Юрист высказывает свое мнение

Юрист высказывает свое мнение

О «правилах защиты», о жизненных принципах, аккуратности в сети Интернет и о хороших наставниках – наш разговор с известным в Приморье адвокатом Игорем Поляковым «Поле для творчества»

Офис адвокатского бюро «Правовая гарантия» — пожалуй, один из самых лучших в Приморском крае. Светлые кабинеты, красивый ремонт, дорогая мебель. Но и внутри коллектива тоже царит определенная моральная «стерильность». Как рассказал нам Игорь Поляков – адвокат этого бюро, чей профессиональный стаж превысил уже два десятка лет, сегодня у сотрудников «Правовой гарантии» есть свой неписаный «свод правил». И эти правила помогают и в работе, и в жизни, в имидже. А имидж – очень много значит для юридической сферы.

— Игорь Михайлович, видите ли Вы преимущества в своей профессии перед следственной, оперативной, судебной работой?
— Адвокатская стезя — наиболее многогранна и многопрофильна. У сотрудников правоохранительных органов (туда же относится и суд) со временем возникает «профессиональная деформация» — перекос в какую-то одну сторону. Для следствия, например, такой деформацией становится обвинительный уклон: раз ты задержан – значит, уже виноват. Да и для творчества работы там мало. Узкая направленность работы ограничивает. Оперативники расплывчато представляют себе следственную работу, следователи, как правило, не знают нюансов работы суда, а судьи не обязаны знать все нюансы работы оперативников. А адвокат должен знать все нюансы – и работать творчески, не повторяясь.

— Можно ли знать всё?
— Всего в юриспруденции знать нельзя. Но можно переключаться на сектора. Сначала ты осваиваешь работу в уголовном процессе, затем переходишь на гражданское право. Кстати, в гражданском праве работы больше, поскольку оно разветвляется на десятки направлений: семейное, таможенное, земельное, жилищно-коммунальные споры, корпоративное законодательство и так далее. Работать в одной «уголовке» — скучно. В конечном итоге ты понимаешь, что все отрасли законодательства взаимосвязаны . Когда ты на каком-то этапе опять-таки осознаешь , что ты можешь дать консультацию не просто узкопрофильную , а рассмотреть какой-то вопрос с точки зрения разных отраслей права, комплексно, вот тогда ты чувствуешь и свою силу , и соответственно, значение своей консультации для человека. Поэтому я не жалею, что работаю в адвокатуре — мне работа нравится, я в ней претворяюсь, в первую очередь, творчески и реализуюсь полностью.

Равнение на Мазурчака и «уроки Негрун»

— Но у Вас, как и у любого человека, наверняка были наставники – те люди, которые оставили какой-то след?
— В работе у меня был целый ряд наставников. Я исходил из того, что каждый человек из моей профессии может что-то полезное сообщить, что-то дать от себя, чего нет в учебниках — нюансы, секреты практического мастерства. Наверное, одним из первых я вспоминаю Леонида Корнеевича Мазурчака. С 1970-х по 1990-е годы он пользовался просто бешеной популярностью в адвокатской среде. И, хотя Леонид Корнеевич ушел из жизни в 2000-м году, помнят его до сих пор.
Он был не просто «модный» адвокат. Его уважали и его доверители, и сами адвокаты, и судьи. Это был многогранный человек: писал стихи, играл на фортепиано и других музыкальных инструментах, пел, участвовал постоянно в творческой самодеятельности. Ну, и как у адвоката у него был неординарный подход к разным делам. Этот человек мне многое дал, как наставник. Я считаю, что современные адвокаты должны равняться на Леонида Мазурчака.

Хотелось бы рассказать и о том, кто давал мне не только профессиональные советы, но и жизненные, вполне полезные. Это Наталья Дмитриевна Негрун — адвокат территориальной консультации Советского района Владивостока Приморской краевой коллегии адвокатов – до реорганизации в 2000г. Помню, как на заре своей адвокатской работы, я громко возмущался по поводу того, что в суде у меня не получилось очередной раз оправдать клиента, потому что, как я считал, мне мешают «неграмотные» милиционеры, «злой» прокурор и «глупый» судья. Вот она меня посадила тогда рядом с собой и сказала: «Ты заруби себе на носу — каждый из них делает свою работу. Эта работа нужная. Кто-то должен ловить воров и судить убийц. Их не будет никого — и что ты будешь делать? Поэтому делай добросовестно свою работу и не навешивай ни на кого ярлыки!». Я запомнил это на всю жизнь. Нужно оставаться доброжелательным и понимать: твои крики и оскорбления, как правило, ничего не меняют. Если ты будешь оскорблять участников процесса, то рано или поздно станешь презренным изгоем. Адвокат, который не имеет ни с кем понимания, — это пол-адвоката.

Так же хотелось бы сказать, что на этапе становления меня, как адвоката, мне дали множество ценных советов Иван Иванович Римкунас, руководивший Приморской краевой коллегией адвокатов 20 лет, и Борис Петрович Минцев, который руководит адвокатурой сейчас.

«Переодел тапочки» или «адвокаты с погонами»

— Как Вы считаете, когда в адвокатуру приходит слишком много людей, которые совсем недавно носили погоны – это нормальная тенденция или не очень?
— Если говорить без крайностей, то многие из тех, кто вчера носил погоны – хорошие юристы. Но адвокат – это не просто хороший юрист, это носитель определенной «защитной» идеологии. Поэтому многие из нынешних адвокатов против того, чтобы защитниками становились те, кто еще вчера применял насилие к задержанным.Потому что образ мышления с обвинительным уклоном за один день, увы, не поменяешь. Вся проблема в том, что адвокатура отказалась от лимита, который был традиционным для всех государственных организаций, предприятий и учреждений при советской власти. И когда началась перестройка, то случилось так — нотариусы остались при лимитах (один нотариус на 20 тысяч человек), а в адвокатуру, как в общественную организацию, можно поступать без какой-либо «верхней планки» ограничений. А иногда бывают и конфликты между «старыми» адвокатами и адвокатами «новоиспеченными». Представьте себе, что раньше человек служил в милиции и видел в адвокатах «врагов народа» и преступников. А теперь сам оказался в рядах защитников, выйдя на пенсию.
Особенно в 1990-х — 2000-х годах было популярно у следователей в кабинетах вывешивать плакатики из Интернета с издевательскими надписями: «Отсутствие вашей судимости — это не ваша заслуга, а наша недоработка», «Ты поверил адвокату — сел в тюрьму!» и так далее. А потом все эти следователи стали приходить в адвокаты. Были и такие случаи, когда оперативные работники применяли физическое насилие к адвокатам, а потом, спустя десять, приходили, чтобы вступить в адвокатуру. Человек, который разговаривал только матом, в коридорах кричал и оскорблял адвокатов, спустя 10 лет стал уже совершенно другим? Про таких говорят: «Переодел тапочки». Тут же он вежливый, сам первым здоровается, а все равно у него шлейф негатива за собой. Я полагаю, что должен быть введен какой-то ограничительный ценз, связанный со временем: уволился из органов и потом 5 лет не имеет права работать защитником.

— Как Вы относитесь к «карманным» адвокатам, то есть, тем, кто подыгрывает следствию, а не осуществляет реальную защиту?
— Конечно, негативно. В основном, «карманными адвокатами» становятся выходцы из правоохранительных органов. Это люди, которые по звонку приезжают и выполняют следственные действия в любое время суток. Это – не защита, а псевдозащита конституционных прав граждан. Такой человек, уйдя из Системы, остается ее «винтиком», «адвокатом с погонами». Адвокат, который просто подписывает следственные документы, не вникая в дело, работает в угоду следствию, а не подзащитному и получает возможность за сутки подписать несколько протоколов допроса – этого просто не должно быть. «Карманные адвокаты» вредят ведь не только своим подзащитным, но и другим адвокатам. В России люди в адвокате видят человека, который им поможет: они мысли не могут допустить, что адвокат может решать какие-то мелкие, меркантильные цели или работать в угоду следователю. Адвокат – как врач, ты безусловно доверяешь ему. Приходишь к врачу и выполняешь все, что он говорит. И у в мыслях у тебя не может возникнуть, что пока ты будешь раздеваться, врач будет подглядывать на твое тело или там начнет рыться по карманам, пока ты отвернулся или зашел за ширму. Тоже самое — и в адвокате видят человека, в первую очередь, честного и порядочного. Это является требованиями, которые предъявляются к адвокатам. Поэтому люди, исходя из этого, априори доверяют адвокатам.

Кстати, у нас в Приморье сегодня идет активная фаза противостояния «карманным адвокатам». Сегодня в Приморье внедряется компьютерная система, которая исключает фактор знакомства или родства – программа генерирует случайные числа и сама выбирает, кто из адвокатов должен работать по назначению. Думаю, тех защитников, кто не защищает, скоро станет гораздо меньше.

Поддержка «довольного грабителя»

— Какое из дел запомнилось Вам больше всего?
— Наверное, одним из самых запоминающихся случаев в моей практике, был такой. Я защищал одного из грабителей. Он рецидивист уже был, третий раз получал судимость за грабежи. Я надеялся, что ему срок дадут условно, переживал. Когда ему огласили приговор — лишение свободы 2 года, я болезненно это перенес. Подхожу к нему, говорю: «Извини, не получилось…» И смотрю, он меня за руку берет, жмет и говорит: «Слушай, Игорь, я не приговор слушал, а на тебя смотрел.
Ты так не переживай, да нормально ж дали…» Я говорю: «В смысле? Два года лишения свободы!» А он: «Да ты что, перестань». Тогда я первый раз услышал фразу: «Год — не срок, два – урок, три – пустяк, четыре – так , пять – ништяк!» И он мне говорит: «Да ты что, я выйду через полтора года. Я думал, мне года четыре дадут. За два года — благодарю!» Вот это я запомнил. Адвокат не должен настолько сильно переживать, чтоб это было явно видимо — иначе он показывает свою слабость…

— Что такое «успешный адвокат»?
— Наверное, успешный адвокат – это тот, кто выводит клиента из проблем с минимальными (для клиента) потерями. У меня был, наверное, самый максимальный процент прекращенных дел – с самого начала, с 1995 года. Тогда это было проще. У меня десятками было прекращенных дел. Но основная масса прекращений — это было не по реабилитирующим основаниям. Тут нужно понимать специфику уголовного преследования: прекращение дела – это отсутствие судимости. То есть, человек не шел в суд, не переживал: осудят – не осудят, посадят – не посадят. Дело прекращено – здравствуй, свобода!

нтернет как показатель вежливости и такта

— Недавно Федеральная палата адвокатов РФ разработала правила поведения адвокатов в сети Интернет. Как Вы считаете, нужны запреты на какие-то адвокатские действия в Интернете или нет?
— Однозначно, нужны правила. Они уже вступили в силу. Мы должны просто понимать, к кому они относятся и почему. Адвокат – это культура. Культура во всем. На адвоката люди смотрят, как на представителя власти. Это не так, конечно: адвокатура не относится к органам государственной власти. Но в понимании людей — адвокат, судья, полицейский – это все люди из правоохранительной системы. Поэтому, если адвокат высказывает свое мнение неосторожно или грубо — это может воспринято быть, как посыл к действию. Хамит, оскорбляет или нигилистически выражается о законе со словами: «Да зачем нам такой закон, не будем его исполнять!» — такое просто недопустимо. У кого-то сложится впечатление, что если так говорят, может и не надо его исполнять.. Вообще, я считаю, что адвокату нужно меньше сидеть в Интернете. Потому что Интернет-работа адвоката – это работа, сопряженная с повышенной степенью риска. Почему? Потому что когда ты с человеком говоришь тет-а-тет – это одно. А когда ты начинаешь публиковать широкому кругу свое мнение — ты можешь зайти на «территорию конфликта». Далеко не все согласны с твоим мнением, к тому же, нужно всегда контролировать «эмоциональную составляющую». Поэтому и существует кодекс профессиональной этики адвокатов, который говорит, что адвокат должен быть образцом поведения, отвечать определенным требованиям: должен быть честным, порядочным и, разумеется, сдержанным в выражениях. Правила работы адвокатов в Сети нужны. Необходимы ограничения и ответственность. И бояться этого не надо. Прежде, чем что-то заявить публично — адвокат должен подумать: написать ли это или может быть лучше воздержаться? Адвокат – это все-таки интеллигентный человек, образованный и культурный. Адвокат должен быть интеллигентным во всем, особенно – в отношениях между людьми! Источник

prav-garant.ru

Юридическая консультация онлайн 9111.ru — отзыв

Повезет лишь в первый раз

Произошла у меня не слишком приятная ситуация. Я бы даже сказала, что чрезвычайная. Знакомых юристов нет, Поиск реального человека занял бы некоторое время. И вот в поиске наткнулась на бесплатные он-лайн консультации. Задала свой вопрос. И вот чудо: ответ пришел буквально минут через пять. Но. для меня выискался жирный минус: если у вас возник вопрос по ответу юриста, то придется сначала заплатить за его услуги. Или же начинать все сначала — писать вопрос, уточнять ситуацию, включать ответ другого юриста, чтобы другой отвечающий был в курсе. Совсем неудобно.

Собственно, чем я и занялась, потому что платить неизвестным личностям с неизвестной репутацией как-то не хотелось. Ну, и столкнулась с еще одним минусом: Проделав всю вышеописанную процедуру, мне пришел ответ, что все юристы сейчас заняты, но вы можете либо подождать, либо, воспользоваться услугами он-лайн юристов (платно). Душа к оплате никак не лежала, не потому что я жадина и любитель халявы (считаю, что всякий хороший и действенный труд должен быть оплачен), а потому что трудно потом будет доказать, что человек мне ни чем не помог, а денег взял. Ранее, у меня был опыт общения с юристами, но с предоплатной системой такого рода услуг я не сталкивалась. Так к чему это я. Да, вот к чему: ответа я так и не дождалась, собственно. Пришлось обращаться в другую он-лайн консультацию.

В общем, все эти БЕСПЛАТНЫЕ он-лайн консультации всего лишь замануха. Ведь бесплатный сыр только в мышеловке.

irecommend.ru

Пять недостатков ФКС по мнению юристов Навального

Юристы проекта «РосПил» высказывают свое мнение о недостатках Федеральной контрактной системы

1 сентября Минэкономразвития России представило проект федерального закона «О федеральной контрактной системе». Документ призван определить правовую основу формирования федеральной контрактной системы и заменить действующий федеральный закон №94 (закон о размещении госзаказов).

По замечанию разработчиков законопроекта, практика применения закона №94-ФЗ показывает, что его первоначальная антикоррупционная направленность в полной мере не реализована и система требует изменений, направленных на повышение прозрачности всего цикла закупок. Однако анализ документа позволяет сделать вывод, что в случае принятия закона о ФКС в его нынешнем виде прозрачность процесса отнюдь не повысится, даже наоборот — приведет к всплеску коррупции в сфере закупок.

Во-первых, законопроект существенно расширяет перечень способов размещения заказа. При этом выбор способа проведения процедуры в большинстве случаев ставится в зависимость от усмотрения заказчика. Например, он вправе применить двухэтапный конкурс, если решит, что для уточнения характеристик закупки ему необходимы обсуждения с поставщиками. Вместе с тем в проекте закона не предусмотрены соразмерные и эффективные гарантии того, что переговоры с поставщиками не приведут к сговору заказчика и поставщика.

Введение возможности размещения заказа путем проведения «конкурса с ограниченным участием» может привести к необоснованному ограничению в допуске участников к торгам. Поскольку выбор данного способа размещения заказа в каждом конкретном случае останется за заказчиком, это неизбежно создаст благоприятную почву для всевозможных злоупотреблений с его стороны. Причем широкое усмотрение заказчика предусмотрено не только при выборе процедуры, но и при непосредственном проведении конкурса с ограниченным участием: например, законопроект дает ему право требовать любые письменные доказательства от участника для подтверждения своей квалификации. Аналогичная ситуация и с таким способом размещения заказа, как запрос предложений, в соответствии с которым заказчик самостоятельно выбирает победителя после проведения переговоров.

Во-вторых, с чисто юридической точки зрения законопроект о ФКС содержит большое число противоречивых и неоднозначных формулировок. Это с большой долей вероятности повлечет произвол заказчика.

В-третьих, проект закона содержит необоснованно узкое толкование участника процедур закупок. Таковыми признаются только лица, направившие свои заявки на участие в процедурах закупок. Данное определение необоснованно сужает права хозяйствующих субъектов по сравнению с существующим положением закона №94-ФЗ, в соответствии с которым обжаловать нарушение закона мог каждый. Согласно представленному документу те, кто из-за допущенных нарушений в документации о торгах не смог принять решение об участии в конкретной закупке и направить заявку на участие, не могут и обжаловать действия заказчика.

В-четвертых, положения законопроекта противоречат действующему законодательству. Так, например, в соответствии с проектом закона, если контрактом предусмотрено предоставление поставщиком гарантии качества, обеспечение исполнения контракта должно распространяться на гарантийный срок, при этом размер обеспечения может составлять до 30% от цены контракта. Таким образом, уже после надлежащего исполнения контракта, приемки результата и прекращения его действия заказчик имеет право удерживать (и использовать) деньги исполнителя (гарантийный срок в среднем составляет от 12 до 24 месяцев). Это прямо противоречит положениям Гражданского кодекса РФ, согласно которому надлежащее исполнение прекращает обязательства.

В-пятых, представленный законопроект содержит большое число пробелов:

  • не регламентирована процедура контроля надлежащей обоснованности государственных (муниципальных) нужд;
  • из текста законопроекта непонятны и неясны последствия ненадлежащей обоснованности нужд;
  • субъекты, призванные осуществлять общественный контроль, не наделяются хоть какими-то значимыми правами для реализации общественного контроля. Следовало бы, например, закрепить право общественным объединениям обращаться в контрольные органы с жалобами на неправомерные действия заказчика, а также в суды с заявлениями в защиту прав и законных интересов участников процедур закупок (неопределенного круга участников процедур закупок). Подобные права предусмотрены в настоящее время, например, законами «О защите прав потребителей» и «Об охране окружающей среды».

torg94.ru

Адвокат в Facebook — человек или представитель корпорации

На юридическом форуме в Санкт-Петербурге прошло обсуждение правил поведения юристов в социальных сетях: могут ли они высказывать свое мнение, размещать личные фотографии на своих страницах и должны ли придерживаться неких этических стандартов. Несмотря на то, что к единому мнению прийти так и не удалось, большинство участников конференции согласилось с тем, что основными принципами поведения должны стать самоограничение, логика и здравый смысл.

Сегодня в рамках VI Международного юридического форума в Санкт-Петербурге прошла конференция «Юристы в социальных медиа — между регулированием и здравым смыслом». Ее модерировали журналист, советник по PR юридической компании Pen & Paper Антон Красовский и экс-сенатор, а в настоящее время статс-секретарь Федеральной палаты адвокатов РФ (ФПА) Константин Добрынин.

Обсуждение темы конференции проходило очень оживленно: спикеры перебивали друг друга, приводили не совсем этичные и корректные сравнения и примеры, вызывающие смех в аудитории, которая была забита до отказа. Модераторы отметили, что «сейчас все мы живем в новой реальности», где социальные медиа создают новые правила игры, с которыми юристам придется считаться и главным образом — через самоограничение.

Гендиректор «ВКонтакте» Борис Добродеев о стратегии развития компании

Присутствовавший на обсуждении президент ФПА Юрий Пилипенко обмолвился о разработке палатой специального регламента поведения юристов в социальных сетях, на что получил вопрос от Антона Красовского: необходимо ли адвокату каждый раз запрашивать разрешение на публикацию поста в Facebook? Несмотря на то, что ответ был отрицательным, господин Пилипенко оговорился, что адвокаты — это корпорация, поэтому все ее члены должны соблюдать установленные правила, а за нарушение таких норм может последовать ответственность вплоть до лишения статуса.

— Зачем нужны еще правила, если все страна состоит из запретов и ограничений? — спросил у него Антон Красовский.

На это глава ФПА поделился соображением, что не хочет, чтобы граждане говорили «некоторые вещи об адвокатах».

— Адвокат не должен делиться собственным мнением? — поинтересовался журналист.

— Он может делиться, просто есть некоторые суждения, которые адвокатура посчитает плохими,— ответил Пилипенко, уточнив, что они не будут создавать нормы, определяющие критерии для плохих или хороших суждений.

В диалог включился Генри Резник, впоследствии попросивший не говорить о нем как об адвокате, поскольку все свои выступления и публикации в интернете он делает в личном качестве.

— Спорный посыл, что адвокаты тоже люди. Но мы тем не менее из этого исходим,— громогласно начал свою речь господин Резник и задался вопросом, является ли адвокат адвокатом 24 часа в сутки.

Он предложил четче разграничивать профессиональную деятельность, стандарты регулирования которой наработаны веками, и частную жизнь.

— У нас особенная власть, а позор нашей юстиции — заказные дела. Если дело политически или коррупционно мотивировано, правильно ли будет запретить адвокату высказывать свое мнение, говорить о произволе и взывать к общественности? — вопрошал Генри Резник.

Как Марк Цукерберг проверит Facebook на цензуру

— Это цензура? — поинтересовался Антон Красовский.

— Наши этические правила работают только в адвокатской деятельности. Мы за рамками этой деятельности в интернете такие же граждане. Никакие сети ничего не меняют, а за клеветнические высказывания будет соответствующая ответственность. О некотором усовершенствовании профессиональных правил можно подумать, но за их пределами вмешиваться нельзя,— ответил юрист.

Юрий Пилипенко на это заявил, что границы дозволенного могут отличаться, но Генри Резник продолжал настаивать, что ответственности адвоката за поведение в интернете быть не должно.

С такой позицией не согласилась генеральный директор медиахолдинга «Дождь» Наталья Синдеева, рассуждавшая об аналогичном статусе журналистов в сетях.

— Если у тебя не закрытая сеть, то де-факто социальная сеть приравнивается к СМИ. Журналист остается журналистом вне редакции, даже в постели, когда транслирует происходящее в Facebook. Все регулируется здравым смыслом, у нас в редакции негласно существуют этические принципы,— рассказала госпожа Синдеева.

По ее мнению, в любом публичном выступлении журналисту необходимо помнить об ответственности и соблюдать закон о СМИ, и, хотя в редакции «Дождя» нет документов, регулирующих поведение сотрудников в соцсетях, а есть только этика, у руководства телеканала все же есть право сделать сотруднику замечание и даже уволить.

Сколько запросов посылало российское правительство Facebook

В середине спора по Skype к дискуссии подключилась директор департамента информации и печати МИД РФ Мария Захарова, которую Антон Красовский представил как «лицо власти в нынешних медиа». Связь с ней прерывалась трижды, но в итоге госпожа Захарова сама позвонила модератору по телефону и сообщила присутствующим, что «соцсети — это как ток-шоу», а сама она воспринимает их как место, где можно и выразить свою экспертную оценку, и «запостить» фотографии цветов из сада или свои из спортзала. Впрочем, в отношении официальных заявлений Мария Захарова заявила, что их она делает только за трибуной МИДа. Она посетовала, что многие недовольны соседством на ее странице личных и официальных фотографий и считают, что должно быть только что-то одно. «Но откройте “Коммерсантъ”, “Известия”, “Комсомольскую правду” — везде есть разные рубрики. Разноголосица позволяет показать, кто ты. Социальная сеть — это мое маленькое СМИ. Я имею право на свое личное мнение»,— настаивала Мария Захарова.

Юрий Пилипенко призвал найти компромисс между правилами и свободой волеизъявления: «Мы не должны сопоставлять свободу и правила. Свобода без правил невозможна». А посол Австрии в РФ Эмиль Брикс призвал обратить внимание в первую очередь на защиту российских журналистов от государства, а если уж определять правила поведения для юристов, то ограничиться общим принципом «не заходить слишком далеко».

Партнер адвокатского бюро КИАП Андрей Корельский предположил, что, возможно, участники конференции сейчас обсуждают будущий проект закона, который может появиться лет через десять: «Может, и посты в пьяном виде писать уже нельзя будет». На это Констанин Добрынин ответил, что со скоростью работы нынешнего созыва Госдумы «через десять лет это будет уже правоприменительной практикой».

Под конец встречи Антон Красовский спросил Генри Резника:

— Если примут такие правила, вы уйдете из профессии?

— Если они будут приняты с большого бодуна, мы пойдем в суд и оспорим их. Адвокатура сейчас у нас отделена от государства больше, чем церковь.

— У священников такая же проблема: выкладывает фотографию матушки с пляжа, а паства не хочет этого видеть,— заметил Константин Добрынин. По итогам дискуссии общий рецепт поведения для юристов в соцсетях так и не был выработан, но большинство присутствующих сошлись на том, что нужно руководствоваться логикой и здравым смыслом.

www.kommersant.ru

Прочитав несколько аргументов касательно грузинских реформ и их применимости к российским реалиям, юрист высказывает своё мнение

Рамин Катамадзе, юрист из Москвы : Ох ты чудо. грузинское. 07.06.2010 | 09:54

Прочитав несколько аргументов касательно грузинских реформ и их применимости к российским реалиям, считаю возможным высказать свое мнение.

Но перед тем как продолжу его высказывать, хочу предостеречь от следующего.

Обычно, когда мы с моими друзьями обсуждаем те или иные реалии грузинской и российской действительности, исчерпав все состоятельные аргументы, мне говорят «ну если там все хорошо, почему бы тебе туда не уехать жить. ».

Повторяю, подобный аргумент несостоятелен, неубедителен, неуместен.

А теперь, собственно говоря, о Грузии. Ваш покорный слуга рос в этой стране в период до 2000 года. Действительностью тех лет были те явления, которые коротко изложены в публикуемых статьях, а именно: в моде были т.н. воровские (как грузины называют, «черные») понятия, в порядке вещей были сходки, вымогательства, рэкет. т.е. все прелести 90-х.

И все это плотно лежало в наших мозгах, подростков, и мы ЭТО воспринимали как абсолютно нормальные явления.

Напоминаю, все это имело место в Грузии приблизительно 7 лет назад.

Потом были реформы, ОЧЕНЬ жесткие, резкие, больные для массы населения.

В сухом остатке сейчас мы имеем страну абсолютно другую.

Вопрос: приемлемы ли для России подобные реформы, в основном реформы в сфере правоохранительных органов (а именно милиция является первым проявлением государственной воли для граждан), реформы в сфере налогообложения и налоговой культуры, в сфере минимизации роли государства в экономике.

На мой взгляд, и на взгляд тех людей, которые физически претворяли грузинские реформы в жизнь, все это возможно.

Аргумент типа «Россия географически большая страна, население здесь несоизмеримо с населением там и т.д.», на мой взгляд не могут быть приняты, ибо у России несоизмеримые ресурсы, бюджет России несоизмерим в бюджетом Грузии, доходы в России на душу населения выше чем в Грузии.

Я не говорю, что в Грузии все хорошо, а в России все плохо.

Это не так. И там, и здесь проблем хватает. Но если мы хотим уважать гражданина, человека, личность, должны понимать – в нынешней системе государственных ценностей это невозможно, именно потому, что нет воли Господаря.

Как говорил профессор Преображенский, «Разруха в головах. ».

74.ru

Популярное:

  • Как оформить карточку для получения пенсии Пенсия на карту Сбербанка Пенсионный Фонд перечисляет пенсию на лицевой счет сберкнижки на основании заявления пенсионера. Получать ее через кассу Сбербанка намного удобнее, в отличие от многочасового ожидания в очереди на почте. Поэтому […]
  • Декларация единый налог 2 группа Декларация единого налога - 2 группа единщиков 02. Сроки сдачи декларации и налоговые периоды Для предпринимателей второй группы отчетный период paвен календарному году (coгл. п.296.2 cт.296 Налогового Кодекса). При годовом отчетном […]
  • Как находить площадь квадрата правило Площадь фигур Две фигуры называют равными, если одну их них можно так наложить на другую, что эти фигуры совпадут. Площади равных фигур равны. Их периметры тоже равны. Площадь квадрата Для вычисления площади квадрата нужно умножить его […]
  • Хорошие юристы в хабаровске Хорошие юристы в хабаровске Полностью проверить юридическую чистоту объекта, надежность контрагента, безопасность схемы проведения сделки и всех договоров, что поможет избежать будущих убытков и предотвратить судебные […]
  • Какой стаж работы нужен для кредита Легко ли получить ипотеку для сотрудников Сбербанка и зарплатных клиентов? Сотрудники Сбербанка нуждаются в собственном жилье не меньше, чем люди, работающие в иных организациях. Эта кредитная организация поощряет желание сотрудников в […]
  • Бланк заявление осаго росгосстрах образец Росгосстрах образец заявление на выплату страхового возмещения Росгосстрах – крупнейшая компания такого рода в РФ, предлагающая своим клиентам более 50 наименований продуктов. В предусмотренных случаях нанесения ущерба имуществу или […]
  • Ут возврат товара от клиента Как сделать возврат товара от покупателя в 1С 8.3 Настоящая инструкция содержит описание работы по созданию документов «Возврат товаров от клиента» в системе «1С:Управление торговлей», созданной на платформе «1С:Предприятие», и […]
  • Суды в красногорском районе КРАСНОГОРСКИЙ СУД (Красногорский городской суд Московской области): телефоны, адрес, реквизиты. Юридическая поддержка граждан в Красногорском городском суде Московской области. Адвокаты специализируются на работе в Красногорском […]