, кассационной, надзорной инстанций), лиц, участвующих в деле, и других участников.

Гражданский процесс охватывает многие и различные действия, но все они имеют конечной целью быстрое и правильное осуществление правосудия по конкретному гражданскому делу (ст. 2 ГПК). Под «быстрым» правосудием следует понимать не спешное разбирательство дел, а деятельность, осуществляемую в соответствии с установленными законом или судом сроками. «Правильное» правосудие означает законное, обоснованное и справедливое разрешение спора о праве. Употребление в законе этих двух терминов для характеристики хода результатов гражданского судопроизводства не означает двух самостоятельных целей гражданского процесса, поскольку своевременность и правомерность отправления правосудия не противостоят друг другу, а образуют единое целое: быстрота не должна противоречить закону, а правильность юрисдикции не должна быть связана с бюрократической чиновничьей волокитой.

Гражданскому судопроизводству присущи две процессуальные функции: 1) рассмотрение и разрешение дела; 2) пересмотр судебных постановлений. Эти функции суд осуществляет последовательно в указанном выше порядке. Рассмотрение и разрешение дела обязательно в производстве по любому делу, пересмотр его зависит от конкретных обстоятельств дела, таких, как обжалование вынесенного решения или опротестование его прокурором (председателем суда).

Каждая функция означает направленность процессуальной деятельности на решение такой задачи, как разбирательство дела по существу, проверку законности, обоснованности и справедливости постановления акта правосудия, отличается особым составом участников судопроизводства, своеобразием предоставленных им прав и обязанностей, спецификой процессуальной деятельности. Иными словами, любой функции свойственны особые типичные гражданские процессуальные правоотношения.

В законе и литературе принято подразделять гражданское судопроизводство на стадии и виды. Стадия – совокупность процессуальных действий, объединенных частной целью судопроизводства. Действующий ГПК дает основание различать шесть стадий:

  1. Возбуждение производства по делу, когда заинтересованное лицо обращается в суд и судья, приняв его документы, начинает процессуальную деятельность (ст. 126–132 ГПК).
  2. Подготовка дела к судебному разбирательству, в ходе которой судья уточняет заявленные требования, помогает сторонам и третьим лицам в сборе нужных доказательств и привлекает к процессу заинтересованных лиц, экспертов, переводчиков, свидетелей (ст. 141–143 ГПК).
  3. Судебное разбирательство, при котором суд (судья единолично) рассматривает материалы дела в судебном заседании, выслушивает вызванных лиц и разрешает дело по существу постановлением решения (ст. 144–213 ГПК), либо завершается производство по делу.
  4. Пересмотр в кассационном порядке не вступивших в законную силу решений, когда вскоре после его вынесения суд второй инстанции по жалобе лица, участвующего в деле, или по протесту прокурора в ходе пересмотра проверяет его законность, обоснованность и справедливость (ст. 282-318 ГПК).
  5. Пересмотр актов правосудия судом надзорной инстанции, заключающийся в том, что законность вступивших в законную силу решений, определений и постановлений в порядке исключения проверяются вышестоящими судебными инстанциями (ст. 319–332 ГПК).
  6. Пересмотр вступивших в законную силу решений, определений и постановлений по вновь открывшимся обстоятельствам, представляющий собой исключение из общих правил, в силу которых суд, разрешивший дело, проверяет законность и обоснованность собственного акта независимо от времени его вынесения с обнаружением особых фактов – вновь открывшихся обстоятельств (ст. 333–337 ГПК).

Производство в суде первой инстанции (первые три из вышеуказанных стадий) в зависимости от предмета и задач судебной деятельности подразделяется на виды: исковое, особое и производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений, а также судебный приказ.

Исковое производство – производство по разрешению споров о праве посредством иска. Оно нацелено на защиту нарушенного или оспоренного субъективного права граждан и организаций. По действующему закону исковое производство является основным видом гражданского судопроизводства, детально регламентированным Кодексом (гл. 11-21 ГПК). Гражданские дела других видов судопроизводства рассматриваются по правилам искового производства, но с некоторыми изъятиями и дополнениями, обусловленными природой рассматриваемых дел и задачами, стоящими при этом перед судом.

Предмет рассмотрения в особом производстве составляют бесспорные дела, при которых не нужна защита субъективных прав, а цель их разбирательства – охрана законных интересов граждан.

Производство по делам, возникающим из административно-правовых отношений, по сути является административным судопроизводством (административной юстицией), которое в соответствии со ст. 118 Конституции РФ должно составить автономную процессуальную форму, существующую наряду с гражданским процессом, но по сложившейся традиции пока функционирует в составе гражданского судопроизводства в качестве одного из его видов. Цель разрешения административных дел заключается в судебном контроле за действиями и актами исполнительной власти.

Судебный приказ – самостоятельный и упрощенный вид судопроизводства, в котором защищается субъективное право, основанное на бесспорных документах (доказательствах). Задача суда состоит в удовлетворении данного права и выдаче исполнительного документа для его принудительной реализации.

Более подробно виды и стадии судопроизводства будут раскрыты в следующих главах.

isfic.info

Злоупотребления правом на предъявление иска в суде первой инстанции

Данный вид злоупотреблений правом наиболее распространен. Часть 1 ст. 3 ГПК устанавливает, что каждое заинтересованное лицо имеет право на обращение в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. Данное субъективное процессуальное право жестко детерминировано его целевым назначением — защитой нарушенного или оспоренного кем-либо субъективного права или охраняемого законом интереса. Обязательным условием обращения в суд является действительное или предполагаемое нарушение прав истца. Обращение в суд с любой другой целью противоправно. Хотя окончательно вопрос об обоснованности иска решается при вступлении в законную силу судебного решения, в момент предъявления иска должны иметься веские предположения о принадлежности истцу спорного права. Сам истец должен добросовестно полагать, что ему принадлежит право требовать что-либо от ответчика (заблуждение истца относительно обоснованности своих требований непредосудительно, если оно имеет добросовестный характер).

Недобросовестное предъявление иска в суд первой инстанции является одной из форм злоупотребления процессуальными правами. По изъяну искового прошения можно выделять иски с пороком цели (см. п. 1 настоящего параграфа), времени (п. 2), повода предъявления иска (п. 3), субъекта (п. 4), основания (п. 5), формы иска (п. 6), волеизъявления истца при предъявлении иска (п. 7), а также искового требования в целом (п. 8).

Иски с пороком цели направлены на достижение противоправных целей. К этой группе можно отнести иски, направленные: 1) на неосновательное приобретение личных или материальных благ и преимуществ (корыстные иски); 2) на неосновательное освобождение от обязательств перед третьими лицами; 3) на причинение вреда ответчику; 4) на оказание давления на ответчика; 5) на получение судебного постановления для его использования в другом деле; 6) встречные иски, направленные на опровержение первоначального иска (ложные встречные иски).

1) Предъявление иска с целью заведомо неосновательного приобретения личных или материальных выгод и преимуществ преследует корыстные цели. Судебное решение как акт самостоятельной и независимой ветви власти представляет собой весьма надежный способ подтверждения прав лиц, обратившихся за судебной защитой. Несмотря на то что решение суда не подменяет собой документы, выдаваемые органами, регистрирующими права на имущество, оно служит основанием для такой регистрации. В необходимых случаях судебное решение может быть исполнено в принудительном порядке. Это обусловливает для многих участников гражданских правоотношений привлекательность судебного решения как средства фиксации своих прав. В большинстве случаев такой вариант разрешения конфликтной ситуации является оптимальным и заслуживает всяческого одобрения, поскольку служит доказательством гражданской и правовой активности субъекта.

Однако некоторые лица, обращающиеся в суд, сознательно подают исковые заявления с целью неосновательного получения прав на что-либо. Состав рассматриваемого злоупотребления заключается в предъявлении иска с целью получения личных и материальных выгод, на которые лицо заведомо не может претендовать в соответствии с законом и иными правовыми актами. Например, истец, получив от ответчика деньги, взятые последним в долг, тем не менее предъявляет к нему иск, достоверно зная о том, что у ответчика отсутствуют доказательства возврата суммы займа (допустим, он не потребовал возврата долговой расписки).

Как и большинство злоупотреблений, рассматриваемые действия совершаются сознательно. На наш взгляд, заведомо необоснованным будет являться такое предъявление иска, при котором истец заранее осознает, что не имеет права на получение определенного имущества, денежных средств и других объектов, однако рассчитывает их приобрести в силу вынесения благоприятного для себя судебного решения. Так, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 25 февраля 2003 г., удовлетворяя протест заместителя Генерального прокурора РФ об отмене решения Благовещенского городского суда от 20 июля 2001 г., определения Судебной коллегии по гражданским делам Амурского областного суда от 10 августа 2001 г., а также Постановления Президиума Амурского областного суда от 9 декабря 2002 г., которыми были удовлетворены исковые требования Б., работающего судьей Амурского областного суда, к администрации Амурской области о предоставлении благоустроенного жилого помещения, в мотивировочной части определения указала, что «если судья и члены его семьи произвели отчуждение на возмездной основе ранее предоставленного им на льготных условиях жилого помещения, размер и стоимость такого жилья, приходящиеся на долю судьи и членов его семьи, должны быть зачтены при повторном предоставлении жилого помещения судье в связи с избранием его судьей другого суда».*(332) Таким образом, право на жилое помещение связывается законом с действительной нуждаемостью в жилье и не может использоваться как средство обогащения.

Размер исковых требований — это наиболее точный индикатор при оценке добросовестности истца и основательности иска. Характерный пример недобросовестности — это подача иска с явно завышенными требованиями или их увеличение в ходе процесса (когда требование намного превышает реальную сумму «долга» ответчика или «долг» в действительности отсутствует). Например, распространены случаи, когда истец требует астрономические суммы в возмещение морального вреда; такое возмещение не подкреплено обоснованием физических и нравственных страданий и выводится из незначительного правонарушения ответчика. Другой пример — это необоснованное завышение штрафных санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства. В соответствии со ст. 333 ГК РФ «если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку». Таким образом, суд наделяется возможностью препятствовать истцу в возложении на ответчика непомерных имущественных санкций.

Рассматриваемые злоупотребления процессуальными правами как правило связаны с одновременным злоупотреблением материальным правом, что возможно вследствие несовершенства материального закона.

В некоторых случаях закон необоснованно мягок, в других — необоснованно жесток, что обусловлено стремлением защитить более слабую сторону тех или иных правоотношений; к заведомо сильной стороне, наоборот, предъявляется повышенная ответственность. В качестве примера такого соотношения можно рассматривать работника и работодателя, потребителя и продавца, потерпевшего и владельца источника повышенной опасности, мелкого акционера и акционерное общество и пр. Однако зачастую сторона, находящаяся в привилегированном положении, чувствуя свою повышенную правовую защищенность, начинает рассматривать предоставленные ей полномочия не в качестве средств защиты от более сильной стороны, а как средство неосновательного получения личных выгод и преимуществ. Возникает во многом парадоксальная ситуация, при которой один субъект при помощи норм закона начинает наживаться за счет другого. Особенно ярко это проявляется в таких явлениях, как «потребительский терроризм», «акционерное пиратство», «драконовские» меры ответственности владельца источника повышенной опасности и т.п. Таким образом, правовая идея, изначально направленная на достижение социально полезных целей и, казалось бы, правильно отражающая баланс интересов участников правоотношения, открывает широкие возможности для злоупотреблений. Это становится возможным вследствие отсутствия действенных юридических механизмов, предотвращающих злоупотребление предоставляемыми правами.

Льготный закон часто не реализует свою функцию, поскольку используется не способным к его осуществлению лицом. Критерием определения слабой стороны правоотношения для законодателя обычно выступает повышенная социальная уязвимость данного субъекта, проявляющаяся, в частности, в более ограниченных возможностях по отстаиванию и защите своих субъективных прав. Данные ограниченные возможности могут быть следствием финансовой, организационной либо иной стесненности, обусловливающей ситуацию, когда лицо не умеет или не может распорядиться принадлежащим ему субъективным правом. Такая ситуация может быть вызвана также общей социальной пассивностью лица, перед которой будет бессилен любой закон. Данных потенциальных адресатов закона отличает нежелание прибегнуть к использованию его норм.

Однако имеется и другая группа адресатов рассматриваемого закона, обусловливающих его неэффективность. Их отличает чрезмерная активность в распоряжении субъективными правами, переходящая в прямое злоупотребление правом. Если преодоление правовой безграмотности или общей пассивности субъекта возможно только с помощью социально-воспитательных средств, то борьба с третьим негативным явлением должна вестись только правовыми средствами, главным из которых является корректировка действующего законодательства в сторону закрепления и развития ответственности за злоупотребление правом. Так, перед руководством Волжского автозавода встала задача противодействия недобросовестным покупателям машин, предъявляющим иски об устранении якобы имеющихся недостатков автотранспорта и взыскивающим суммы, доходящие порой до 1,5 млн. руб. По словам одного из героев газетной публикации, «в Самарской области действует очень умелая адвокатская группировка, которая предъявляет ВАЗу иски на возмещение убытков и морального ущерба. При этом используется соответствующая экспертиза. Средневолжская судебная экспертиза в Казани неоднократно устанавливала факты предвзятости экспертизы в отношении вазовских автомобилей: один из таких адвокатов в приватной беседе признался, что ВАЗ можно «обуть» на очень хорошие деньги».*(333) Стремясь найти выход из сложившейся ситуации, Правительство РФ подготовило законопроект о внесении изменений и дополнений в закон «О защите прав потребителей», который в определенной степени уравновесил права продавца и покупателя в борьбе за качество. По словам директоров ряда крупных магазинов, проблема потребительского экстремизма весьма актуальна для продавцов, торгующих дорогостоящими товарами. Описываются случаи, когда, например, «женщина-покупатель в течение полутора месяцев меняла в магазине головные уборы, заявляя, что они не подходят ей по качеству. Нередко недобросовестные покупательницы приобретают в магазине дорогие меховые пальто с целью посетить какое-либо торжество, а затем получают свои деньги обратно, сославшись на брак».*(334) Некоторые продавцы уже научились, в том числе с помощью специальной аппаратуры, отличать преднамеренную порчу товара от производственного брака: «Производители мобильных телефонов уже научились распознавать причину поломки аппаратов, уложенных владельцем в микроволновую печь. Такая экзекуция обычно приводит к выходу из строя микросхем, что ранее очень трудно было отличить от производственного брака».*(335)

В некоторых случаях злоупотребления возникают вследствие неопределенности или нечеткости закона, вследствие наличия дублирующих или противоречащих друг другу правовых актов, что характерно не только для российской, но и для зарубежной правовой системы. Например, американское законодательство предоставляет миллионы причин для подачи исков: «Отыскав в пыли библиотек указ, датированный еще 1880 г., ушлые стряпчие придирались к тому, что деревообрабатывающий завод, скажем, выпуская доски и складывая их в штабеля, перевязывает товар не канатом, как положено, а стальной лентой: Будет ли выигран сам процесс, для адвокатов не имело решительно никакого значения. Главное — чтобы он привлек к себе как можно большее внимание: В результате, вне зависимости от исхода процесса, репутация пострадавшей компании гарантированно портилась».*(336)

Американизация российского образа жизни, равнение на западный стандарт привели к появлению в практике российских судов исков, основание которых с точки зрения отечественных правовых норм представляется весьма сомнительным. «Российская газета» описывает случай, когда «один житель Санкт-Петербурга, куривший долгие годы «Беломорканал» и: заболевший раком, попытался отстоять свои права в суде. Закончилась попытка ничем. Бедолага не смог доказать, что его заболевание стало прямым следствием курения».*(337) Как верно отмечает автор материала, «в подобных исках, несомненно, есть доля лукавства истцов: Невозможно поверить, чтобы взрослый человек не знал о вреде курения».*(338)

Очевидно, что в перечисленных случаях, помимо общих мер противодействия недобросовестному поведению лиц со стороны суда, требуются серьезные законодательные усилия в направлении селекции массива нормативных актов и их совершенствования. Так, после принятия нового Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 27 сентября 2002 г. N 127-ФЗ*(339) начала ослабевать проблема «заказных» банкротств, так остро стоявшая последние годы.*(340)

Крайним случаем злоупотребления правом в рассматриваемой форме является преступное поведение лиц, для которых обращение с иском в суд — один из способов совершения преступлений. По сведениям Агентства судебной информации «следы организованной преступной группы расхитителей муниципальной жилплощади привели в Бутырский межмуниципальный суд г. Москвы».*(341) Далее речь идет о действиях группировки, занимавшейся преступной приватизацией муниципального жилья после смерти его нанимателей. В состав группы входили работники морга, ДЕЗов, РЭУ, адвокаты, нотариусы, сотрудники правоохранительных органов. Одним из элементов реализованного преступного замысла была подача в суд заявления от мнимых истцов о восстановлении срока на принятие наследства. Как следует из публикации, «все истцы, опрошенные в МУРе, оказались мнимыми, сном и духом не подозревавшие о том, что в соответствии с судебными решениями они стали «собственниками» давно и далеко ушедших по цепочке квартир».*(342)

2) Иски, направленные на неосновательное освобождение от обязательств перед другими лицами. Судебное решение здесь может послужить способом прекращения гражданского правоотношения. В судебной практике возникают случаи, когда лица предъявляют иски в целях получения решения, освобождающего их от обязательств перед ответчиком или перед третьими лицами. Еще с древних времен был известен иск «еxception dilatoria»,*(343) т.е. иск, подаваемый для выигрыша времени, для отсрочки.

По характеру корыстной заинтересованности подобные злоупотребления могут совершаться: a) в пользу истца или б) в пользу ответчика.

a) В первом случае истец намерен освободиться от определенной имущественной или иной обязанности перед ответчиком или третьими лицами, в силу чего он предъявляет иск, имеющий в своей основе какой-либо правопрекращающий факт. Поскольку правовая связь истца и ответчика характеризуется наличием субъективного права на стороне истца, в рассматриваемом случае речь идет об обязанности истца перед ответчиком, лежащей вне рамок рассмотрения данного гражданского дела. Например, истец, желая избежать обусловленных договором платежей, предъявляет иск о признании такого договора незаключенным либо о его расторжении по какому-либо надуманному основанию. В литературе отмечалось, что «удовлетворение исков о признании недействительной ничтожной сделки без применения судом последствий ее недействительности позволяет недобросовестным лицам использовать данную ситуацию в качестве своеобразного рычага давления на контрагентов».*(344) Если в рассматриваемых случаях будет установлено, что истец действует, злоупотребляя своими процессуальными правами, суд должен применить адекватные меры защиты.

Нередко супруги инициируют иск о расторжении брака с целью искусственного создания ситуации своей необеспеченности или малообеспеченности перед государственными органами или третьими лицами, а также в целях сокрытия от взыскания доли в общем имуществе супругов и т.д.

Иногда лица при помощи судебных решений страхуют себя от возможных претензий со стороны начальства. Руководитель организации, не рискуя самостоятельно совершать определенные действия (например, расчеты с контрагентами либо выплаты гражданам, пострадавшим от действий работников данной организации) без ведома вышестоящей в порядке подчиненности структуры, просит кредиторов предъявить исковое требование. Лица, призываемые на военную службу и имеющие в соответствии с федеральным законом отсрочку либо освобождение от военной службы (сотрудники милиции, противопожарной службы), обжалуют решения призывных комиссий, поскольку те, невзирая на положения данных федеральных законов, призывают их на службу, руководствуясь устаревшим приказом Министерства обороны, не предусматривающим предоставление отсрочки лицам, названным в федеральном законодательстве. Следуя непонятной логике, призывные комиссии продолжают призывать лиц, заведомо не подлежащих призыву, и, получив повестку в суд, продолжают там отстаивать заведомо неосновательную для себя позицию. Более того, они обязаны обжаловать решение суда, признавшее незаконным их действия.

Сходные примеры встречаются и в судебно-арбитражной практике. Государственное образовательное учреждение обратилось в Арбитражный суд Самарской области с иском к ООО об обязании последнего освободить помещения общего пользования (лестницы и лестничные пролеты), не вошедшие в договор аренды имущества, который был заключен истцом с ответчиком 12 лет назад. Суд отказал в удовлетворении исковых требований, поскольку эти помещения обеспечивают доступ к арендуемым площадям. Далее следует интересное резюме: «Решение суда, подтверждающее законность использования занятых рестораном площадей, было необходимо руководству института в связи с проверками со стороны контролирующих органов».*(345) Очевидно, что если в основе подобного обращения действительно лежал именно такой мотив, то арбитражный суд должен был оценить его как злоупотребление правом на предъявление иска.

Примером рассматриваемого злоупотребления также может служить ситуация, распространенная в арбитражных судах при рассмотрении дел о банкротстве. Поскольку ст. 8 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 27 сентября 2002 г. N 127-ФЗ устанавливает право должника на обращение в арбитражный суд с заявлением о банкротстве, зачастую данное право используется должником для умышленного уклонения от исполнения своих обязательств перед кредитором. Об общественной опасности данных деяний свидетельствует их криминализация уголовным законом (ст. 196 УК РФ предусматривает ответственность за преднамеренное банкротство, а ст. 197 УК РФ — за фиктивное банкротство). Часть 3 ст. 10 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает, что «в случае, если заявление должника подано должником в арбитражный суд при наличии у должника возможности удовлетворить требования кредиторов в полном объеме или должник не принял меры по оспариванию необоснованных требований заявителя, должник несет перед кредиторами ответственность за убытки, причиненные возбуждением дела о банкротстве или необоснованным признанием требований кредиторов».*(346) Фактически в данной норме речь идет об обязанности должника не злоупотреблять правом на обращение в арбитражный суд и оспаривать предъявленные к нему необоснованные притязания.

Нередко в основание иска, направленного на недобросовестное прекращение обязательств, кладутся «факты-самообвинения». Истец, заявляющий исковые требования отрицательного содержания (например, признать право «не возникшим», договор «недействительным» или «не заключенным», условие сделки «не наступившим» и пр.), ссылается на нарушения, которые были допущены при заключении сделки лично им. Он указывает, что не выполнил того, что должен был сделать, и требует аннулировать существующее обязательство. Например, истец может ссылаться на то, что при заключении сделки он нарушил права третьих лиц, что передал имущество, которое не имел права передавать, и т.п. В преддверии принятия известного Постановления Конституционного Суда РФ,*(347) утвердившего права добросовестного приобретателя против бывшего собственника, встречались такие случаи: лица продавали свое жилье, заведомо зная о том, что не имеют права на его отчуждение, дожидались, когда новые хозяева произведут ремонтные работы, а затем через суд возвращали обратно свою уже благоустроенную квартиру. В данном случае истец допускает злоупотребление и в момент совершения сделки, и в момент предъявления иска. Суд оказывается перед сложной дилеммой: поступить в точном соответствии с буквой закона, отдавая приоритет публичным интересам, аннулировать сделку сторон, но вместе с тем «поощрить» злоупотребление истца; либо отказать в удовлетворении требований и оставить обязательства сторон без изменений. На основании ст. 10 ГК РФ суд может отказать лицу в защите принадлежащего ему права, если установлено, что лицо допускает злоупотребления при его использовании.

б) Во втором случае злоупотребления совершаются истцом в пользу ответчика. Как правило в данном случае между сторонами процесса имеет место сговор. Ответчик, добиваясь прекращения его обязательства перед третьими лицами, просит истца (являющегося аффилированным ответчику лицом) обратиться в суд с исковыми требованиями к нему. Повод и основание такого «иска по сговору» могут быть совершенно надуманными или даже умышленно созданными сторонами. Например, истец может утверждать, что он выступает кредитором в якобы существующем между ним и ответчиком обязательстве, срок исполнения по которому уже наступил. Поскольку закон не требует нотариального удостоверения или государственной регистрации большинства договоров, ситуация искусственного создания задолженности ответчиком выглядит вполне реальной. В результате стороны добиваются вынесения решения, подтверждающего либо задолженность ответчика перед истцом, либо его обязанность по передаче определенной вещи. Весьма распространенной также является ситуация, когда лицо предъявляет иск об исключении имущества из описи (ареста) по предварительной договоренности с ответчиком-должником в первоначальном обязательстве. Основанием такого иска являются утверждения истца о том, что спорное имущество принадлежит ему, а не ответчику. Последний как правило признает заявленные исковые требования, уводя имущество из-под взыскания кредиторов.

Интересный пример подобного рода злоупотреблений, встречающихся в арбитражном процессе, приводит Н.А. Шебанова. Оффшорные компании, имеющие обязательства перед российскими юридическими лицами, предъявляют иски в российские арбитражные суды либо сами выступают в качестве ответчиков. В первом случае представляются неопровержимые доказательства нарушения российской стороной обязательств по договору, а во втором случае доказательства носят неубедительный характер и основания для удовлетворения иска отсутствуют. «В обоих случаях, — пишет Н.А. Шебанова (практикующий судья), — достигается одинаковый, желанный для обеих сторон результат: денежные средства или иное имущество остаются за рубежом или же на легальном основании переводятся за рубеж. Иного результата и быть не может, поскольку сторонами в процессе выступает фактически одно и то же лицо: российская компания имеет дело только с той оффшорной компанией, в регистрации которой она принимала непосредственное участие».*(348)

Правовым системам зарубежных стран известно такое понятие, как «соглашения, направленные на злоупотребление судебным процессом». Например, супруги по иску о разводе тайно достигают соглашения, по которому жена обязуется не возражать против иска мужа за «непропорционально высокую сумму в порядке поддержки».*(349)

Еще Е.В. Васьковский писал о подобном процессуальном поведении сторон, удачно именуя его симуляцией. Ученый выделял три вида симуляции: полная, когда стороны хотят заменить судебным решением юридическую сделку или причинить вред третьим лицам — кредиторам ответчика, вступая при этом в сговор с судьями; симуляция суда только с одной стороной (т.е. вынесение неправосудного решения, расцениваемое как преступление судьи) и симуляция сторон без участия суда. Говоря о последнем виде симуляции, ученый отмечал, что суд должен игнорировать притворные действия сторон, не соответствующие их действительной воле. Поэтому, «обнаружив симулятивный характер иска, суд должен оставить его без рассмотрения, за отсутствием действительного искового требования («спора»), подлежащего рассмотрению судебных учреждений. В противном случае суд стал бы соучастником сторон и нарушил свои служебные обязанности».*(350) Болгарскому гражданскому процессуальному праву было известно понятие «фиктивный процесс» (т.е. процесс, затеянный «организатором» и его «сотрудником»). Лица, чьи права затрагивались таким решением, не были им связаны и могли в исковом порядке опровергать установленные им факты.*(351)

Позиция ответчиков по таким «симулятивным» делам может быть двоякой. В одних случаях они могут признавать исковые требования либо соглашаться с фактами, излагаемыми истцом; в других — демонстрировать внешнюю конфликтность, несогласие с предъявленными требованиями, не приводя при этом ни одного существенного довода, опровергающего позицию истца.

Поскольку истец предъявляет иск в суд по недобросовестному соглашению с ответчиком, а не с целью действительной защиты своего права, его действия надлежит рассматривать как злоупотребления гражданским процессуальным правом со всеми предусмотренными законом последствиями. Очевидно, что в этом случае и ответчик допускает злоупотребления гражданским процессуальным правом, выступая инициатором такого процесса.

3) Следующим видом злоупотребления процессуальным правом является предъявление иска с целью причинения вреда другому лицу. Такой иск не имеет никакой иной цели, кроме как причинить ответчику максимальные неприятности. Например, лицо, имеющее в частном доме определенную долю собственности, но не имеющее действительной заинтересованности в ее использовании, поскольку ему принадлежит другое благоустроенное жилое помещение, в котором лицо проживает и собирается проживать далее, желает доставить максимальные неудобства другим собственникам и заявляет иск о разделе дома в натуре. В результате произведенного раздела жилищные условия других собственников существенно ухудшатся, стоимость их долей серьезно обесценится, новая местность, в которой они будут вынуждены проживать, не будет отвечать их интересам и пр. Данное злоупотребление может быть продолжением злоупотребления материальным правом в виде шиканы (ст. 10 ГК РФ).

4) Предъявление иска в суд может преследовать цель оказания давления на ответчика, которого истец желает подвигнуть к принятию определенного решения или к каким-либо уступкам в свою пользу. Иск здесь выступает своеобразным средством шантажа ответчика, который, не желая связываться с истцом, идет на все, чтобы только откупиться от него, не подвергая угрозе свою деловую репутацию и имидж предприятия.

Такое недобросовестное поведение в последнее время приобрело широкое распространение в корпоративных спорах. С «гринмейлом» (зеленая почта. — англ.) часто сталкиваются как судьи арбитражных судов, так и судьи судов общей юрисдикции. Явление «гринмейла» возникло в США, где, по некоторым сведениям, «убытки крупнейших компаний, подвергшихся атакам гринмейлеров, составили миллиарды долларов. Западное бизнес-сообщество давно выработало систему защиты от «стервятников», а компании, подозреваемые в корпоративном рэкете, моментально попадают в особый, «черный» список».*(352) На основании Правила 23.1 Федеральных правил гражданского процесса США в исковом заявлении в обеспечение права корпорации должно быть указано, что «иск акционера или участника корпорации (ассоциации) в защиту права последней не вызван его желанием воспользоваться юрисдикцией суда США в корыстных целях».*(353)

Т.Л. Пухова весьма точно и не без юмора описывает типичный сценарий, по которому развертываются корпоративные конфликты: «Наблюдая и анализируя одну из корпоративных войн, я была удивлена наглостью, но одновременно и эффективностью выбранной победителем тактики — судебные иски, решения, сделки (законные, полузаконные и абсолютно незаконные) следовали с такой быстротой одна за другой, что пока вторая сторона обжаловала последствия первого шага, за это время выстраивалась целая очередь того, что ей еще предстояло оспорить. Несмотря на то что половина сделанного не выдерживало критики с точки зрения юридической корректности, компания-победитель была вовсе не в претензиях к своим юристам. Таким образом, победа была достигнута исключительно за счет темпа нападения. Конечно, со временем можно было отыграть все в суде, только ясно было, что от этого «всего» к моменту торжества справедливости останутся рожки да ножки».*(354)

В Торгово-промышленной палате Российской Федерации (ТПП РФ) состоялось совместное заседание комитетов ТПП РФ по безопасности предпринимательской деятельности, по развитию частного предпринимательства, малого и среднего бизнеса и ряда других на тему «Недружественное поглощение акционерных обществ — проблемы и пути их разрешения». Президент ТПП РФ Е.М. Примаков, открывший заседание, отметил: «В последнее время в России появился новый вид «бизнеса». развязывание корпоративных конфликтов в целях присвоения предприятий. При этом захватчики используют мощнейший арсенал средств: от заказных судебных решений до прямого захвата предприятия по схеме «маски-шоу».*(355) В ходе конференции также указывалось, что «типичным сценарием захвата является ситуация, когда недобросовестный миноритарный акционер предъявляет иск к предприятию, суд выносит определение о принятии мер по обеспечению иска, затем признает недействительными решения органов управления захваченного предприятия либо подтверждает полномочия новых сформированных захватчиками «параллельных» органов управления. Нередко на основании сфальсифицированных доказательств в региональных судах организуются массовые судебные иски от людей, которые даже не знают о существовании данных предприятий».*(356) В периодической печати приводятся следующие данные: «Только в столице жертвами бизнес-агрессии стали уже более двух тысяч предприятий. Размах «недружественных поглощений» только в Москве оценивается сегодня в пять миллиардов долларов».*(357) Данная проблема уже давно обсуждается на самом высоком уровне*(358) и не сходит со страниц периодической печати.*(359) Для недобросовестных лиц в рассматриваемых ситуациях задача-минимум — подвигнуть предприятие к определенным уступкам в виде выкупа акций или долей общества по несоразмерно высокой цене либо получить иные «дивиденды» (отпуск продукции по льготным ценам и т.п.) под угрозой его дискредитации, а задача-максимум — завладеть самим предприятием. Борьба с недобросовестностью лиц, ведущих корпоративные войны, связывается в первую очередь с реформой именно процессуального законодательства.*(360)

Как следует из приведенных примеров, рассматриваемая форма злоупотребления правом имеет негативные последствия не только в правовой, но и в социальной сфере, что свидетельствует о ее вредоносности.

В законе целесообразно установить, что за перечисленные формы злоупотребления правом на предъявление иска с виновного лица в доход государства подлежит взысканию штраф (от 2000 до 10 000 руб. — для граждан, от 10 000 до 50 000 руб. — для организаций). Применение мер штрафной ответственности не исключает использования санкций ст. 99 ГПК по отношению к недобросовестному лицу (т.е. штраф взыскивается в доход государства, а компенсация по ст. 99 ГПК — в пользу пострадавшего лица).

5) При недобросовестном предъявлении иска, направленного на получение судебного решения, которое лицо намеревается использовать в другом деле, злоупотребление процессуальным правом имеет промежуточный характер.

Зачастую каждый отдельный факт, подлежащий установлению с помощью доказательств в исковом производстве, становится предметом самостоятельного рассмотрения другими юрисдикционными органами. Это оказывает существенное влияние на рассмотрение основного дела и может иметь для него определенные юридические последствия. Например, в процесс о возмещении вреда, причиненного в результате ДТП, «вклинивается» дело об обжаловании действий работников ГИБДД, рассматриваемое их вышестоящим подразделением, прокуратурой или судом; дело о возмещении убытков, причиненных неисполнением обязательств, развивается параллельно с делом об оспаривании регистрации юридического лица — стороны по договору; рассмотрение иска о взыскании суммы долга по договору займа оказывается прерванным уголовным делом о мошенничестве в отношении ответчика, возбужденным по этому же факту, и т.д.

ГПК изобилует нормами, регулирующими взаимоотношения параллельно разрешаемых дел: освобождение от доказывания обстоятельств, установленных ранее решением или приговором суда (ч. 2-4 ст. 61 ГПК); соединение и разъединение нескольких исковых требований (ст. 151 ГПК); приостановление производства по делу до разрешения другого дела, рассматриваемого в гражданском, административном или уголовном производстве (ст. 215 ГПК) и т.д. Если подобные действия производятся с целью всестороннего и полного установления и исследования обстоятельств дела, то такое намерение заслуживает всякой поддержки и одобрения. Порой принять решение об обоснованности исковых требований невозможно без оценки выводов, сделанных иными судебными или административными органами, игнорирование решений которых в судебном разбирательстве может привести к судебной ошибке.

zdamsam.ru

Популярное:

  • Учебное пособие pr Ольшанский Д.В.. Книги онлайн Ольшанский Дмитрий Вадимович (1953-2003) — известный социальный психолог, политолог, публицист. Доктор политологических и кандидат психологических наук, академик Международной академии информатизации. Автор […]
  • Гос нотариус в харькове Восьмая государственная нотариальная контора Киевского района города Харькова Место для Вашей рекламы! За 99 грн в месяц о Вас узнают все посетители этой страницы. Ближайшие места: Частный нотариус Серветник Анна Геннадьевна, Ярослава […]
  • Правила хранения противогазов Срок годности и основания для утилизации противогаза Противогаз относится к средствам индивидуальной защиты, и далеко не все равно, годно это средство или нет. Сколько времени может храниться этот предмет на складе, каков срок годности […]
  • Сокращение штата закон Как происходит сокращение при банкротстве Каждый гражданин Российской Федерации имеет право на оплачиваемый труд, соблюдение и выполнение всех норм и требований должности. Со своей стороны государство контролирует процесс соблюдения […]
  • Стороны произвели взаимозачет НДС: правила взаимозачета Компании в основном практикуют взаимозачеты, когда между партнерами заключено два договора. При этом фирма по одному соглашению будет кредитором, по другому — должником, а погасить задолженность деньгами не […]
  • Приказ об аттестационной комиссии в колледже Приказ об аттестационной комиссии в колледже МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИХабаровского края от 20 октября 2014 года N 60 О создании аттестационной комиссии для проведения аттестации педагогических работников в целях установления […]
  • Полномочия и задачи фскн Проект закона о ФСКН России: подготовка к первому чтению Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков была сформирована Указом Президента РФ 1 в 2003 году. Вот уже 10 лет ФСКН России остается единственным […]
  • Госпошлина за удостоверение по аттестации Как уплачивается госпошлина за аттестацию в Ростехнадзоре Если ваша деятельность связана с опасным оборудованием и от лиц (работников предприятия) зависит промышленная безопасность, вам придется воспользоваться услугами […]