Причастие схемы с правилами

1. Причастие как особая форма глагола. Правила

Причастие – это особая форма глагола, которая обозначает
признак предмета по действию и отвечает на вопросы

какой? какая? какое? какие?

Например: сверкавший, плачущая, палящее, переливающиеся.

Причастие совмещает в себе признаки глагола и прилагательного.

Причастия, как и прилагательные, изменяются по падежам, числам
и родам и имеют такие же падежные окончания:

синеющая (и.п.) , синеющей (р.п.) , синеющую (в.п.) , о синеющей (п.п.) ;

решенный (вопрос) – решенные (вопросы);

улыбающийся (мальчик) – улыбающаяся (девочка) – улыбающееся (дитя).

В предложениях причастия обычно согласуются с именами
существительными и выступают в роли определения:

Причастия, как и глаголы, сохраняют:

значение действия:
идущий по реке пароход – пароход, который идет по реке;
брошенный в корзину мусор – мусор, который бросили в корзину;

возвратность / невозвратность:
озарявшийся – озарявший;

вид (совершенный и несовершенный):
придуманный – думавший;

время (настоящее и прошедшее):
называющий, сохраняемый – называвший, сохраненный.

Задачи на тему «Причастие как особая форма глагола»

Выберите из предложений причастия.

1.Багряная листва, покрытая морозною росою, шуршит в аллее под моей ногою.
2. И низко висит над чужою землей ревущее грозою наше небо.
3. Я сидел сзади и видел молодые напряжённые затылки моряков.
4. И потекла новая песня, решительная и решившаяся.
5. Вся собранная, острая, живая, ты много, где успела побывать.
6. Гроза отгремела и ушла, оставив над городом мелкий дождичек, моросивший до самого утра.
7. Потемневшие деревья слились с силуэтами домов.

Злющий, злящий, злящийся, зливший, злившийся.
Удлинивший, удлинившийся, длиннющий, удлиняющий, удлиняющийся.

1. Мороз усилился, и, когда Андрей Дмитриевич проходил в светлом круге, который образовался от зажжённого фонаря, он видел реявшие в воздухе маленькие сухие снежинки.
2. Иногда ночное небо в разных местах освещалось дальним заревом от выжигаемого по лугам и рекам сухого тростника, и тёмная вереница лебедей, летевших на север, вдруг освещалась серебристо- розовым светом.
3. Порою лепесток, роняемый цветущим в саду деревом, медленно падал, и я старался схватить взглядом отражение этого лепестка.

Выделите причастия и существительные, с которыми причастия согласованы (т.е. определяемые слова).

1. Луга давно расцвели. Зазеленели кусты и деревья, но новорожденные листочки были совсем крошечные. Озарённые нежным светом раннего утра, свежие, будто улыбающиеся, они напоминали детей, только что пробудившихся ото сна.
2. Бемби вышел из кустарника и оказался на пустынном глухом месте, поросшем рутой. Бемби был совсем один. И, уже не чувствуя над собой чужой власти, он дал волю давно томившему его позыву к бегству. Под его летящим вперёд телом тугой ракитник стлался, словно под косой.

1. Итальянский язык казался особенно звонким в густом снегу, засыпавш м пустынные проспекты и дворцы Петербурга. 2. Создатель русского стиха Пушкин был первым поэтом, превративш м русские слова в крылья бабочек и крылья птиц и заставивш м размерные русские строки сверкать золотом и звенеть серебром. 3. Глаза его скользили по бесчисленным колосьям, жёлтым, отяжелевш м, суховато шелестящим на легчайш м полуденном ветерке.

1. Матросы сели на холме, заросш м вереском и волчьими ягодами. 2. Мягкий солнечный свет вырвался, откуда — то снизу, как будто его излучала сама земля навстречу слепящ м бликам солнца, рассыпанным в листве. 3. У неё было чувство воробья, залетевш го в тысячеколёсный механизм башенных курантов. 4. Добро существует в душе, в окружающ м нас мире. 5. Мшистые стволы упавш х деревьев, ямы, высокий папоротник мешали ей на каждом шагу.

1. Евгений мой спешит, душою замирая, в надежде, страхе и тоске к едва смирившейся реке.
2. Долго жители не спали и меж собою толковали о дне минувшем.
3. Зарево на дальних высотах трепещущих румянцем отразилось.
4. Ключ этот бьёт из расселины берега, превратившегося в небольшой овраг.
5. Лошади, сколько я мог различить при чуть брезжущем, слабо льющемся свете звёзд, тоже лежали, понурив головы.
6. Листья становятся какого — то бело — мутного цвета, ярко выдающиеся на лиловом фоне тучи, шумят и вертятся.
7. И низко висит над чужою землёй ревущее грозою небо.

Вставьте пропущенные буквы.

1. Он будто всё ещё во весь дух нёсся за лающ й собакой. 2. Солнце смущённо глянуло на леденящ ю землю. 3. Он был подобран пароходом «Лукреция», шедш м в Кассет. 4. Виднелась струящ яся голубизна камней. 5. Он как бы видел свою оторопевш ю дочку в богатой толпе у прилавка. 6.Стог сена, дерево, растущее поодаль, перелесок, шалаш старика, видневш йся вдали, — всё виделось как – то особенно выпукло и ярко.

school-assistant.ru

Причастие в немецком языке (Partizip I, Partizip II)

Причастие в немецком языке (Partizip) – это одна из форм глагола, которая демонстрирует как глагольные признаки, так и признаки имени прилагательного. Иными словами, причастие передает такие признаки глагола, как залог и время, и параллельно с этим – такие признаки прилагательного, как склонение, возможность выступать в роли предикатива (в краткой форме) и в роли определения к имени существительному (в склоняемой форме).

Причастие в немецком языке существует в двух формах – Partizip I и II, которые образуются следующим образом:

  • weigern (слабый: колебаться) – weigernd (колеблющийся)
  • stechen (сильный: колоть, протыкать, жалить) – stechend (колющий)
  • weigern — geweigert (слабый: поколебавшийся),
  • aufbauen – aufgebaut (слабый: надстроенный),
  • transportieren – transportiert (слабый: перевезенный, транспортированный),
  • besprechen — besprochen (сильный: обсужденный),
  • stechen — gestochen (сильный: уколовшийся, ужаленный)

Употребление причастия в немецком языке в форме Partizip I

Причастие в этой форме выражает либо незаконченное, продолжающееся действие, либо действие, которое происходит одновременно или же параллельно с каким-либо другим. В том случае, если Partizip I выступает в предложении самостоятельным членом, то причастие употребляется в неизменяемой (несклоняемой) форме. Если же Partizip I занимает место перед существительным и выступает определением к нему, то в таком случае причастие склоняется как самое обычное прилагательное. Например:

— Er näherte sich zu ihr komisch tanzend. – Он подошел к ней, смешно пританцовывая. (В этом предложении причастие Partizip I выражает одновременность действия со сказуемым и употребляется в качестве самостоятельного члена предложения – обстоятельства образа действия (как?); употребляется в несклоняемой форме).

— Die tanzenden kleinen Mädchen sahen unwahrscheinlich süss aus. – Танцующие маленькие девочки выглядели до невозможности милыми. (В этом предложении Partizip I выступает в роли согласованного с существительным прилагательного).

Причастие в немецком языке в форме Partizip I обладает такими глагольными свойствами, как время (параллельность, одновременность действия) и залог (активный).

Причастие в немецком языке в форме Partizip I + zu может также употребляться как определение к существительному. В данном случае оно образуется лишь от переходных глаголов и означает пассивную возможность или пассивное долженствование. Определение, выраженное таким образом, также может быть распространенным и нераспространенным. Например:

— Die zu diskutierende Streitfrage war uns nicht ganz klar. – Спорный вопрос, который необходимо было обсудить, был нам не совсем понятен (нераспространенное определение).

— Die mit unseren Kollegen zu besprechende Streitfrage war uns nicht klar. – Спорный вопрос, который необходимо было обсудить с нашими коллегами, был нам не понятен (распространенное определение).

Употребление причастия в немецком языке в форме Partizip II

Причастие Partizip II может использоваться для формообразования сложных временных форм Perfekt, Plusquamperfekt, Futurum II и всех без исключения форм Passiv в изъявительном (Indikativ) и сослагательном (Konjunktiv) наклонении. Для примера рассмотрим Indikativ указанных временных форм и наиболее широко распространенного Vorgangspassiv, который образуется по схеме «werden + Partizip II» и описывает процесс или действие:

es wird geschmiedet worden sein

Причастие в немецком языке в форме Partizip II обозначает действие завершенное, при этом оно предшествует тому действию, которое выражает сказуемое. Что касается залога, то Partizip II выражает активный залог, если форма образована от непереходных глаголов, и пассивный – если она образована от глаголов переходных. Например:

— Die von ihr gekochte Zwiebelsuppe war zu salzig. – Приготовленный ею луковый суп был слишком соленый. (Здесь у нас спрягаемая форма Partizip II в виде определения к существительному, означает завершенное действие и выражает пассивный залог, поскольку образована от переходного глагола).

— Die vergangenen Wochen sind sehr erlebnisvoll gewesen. – Прошедшие недели были очень насыщены всякими событиями. (В этом предложении причастие Partizip II согласуется с существительным и выражает активный залог (поскольку образовано от непереходного глагола)).

Когда причастие Partizip II выступает в виде определения к существительному, оно может быть либо нераспространенным (см. также пример 2 выше), либо распространенным. Распространенным оно является в том случае, когда имеет зависимые слова (см. также пример 1 выше).

— Die im Rahmen des Schulprogramms gelesenen B ü cher fördern die allseitige harmonische Entwicklung der Kinder. – Прочитанные в рамках школьной программы книги способствуют всестороннему гармоничному развитию детей. (В этом предложении у нас имеется распространенное определение к существительному).

— Der gefundene Durchgang war zu eng, um rauszukommen. – Найденный проход был слишком узким, чтобы выбраться наружу (В этом предложении – нераспространенное определение к имени).

Распространенные причастия, выступающие в роли определения к существительному, чаще используются на письме. В обычной разговорной речи они обычно заменяются на придаточные предложения (определительные). Например:

— Die von unserem Sohn gewählten Bücher haben uns sehr gut gefallen. – Выбранные нашим сыном книги нам очень понравились (распространенное определение).

— Die Bücher, die unser Sohn gewählt hat (die von unserem Sohn gewählt wurden), haben uns sehr gut gefallen. – Книги, которые выбрал наш сын (которые были выбраны нашим сыном), нам очень понравились (придаточное определительное Aktiv (Passiv)).

Оба причастия в немецком языке – и Partizip I, и Partizip II – могут употребляться в краткой / полной форме. В таких случаях они выступают в предложении в роли обстоятельства / определения.

— Meine Oma ist sitzend eingeschlafen. – Моя бабушка заснула сидя (обстоятельство образа действия, краткая форма Partizip I).

— Die im Sessel sitzende Oma ist eingeschlafen. – Сидящая в кресле бабушка заснула (определение, склоняемая форма Partizip I).

— Und das heisst gewaschene Hände? — И это называется «вымытые руки» (определение, склоняемая форма Partizip II)?

— Wolfgang sah seine Freundin verwirrt an. — Вольфганг смущенно смотрел на свою подругу (обстоятельство образа действия, краткая форма Partizip II).

Оба причастия в немецком языке (Partizip I и Partizip II) с зависимыми словами могут представлять собой обособленные причастные обороты, в которых эти причастия, как правило, занимают место в конце оборота. Такие предложения могут переводиться на русский как причастными, так и деепричастными оборотами – это зависит от функции немецкого причастного оборота, то есть от того, является он обстоятельством или определением. При этом после существительного обычно стоит причастный оборот в функции определения, а в начале предложения – в функции обстоятельства. В таких причастных оборотах причастие Partizip I передает одновременность действия, то есть незавершенное действие, а причастие Partizip II – предшествующее завершенное действие. Например:

1. Der Junge, am Telefon sprechend, versuchte die Kugeln zu sammeln. – Мальчик, разговаривающий по телефону, пытался собрать шарики. (Здесь причастный оборот с Partizip I выступает определением к существительному и обозначает одновременность действия со сказуемым).
2. Die Blumen, vor einem Monat von meiner Mutter gepflanzt, sahen wunderschön aus. — Цветы, посаженные моей мамой месяц назад, выглядели очень красиво. (Здесь причастный оборот с Partizip II выполняет функцию определения к существительному и передает действие, которое предшествует действию, передаваемому сказуемым).
3. Unserem ehemaligen Haus vorbeigehend, habe ich immer das Gefühl, das ich viel verloren habe. Проходя мимо нашего бывшего дома, я всегда испытываю чувство, что очень многое потерял. (Здесь у нас причастный оборот с Partizip I в роли обстоятельства, которые передает одновременность действия).
4. In einem kleinen Hotel übernachtet, machten wir uns wieder auf den Weg. – Переночевав в маленьком отеле, мы снова отправились в путь. (Здесь причастный оборот с Partizip II выступает в роли обстоятельства и передает действие, которое предшествует действию, передаваемому сказуемым).

online-teacher.ru

3.8.1. Понятие о причастии. Разряды причастий. Образование причастий

1. Как уже отмечалось (см. п. 3.1. Части речи. Слово и его формы), причастие характеризуется в лингвистике по-разному. Одни языковеды считают причастия особой формой глагола, другие – самостоятельной частью речи. В данном пособии мы придерживаемся последней точки зрения.

Причастие – самостоятельная часть речи, которая обозначает признак предмета по действию, объединяет в себе свойства прилагательного и глагола и отвечает на вопрос какой? Возможны также вопросы что делать? что сделать?

Основные признаки причастия

2. Начальная форма причастия такая же, что и у прилагательного, – единственное число, мужской род, именительный падеж.

Бежавший, строивший, раскрытый.

3. В составе причастий выделяются два разряда: действительные и страдательные.

Действительные причастия обозначают признак, который создаётся действием самого предмета.

Читающий мальчик – тот мальчик, который сам читает ; читавший мальчик – тот мальчик, который сам читал .

Страдательные причастия обозначают признак, который создаётся у одного предмета действием другого предмета.

Прочитанная мальчиком книга – книга, которую прочитал мальчик ; построенный рабочими дом – дом, который построили рабочие .

Страдательные причастия обладают рядом особенностей:

страдательные причастия образуются только от переходных глаголов;

Построить дом – построенный дом; читать книгу – читаемая книга.

Построенный дом – дом построен, допитое молоко – молоко допито.

Ср.: построенный (кем?) рабочими дом ( рабочие построили дом); рассказанная (кем?) бабушкой сказка ( бабушка рассказала сказку).

4. Образование причастий – причастия образуются от глаголов с помощью специальных суффиксов.

licey.net

Причастие и причастный оборот

Содержание

  1. Что такое причастный оборот в русском языке?
  2. Как определить причастный оборот?
  3. Тест по теме

Причастие – особая форма глагола (в некоторых источниках – самостоятельная часть речи), которая обозначает признак по действию и отвечает на вопросы Какой? Что делающий? Что сделавший? Каков? Причастие имеет грамматические признаки глаголов (вид, время, залог) и прилагательных (род, число, падеж, полные и краткие формы); при употреблении с зависимыми словами образует причастный оборот.

Что такое причастный оборот в русском языке?

Причастный оборот – это причастие с зависимыми словами. Вопросы причастного оборота – Какой? Что делающий? Что сделавший? В предложении причастный оборот может выполнять синтаксическую роль обособленного либо необособленного определения.

Особенности правописания причастного оборота зависят от того, какое место он занимает по отношению к определяемому слову (существительному или местоимению). Причастный оборот выделяется запятыми с двух сторон, если стоит после определяемого слова. Если причастный оборот стоит перед определяемым словом, то, как правило, не обособляется.

Как определить причастный оборот?

Одним из самых сложных моментов является определение границ причастного оборота. Чтобы найти причастный оборот в предложении нужно выделить причастие и зависимые от него слова, поставив вопрос от определяемого слова (определяемое слово не входит в состав оборота).

Предлагаем для закрепления полученных знаний по причастию и причастному обороту пройти бесплатно тест на нашем сайте.

obrazovaka.ru

Действительное причастие

Действительное причастие – это такое причастие, которое образуется при помощи суффиксов -ущ (-ющ) / -ащ (ящ) (заходящий, влияющий, вращающийся, строящийся; такие причастия называются действительными причастиями настоящего времени) или суффиксов -вш / (заходивший, влиявший, вращавшийся, строившийся, написавший, испугавшийся, пришедший; такие причастия называются действительными причастиями прошедшего времени).

Содержательно действительные причастия объединяются тем, что в конструкциях с ними релятивизуется (см. Релятивизация) подлежащее. Подробнее об определении действительных причастий см. Причастие / п.3. Действительные и страдательные причастия. О синтаксических свойствах оборотов с действительными причастиями см. в статье Синтаксис причастных оборотов.

Действительное причастие настоящего времени и действительное причастие прошедшего времени отдельно подробно описываются в соответствующих статьях. Ниже дается только краткая характеристика этих двух типов действительных причастий (п.1 и п.2 соответственно) и обсуждаются вопросы, касающиеся действительных причастий в целом:

а) вопрос о выборе между причастием настоящего vs. прошедшего времени (п.3)

б) вопрос о действительном причастии как об одном из возможных средств релятивизации подлежащего (п.4).

1. Действительные причастия настоящего времени

Основа действительных причастий настоящего времени образуется путем присоединения к основе настоящего времени глаголов суффиксов —ущ (орфографически также —ющ) для глаголов первого спряжения и —ащ (орфографически также —ящ) для глаголов второго спряжения. Действительные причастия настоящего времени образуются только от глаголов несовершенного вида.

В рамках системы действительных причастий причастия настоящего времени часто описываются как своего рода немаркированный член [Исаченко 1965/2003: 542]. Действительно, эти причастия могут использоваться при обозначении самых разных ситуаций: актуально-длительных, многократных, проспективных и т.д. (см. об этом, например, [Князев 2007: 478–481]). Однако для того чтобы понять, какое именно значение выражается этими формами, необходимо рассматривать их не в изоляции, а в рамках той парадигмы, в которую они входят, сравнивая их с другими формами, которые говорящий может употребить в речи. Поэтому обсуждение аспектуального, темпорального и таксисного потенциала этих форм будет предпринято после рассмотрения действительных причастий прошедшего времени, в п.3. Противопоставление действительных причастий настоящего и прошедшего времени.

Подробнее об этом типе причастий см. в специальной статье Действительное причастие настоящего времени.

2. Действительные причастия прошедшего времени

Действительные причастия прошедшего времени образуются от основы прошедшего времени глагола с помощью суффиксов —вш (для основ на гласный, ср. написавший, севший, расколовший, умывшийся) или —ш (для основ на согласный, ср. приползший, ушедший, ссохшийся).

Существенных ограничений на образование действительных причастий прошедшего времени в русском языке нет. В отличие от всех остальных типов причастий (см. Причастие / п.7. Набор причастных форм в зависимости от грамматических характеристик глагола), эти причастия в принципе могут свободно образовываться от глаголов обоих видов, от переходных и непереходных (включая возвратные) глаголов и т.д.

Если действительные причастия настоящего времени часто ведут себя как немаркированные по признаку времени (обозначают ситуации, не имеющие определенной временно́й привязки), см. п.1, то действительные причастия прошедшего времени почти всегда наделены осязаемой темпоральной семантикой и локализуют во времени обозначаемую ими ситуацию как предшествующую точке отсчета. Однако решение вопроса о природе категории времени у этих причастий предполагает не изолированное их рассмотрение, а установление характера противопоставления между действительными причастиями прошедшего и настоящего времени, чему посвящен п.3. Противопоставление действительных причастий настоящего и прошедшего времени.

Подробнее об этом типе причастий см. в специальной статье Действительное причастие прошедшего времени.

3. Противопоставление действительных причастий настоящего и прошедшего времени

В этом разделе обсуждается проблема темпорального, аспектуального и таксисного потенциала действительных причастий. При решении этой проблемы будет принято несколько условных допущений и упрощений.

1) Не будут рассматриваться такие сравнительно маргинальные образования, как действительные причастия будущего времени (см. о них Действительное причастие настоящего времени / п.1.2) и причастия сослагательного наклонения (см. о них Причастие / п.6.1.3. Наклонение).

2) Мы будем исходить из того, что категория вида у действительных причастий в целом обладает тем же потенциалом, что и у финитных форм (о таком подходе и о некоторых проблемных случаях, не укладывающихся в его рамки, см. Причастие / п.6.1.1. Вид).

3) Мы будем исходить из того, что сам выбор действительного причастия в речи (в противоположность страдательным) не связан с аспектуальной, таксисной и темпоральной семантикой.

При принятии всех этих допущений поставленная в этом разделе задача сведется к установлению характера противопоставления между действительными причастиями настоящего и прошедшего времени, то есть к выяснению природы грамматической категории времени у действительных причастий.

3.1. Краткий обзор существующих точек зрения на проблему категории времени действительных причастий

Проблема категории времени у причастий считается одной из наиболее сложных в русской грамматической семантике, ей посвящена обширная литература, однако консенсус в этих долгих дискуссиях так и не был достигнут, см. [Чуглов 1990], [Демьянова 1991], [Князев 2007: 479–482], а также обзор более ранних взглядов на проблему времени причастий в [Богданов и др. 2007: 530–531], [Крапивина 2009: 11–12], [Русакова 2008: 238–241].

Существуют исследователи, занимающие крайнюю позицию: они признают причастное время относительным временем, то есть утверждают, что граммемы времени у причастий всегда выражают не отнесенность к объективному прошлому или настоящему, а предшествование или одновременность действия, выраженного причастием, действию, выраженному опорной формой (о противопоставлении абсолютного и относительного времени, или таксиса, подробнее см. Время). Впрочем, интересно, что иногда такое семантическое противопоставление постулируется не как грамматическое содержание категории времени причастий, а как значение вида у причастий, при этом для причастий глаголов СВ постулируется значение предшествования, а глаголов НСВ – одновременности [Буланин 1983: 106] [1] .

На другом полюсе находятся исследователи, которые считают, что причастия способны выражать как абсолютное, так и относительное время. Так, например, Н. А. Козинцева увязывает противопоставление этих двух возможностей с категорией вида, утверждая, в частности, что действительные причастия прошедшего времени глаголов СВ передают относительное время, тогда как действительные причастия прошедшего времени глаголов НСВ выражают абсолютное время, а значение предшествования в них «обусловлено контекстом» [Козинцева 2003: 184–185]. Согласно А. Тимберлейку, действительные причастия настоящего времени глаголов НСВ выражают значение одновременности (относительное время), а причастия прошедшего времени тех же глаголов – значение «удаленного прошедшего» [2] (абсолютное время) [Timberlake 2004: 395].

В каком-то смысле между этими двумя полюсами находятся те исследователи, которые считают, что в основном действительные причастия выражают именно относительное время, однако маргинально все же способны выражать и абсолютное время [Пешковский 1956/2001: 127], [Калакуцкая 1971: 8–25], [Виноградов 1947/2001: 232].

Еще одна возможность «компромиссного» подхода представлена в работе К. А. Крапивиной, где противопоставление двух обсуждаемых типов интерпретации времени причастий увязывается с их синтаксической позицией (см. о них Причастие / п.6.3. Синтаксические функции причастий). В частности, К. А. Крапивина утверждает, что «причастия в комплементативной функции можно считать специфическим средством выражения таксисных отношений (причастия настоящего времени используются для выражения одновременности, причастия прошедшего времени – для выражения предшествования…)» [Крапивина 2009: 48] [3] .

Это утверждение подтверждается в работе К. А. Крапивиной как корпусными примерами, так и экспериментальными данными. Так, в частности, приводятся данные, согласно которым респонденты оценивали как не вполне приемлемые конструкции типа явпервые увидела своего мужа плакавшим на сцене или Рита считала ее умевшей жить, то есть структуры, в которых причастия прошедшего времени обозначали события, одновременные действию опорной формы.

По всей видимости, однако, обобщение К. А. Крапивиной имеет статус сильной статистической тенденции, но не абсолютного правила. В отдельных случаях при комплементативном использовании действительных причастий глаголов НСВ в условиях одновременности действия, выраженного причастием, действию матричного глагола, употребленного в форме прошедшего времени, выбирается все же причастие прошедшего времени, как в следующем примере:

(1) Я был в Лондоне в 1952 году и видел ее стоявшей на Темзе у Гринхита, рядом со старым «Уорчестером». [И. А. Ефремов. Катти Сарк (1942-1943)]

Последующее обсуждение будет посвящено проблеме времени действительных причастий, употребленных в согласующейся позиции, то есть в качестве определений. Это обсуждение будет нацелено на установление закономерностей, связывающих значения определенного набора семантических и грамматических параметров с выбором между действительными причастиями прошедшего и настоящего времени. В число контролируемых параметров будет входить:

1) вид глагола, от которого образуется причастие;

2) временной план, к которому относится действие, выраженное опорной формой;

3) временной план, к которому относится действие, выражаемое причастием;

4) таксисные отношения между ситуациями, выражаемыми причастием и опорной формой.

Разумеется, не все комбинации перечисленных признаков логически возможны. Например, сочетание таксисного значения одновременности (параметр 4) и отнесенности действия, выраженного опорной формой, к плану будущего (параметр 2) делает логически возможным только отнесенность действия, выражаемого причастием, также к плану будущего (параметр 3).

Предлагаемый подход отражает сложную природу изучаемого противопоставления, не укладывающегося в обсуждаемую в литературе бинарную оппозицию: абсолютное время vs. относительное время (см. Время).

В п.3.2 рассматриваются контексты, в которых выбор причастия того или иного времени относительно однозначно определяется семантическими параметрами. В п.3.3 отдельно обсуждается такой класс контекстов («позиция конкуренции»), в которых грамматически приемлемы действительные причастия как настоящего, так и прошедшего времени, при этом выбор того или другого причастия не приводит к радикальному изменению значения.

3.2. Обязательный выбор действительных причастий прошедшего или настоящего времени [4]

3.2.1. Действительные причастия глаголов СВ

У глаголов СВ причастие прошедшего времени не противопоставлено в рамках подсистемы действительных причастий никакому другому причастию (причастия настоящего времени от глаголов СВ не образуются, см. п.1), поэтому в условиях, когда действительное причастие глагола СВ может быть употреблено, употребляется причастие прошедшего времени.

Закономерности использования действительных причастий от глаголов СВ будут рассматриваться по отдельности для случаев, когда действие, выражаемое опорной формой, относится к плану а) настоящего (п.3.2.1.1), б) будущего (п.3.2.1.2) или в) прошедшего времени (п.3.2.1.3) [5] .

В п.3.2.2 аналогичное раздельное обсуждение будет представлено для действительных причастий глаголов НСВ.

3.2.1.1. Действительные причастия глаголов СВ при опорной форме в настоящем времени

Если опорная форма относится к плану настоящего, условия, необходимые для употребления действительного причастия глагола СВ, возникают только в ситуации, когда действие, выражаемое причастием, предшествует действию, выраженному опорной формой (и, следовательно, само относится к плану прошлого).

(2) В глухом имении живёт потерявший память помещик Коляй Коляич. [«Известия» (2003)]

Таким образом, схема семантических возможностей причастия прошедшего времени СВ при опорной форме, относящейся к плану настоящего, может быть представлена в виде Таблицы 1.

Таблица 1. Употребление действительных причастий СВ при опорной форме настоящего времени

Относительное время причастия

Здесь и далее в таблицах серым закрашены клетки, соответствующие невозможному сочетанию признаков. Так, например, для причастий СВ закрашены серым все клетки, соответствующее значению настоящего времени: отнесенность к абсолютному настоящему противоречила бы семантике совершенного вида в русском языке. Помимо этого, невозможны комбинации признаков, соответствующие левой верхней и правой нижней ячейке таблицы; действительно, в левой верхней клетке должны бы были отражаться такие случаи, когда действие, выраженное причастием, относилось бы абсолютному будущему, но при этом предшествовало бы действию, выраженному опорной формой, т.е. моменту речи, — такое сочетание логически противоречиво.

Сокращения ПРОШ (и ниже НАСТ) обозначают возможность употребления причастия соответствующего времени. В некоторых клетках (например, после символов ПРОШ или НАСТ) приводятся номера сентенциальных примеров, если они имеются в тексте. Знак «–» соответствует мыслимой комбинации признаков, которые, однако, не могут быть выражены рассматриваемыми причастными формами, ср. для правой верхней клетки Таблицы 1:

(3) Я вижу человека, OK который завтра уедет / . уедущего завтра / *уехавшего завтра.

3.2.1.2. Действительные причастия глаголов СВ при опорной форме в будущем времени

Если опорная форма относится к плану будущего, набор возможностей употребления действительных причастий глаголов СВ отражен в Таблице 2.

Как и в предыдущем случае, действие, относящееся к плану настоящего, априорно не может выражаться формой глагола СВ: это противоречит семантике русского вида (см. Вид). Далее, если действие, выражаемое причастием, относится к плану прошлого, то оно в данном случае автоматически является предшествующим по отношению к действию, выраженному опорной формой (поэтому две правые клетки в нижней строке закрашены серым как логически противоречивые). Наконец, действия, относящиеся к будущему (верхняя строка), логически могут вступать с действиями, выраженными опорной формой будущего времени, в отношения как предшествования, так и одновременности или следования. Таким образом, логически допустимыми в данном случае оказываются 4 комбинации признаков абсолютного и относительного времени. Возможность употребления действительных причастий СВ для этих случаев отражена в Таблице 2.

Таблица 2. Употребление действительных причастий СВ при опорной форме будущего времени

Две возможности, отраженные в Таблице 2, могут быть проиллюстрированы одним и те же примером:

(4) Приз получит первый дозвонившийся слушатель.

Такое предложение может быть употреблено и в ситуации, когда какой-то зритель к моменту речи уже дозвонился и теперь ему в будущем будет вручен приз (левая нижняя клетка), и в ситуации, когда звонок состоится в будущем и после того, как слушатель позвонит на радиостанцию, он получит приз (левая верхняя клетка).

3.2.1.3. Действительные причастия глаголов СВ при опорной форме в прошедшем времени

При опорной форме, относящейся к плану прошлого, действительное причастие СВ обычно соответствует действию, предшествующему тому, которое выражено опорной формой, и также относящемуся, таким образом, к плану прошлого:

(5) Как бы то ни было, Адриан немедленно объявил почившего любовника богом и даже назвал его именем одно из созвездий. [«Известия» (2002)] – смерть любовника предшествует объявлению его богом

В этом примере смерть любовника (ср. почившего) предшествовала тому, как он был объявлен богом, и, разумеется, относится к плану прошлого.

Маргинально возможны случаи, когда причастие обозначает действие, в каком-то смысле одновременное тому действию, которое выражено опорной формой (и, таким образом, относящееся к плану прошлого в терминах абсолютного времени). Это происходит при возникновении тех отношений между двумя предикациями, которое иногда называют «псевдоодновременность» [Полянский 2001: 250–253] или «коинциденция» [Вимер 2004], например, в контексте обстоятельств типа тем самым, таким образом и т.д:

(6) Теперь она служила одним из «доказательств» того, что именно в ту ночь Иден завербовал Молотова, ставшего таким образом ценнейшим агентом Интеллидженс сервис. [В. Бережков. Рядом со Сталиным (1998)]

В этом примере сама вербовка Молотова и представляет собой то событие, которое сделало его ценнейшим агентом, и в этом смысле об одновременности двух отдельных событий говорить невозможно: скорее речь о двух взглядах на одно и то же событие [7] .

Изредка фиксируются и случаи, когда действие, выраженное причастным оборотом, следует за действием, выраженным опорной формой, но предшествует моменту речи. Это возможно, например, в случае присутствия в составе причастного оборота таких обстоятельств, как позднее, после этого, спустя столько-то времени (7), или в некоторых контекстах, в которых такое прочтение навязывается семантикой участвующих в конструкции глаголов, как в примере (8) где ситуация, обозначенная глагольной формой любил, прагматически может относиться только к моменту до того события, которое передается причастием погибшего.

(7) Вместе с этой партией приехал ставший позднее известным американский бизнесмен Арманд Хаммер как представитель фирмы Форда. [А. Микоян. Так было (1971-1974)]

(8) Чаще всего невестки судятся со своими свекровями, выясняя, кто больше любил погибшего горняка. (ura.dn.ua/24.12.2007/42816.html)

Рассмотренные возможности употребления причастий СВ в контексте опорной формы прошедшего времени сведены вместе в Таблице 3 (в скобках приводятся возможные, но редкие интерпретации, возникающие в силу взаимодействия с другими компонентами высказывания).

Таблица 3. Употребление действительных причастий СВ при опорной форме прошедшего времени

Абсолютное время причастия

Итак, при употреблении действительных причастий глаголов СВ в качестве точки отсчета обычно выступает действие, выраженное при помощи опорной формы, но в некоторых требующих дальнейшего изучения контекстах, ею становится момент речи.

3.2.2. Действительные причастия глаголов НСВ

От глаголов НСВ могут быть образованы как причастия прошедшего времени, так и причастия настоящего времени, соответственно, возникает вопрос о закономерностях выбора между двумя причастиями в зависимости от свойств контекста и выражаемого смысла. Как будет показано ниже, в целом закономерности выбора между действительными причастиями настоящего и прошедшего времени сводятся к тому, что причастие настоящего времени может быть использовано при выполнении хотя бы одного из следующих двух условий: 1) причастие обозначает действие, имеющее место в момент наблюдения; 2) действие, выражаемое причастием, одновременно действию, выражаемому опорной формой. Существенно, что второе условие не всегда является достаточным для выбора именно причастия настоящего времени. Примечательный факт состоит в том, что временная характеристика опорной формы, как можно видеть по приведенным обобщениям, не оказывает прямого воздействия на выбор между двумя причастиями. Обрисованная сложная картина не позволяет свести противопоставление между двумя сопоставляемыми типами причастий к оппозиции по линии только абсолютного или только относительного времени (и, таким образом, сложно говорить о том, что категория времени у действительных причастий «выражает» один или другой тип противопоставлений). Для того чтобы убедиться во всем сказанном, необходимо последовательно рассмотреть различные типы сочетаний релевантных признаков, что и предпринимается в последующих разделах.

3.2.2.1. Действительные причастия глаголов НСВ при опорной форме в настоящем времени

Проще всего обстоит дело в случае, если в качестве опорной выступает форма настоящего времени; в такой ситуации значения абсолютного и относительного времени неразличимы, как видно по следующим примерам:

(9) Я знаю людей, следующих такой диете и очень довольных ею. [И. И. Мечников. Этюды о природе человека (1903-1915)]

(10) Но никто, включая и нас с вами, не знает имен русских садовников, творивших чудеса на российской земле. [«Ландшафтный дизайн» (2001)]

В этом случае причастие настоящего времени используется тогда, когда выражаемое им действие одновременно действию, обозначаемому опорной формой, и моменту речи, т.е. относится к плану настоящего. Причастие прошедшего времени используется в случае предшествования действию, обозначаемому опорной формой, и моменту речи, т.е. в случае отнесенности к плану прошлого, см. Таблицу 4:

Таблица 4. Употребление действительных причастий НСВ при опорной форме настоящего времени

3.2.2.2. Действительные причастия глаголов НСВ при опорной форме в будущем времени

В контекстах, где в качестве опорной формы используется форма будущего времени, выбор действительных причастий глаголов НСВ немного сложнее. В случае предшествования действия, выраженного причастием, действию, обозначаемому опорной формой, обычно используется причастие прошедшего времени:

(11) Там будут люди, знавшие Назарова лучше меня, они вам расскажут о нем много любопытного. [Л. Дворецкий. Шакалы (2000)] [8]

Однако в случае, если при помощи причастного оборота обозначается действие, имеющее место в настоящем говорящего, в подавляющем большинстве случаев [9] используется причастие настоящего времени:

(12) Подарков прибывает, и если так пойдет дальше, мы реально обеспечим всех работающих сегодня хотя бы над поправками в закон «Соглашение о разделе продукции» всем необходимым для честной жизни. [«Новая газета» (2003)]

Достаточно трудно оказывается найти естественные примеры, соответствующие такой сложной семантике, как предшествование будущего действия, выраженного причастием НСВ, действию, выраженному опорной формой будущего времени (см. об этой комбинации признаков в [Чуглов 1990: 58]). Однако конструирование подобных высказываний показывает, что если причастие в таких случаях и может употребляться, то это должно быть причастие прошедшего времени:

(13) <В сентябре студенты будут проходить практику в школе>. В октябре все студенты, работавшие в школе, должны будут отчитаться о работе.

Обсуждаемое сочетание признаков наблюдается в следующем примере из Корпуса, в котором, впрочем, опорная форма будущего времени используется не в прямом футуральном, а в гипотетическом значении (см. Нефутуральные употребления форм будущего времени):

(14) Эти же группы отдельных слов . могут служить для первых письменных упражнений, которыми должны всегда сопровождаться упражнения в изустном слове и чтении. По окончании чтения учитель приказывает ученикам написать по три, по четыре названия игрушек и учебных вещей. Дети, читавшие внимательно, напишут без ошибки. [К. Д. Ушинский. Родное слово. Книга для учащих. (1864)]

За пределами Корпуса найти естественные примеры, которые полностью удовлетворяют сформулированным условиям, несколько проще. В них также используются причастия прошедшего времени:

(15) С Этого поста прошу перестать комментировать мою личную жизнь . в последствии комменты будут удаляться а писавшие будут занесены в игнор (http://mylove.ru)

Наконец при опорной форме будущего времени может наблюдаться и таксис одновременности (или псевдоодновременности). В таких случаях глагол НСВ выступает в форме причастия настоящего времени:

(16) Предполагается, что в поликлиниках или на крупных предприятиях медики станут проводить циклы занятий, на которых научат присутствующих, как «убежать» от инфаркта. [«Вечерняя Москва» (2002)]

Таким образом, весьма сложные закономерности употребления действительных причастий глаголов НСВ в контексте опорной формы будущего времени могут быть представлены в Таблице 5.

Таблица 5. Употребление действительных причастий НСВ при опорной форме будущего времени

3.2.2.3. Действительные причастия глаголов НСВ при опорной форме в прошедшем времени

Осталось рассмотреть употребление действительных причастий глаголов НСВ в контексте опорных форм прошедшего времени. Здесь логически возможно 5 комбинаций признаков относительного и абсолютного времени:

1) относительное следование и абсолютное прошедшее;

2) относительное следование и абсолютное настоящее;

3) относительное следование и абсолютное будущее;

4) относительная одновременность и абсолютное прошедшее;

5) относительное предшествование и абсолютное прошедшее.

В случаях 1) и 2) причастия выбираются в соответствии со значением абсолютного времени:

(17) И начался «исход», продолжавшийся примерно до 1910 года и приведший в 1907 году к некомплекту в офицерском составе армии до 20%. [А. И. Деникин. Путь русского офицера (1953)]

(18) В том убийстве, которое совершил человек, находящийся перед вами, мы тщетно стали бы искать какой-либо романтической причины. [Г. Газданов. Возвращение Будды (1950)]

Ситуация типа 3), как и другие случаи, когда необходимо обозначить будущее действие, следующее за действием, выражаемым опорной формой, видимо, не может выражаться при помощи причастия:

(19) Декан обратился с речью к студентам, которые будут учиться # учащимся / # учившимся> на факультете.

В ситуации типа 5), то есть когда отношения между двумя предикациями соответствуют таксису предшествования, при этом оба действия относятся к плану прошедшего, облигаторно используется причастие прошедшего времени (то есть причастие настоящего времени невозможно) при выполнении хотя бы одного из двух условий: а) действие, выражаемое причастием, находится в таксисных отношениях дистантного предшествования с действием, выражаемым опорной формой, как в примере (20), или б) при причастии употребляются обстоятельства типа до этого, до тех пор и т.д. (даже если действие, выражаемое этим причастием, находится в таксисных отношениях контактного или прерывающего предшествования), как в примере (21).

(20) Он пролежал несколько минут с закрытыми глазами, а когда открыл их, то увидел стоявшего за спиною Серпилина давешнего, подходившего к нему в лесу долговязого политрука из газеты. [К. Симонов. Живые и мертвые (1955-1959)] – ср. *давешнего, подходящего к нему.

(21) Сказанное Матвеем было настолько твердо и определенно, что, кажется, даже заглох шумевшийдо этого самовар на столе. [Е. Пермяк. Бабушкины кружева (1955-1965)] – ср. *шумящий до этого.

Сложнее всего обстоит дело в ситуации типа 4), то есть тогда, когда при помощи действительного причастия глагола НСВ необходимо обозначить действие, одновременное действию, выраженному опорной формой прошедшего времени. В таких случаях грамматически возможны (и часто семантически более или менее эквивалентны друг другу) оказываются причастия настоящего времени, с одной стороны, и причастия прошедшего времени, с другой, как в следующем сконструированном примере:

(22) Я хорошо видел человека, выходящего / выходившего из дома напротив.

Подобные употребления будут далее рассматриваться как позиция конкуренции между действительными причастиями настоящего и прошедшего времени.

Позиция конкуренции наблюдается также и в случае, если между действием, выражаемым причастием, и действием, выражаемым опорной формой, устанавливаются отношения предшествования, но при этом не выполняется ни названное выше условие а), ни условие б), то есть в случае наличия отношений контактного или прерываемого таксиса и при отсутствии обстоятельств типа до этого, до тех пор. Закономерности, связанные с выбором причастия в позиции конкуренции, будут рассмотрены в п.3.3. Выбор между действительными причастиями прошедшего и настоящего времени в позиции конкуренции.

Теперь можно суммировать правила выбора между действительными причастиями настоящего и прошедшего времени глаголов НСВ при опорной форме прошедшего времени.

Таблица 6. Употребление действительных причастий НСВ при опорной форме прошедшего времени

3.2.3. Строгие закономерности, касающиеся выбора действительных причастий настоящего / прошедшего времени: обобщение

Если абстрагироваться от некоторых упомянутых выше сложных случаев, а также от проблемы выбора причастия в позиции конкуренции, обсуждаемой ниже, то правила выбора причастий при всех рассмотренных до сих пор комбинациях признаков (как для причастий глаголов СВ, так и для причастий НСВ) могут быть представлены в виде следующей сводной таблицы.

Таблица 7. Употребление действительных причастий настоящего и прошедшего времени: сводные данные

Как показывает эта таблица, правила выбора между причастиями настоящего и прошедшего времени можно описать, не апеллируя к такому параметру, как грамматическая форма опорного предиката. Также эта таблица показывает, почему не дают убедительного результата дискуссии о том, выражает ли грамматическая категория времени действительных причастий абсолютное либо относительное время: свести обнаруженные закономерности к какой-то одной из этих двух трактовок (к «горизонтальному» или «вертикальному» измерению в рамках приведенной таблицы) принципиально невозможно.

Необходимым условием для употребления действительного причастия настоящего времени является истинность одного из двух утверждений: 1) причастие обозначает действие, имеющее место в момент наблюдения; 2) действие, выражаемое причастием, одновременно действию, выражаемому опорной формой. При одновременном несоблюдении обоих этих условий могут использоваться только причастия прошедшего времени (однако при обозначении события в будущем, следующим за другим событием, относящимся к плану будущего, причастия использоваться не могут).

В большинстве случаев соблюдение любого из названных условий 1) и 2) оказывается и достаточным основанием для употребления причастия настоящего времени. Исключением является позиция конкуренции, рассматриваемая в следующем разделе (п.3.3): в ней возможны как причастия настоящего времени, так и причастия прошедшего времени.

Из всего сказанного можно заключить, что настоящее говорящего обладает совершенно особым статусом по отношению к выбору между синхронной и ретроспективной точкой отсчета (см. об этом противопоставлении [Падучева 1996]): говоря о событиях, не совпадающих с его «здесь» и «сейчас», говорящий может сменить точку отсчета и рассматривать их синхронно, «изнутри», однако для обозначения событий настоящего грамматически обязательны оказываются причастия настоящего времени, а взгляд «со стороны» оказывается (почти, см. сноску 9 в п.3.2.2.2) невозможен.

3.3. Выбор между действительными причастиями прошедшего и настоящего времени в позиции конкуренции

В этом разделе будут рассмотрены закономерности выбора между причастиями настоящего и прошедшего времени в позиции конкуренции (правила обязательного выбора одной из временных форм причастий см. в п.3.2). Необходимыми признаками рассматриваемой позиции конкуренции причастий являются следующие:

1) опорная форма относится к плану прошедшего (для простоты будут рассматриваться только случаи, когда она является морфологической формой глагола прошедшего времени);

2) зависимый предикат выражен действительным причастием, образованным от глагола НСВ;

3) два действия находятся в таксисных отношениях одновременности или контактного / прерываемого предшествования (действие, выраженное причастием, предшествует действию, выраженному опорной формой).

Частные статистические закономерности, касающиеся выбора причастия в позиции конкуренции, преимущественно устанавливались путем анализа выдач, полученных по «стандартному запросу»: глагольная форма изъявительного наклонения в форме прошедшего времени, расстояние в 1 или 2 слова (т.е. контактное расположение или ровно одно слово, стоящее между запрашиваемыми формами), действительное причастие глагола НСВ. Разумеется, не всякий пример, полученный по такому запросу, содержал «позицию конкуренции» (по этой причине во многих случаях при решении конкретных задач использовалась ручная фильтрация примеров). Также, разумеется, далеко не все примеры, в которых есть позиция конкуренции, могут быть получены по этому запросу. Тем не менее, для выявления параметров, влияющих на вероятность выбора причастий настоящего vs. прошедшего времени, работа с выдачами, полученными по описанному запросу, оказалась продуктивна.

Реальность позиции конкуренции хорошо иллюстрируется примерами, в которых ситуации с близкими акциональными характеристиками и временной референцией выражаются действительными причастиями настоящего и прошедшего времени, выступающими в качестве однородных членов предложения или, шире, в семантически параллельных контекстах:

(23) Как сейчас помню, стрижка стоила пять рублей, громадные деньги для меня, получавшей тогда сто целковых и воспитывающей в одиночку мальчика (Д. Донцова. Привидение в кроссовках)

(24) Сии десять играли на трубах; за ними следовали шестеро, имевшие на долгих древка́х по скелету, а за сими выступали двое, несущие на древках земной шар [М. Д. Чулков. Пересмешник, или Славенские сказки (1766-1768)]

Более того, согласно подсчетам, приведенным в [Русакова, Сай 2009: 258], эта позиция является и весьма частотной, составляя около 26% всех случаев употребления действительных причастий НСВ [11] . В той же статье изучаются и основные факторы, влияющие на выбор причастия в позиции конкуренции. Здесь будут приведены основные количественные распределения, использовавшиеся в статье, а также те выводы этого исследования, которые касаются использования собственно причастий, то есть причастий, не подвергшихся адъективации. Здесь не будут рассматриваться факторы, связанные с отсутствием или затруднительностью образования необходимых форм причастий настоящего или прошедшего времени (см. об этом Действительное причастие настоящего времени /п.1.2 и Действительное причастие прошедшего времени / п.1.2).

3.3.1. «Сильные» факторы

В наибольшей степени на выбор между причастием настоящего и прошедшего времени в позиции конкуренции влияют акциональные и / или модальные характеристики ситуации, обозначаемой причастием.

А1) В случае, когда действие, выражаемое причастием, имеет хабитуальный характер (значение ‘регулярного повторения’), практически всегда используется причастие прошедшего времени, как в следующем примере:

(25) Сперва рядом с ним сидел краснолицый солидный господин, каждые две минуты подзывавший стюардессу и просивший красненького. [В. Белоусова. Жил на свете рыцарь бедный (2000)]

А2) Если действие, обозначенное причастием, имеет вневременной характер (например, относится к числу предикатов индивидного уровня), почти всегда используется причастие настоящего времени:

(26) Ко мне уж не раз подходил один говорящий по-французски индиец. [И. А. Гончаров. Фрегат «Паллада» (1855)]

Именно по поводу таких случаев Н. М. Лисина справедливо отмечает, что если попробовать заменить причастия настоящего времени причастиями прошедшего времени, то значение вневременного признака исчезнет и такая замена переведет «повествование в план конкретной ситуации» [Лисина 1986: 78].

Встречаются тем не менее отдельные примеры типа (27), в которых при наличии обсуждаемых семантических признаков используется действительное причастие прошедшего времени.

(27) Когда он уезжал из Японии, где принято дарить подарки гастролёрам, заместитель импресарио Адзумо-сан, говоривший по-русски, преподнёс Арнольду Григорьевичу жемчужное ожерелье для его жены Нины Николаевны. [И. Э. Кио. Иллюзии без иллюзий (1995-1999)]

Для таких ситуаций типично использование причастий в функции нерестриктивного определения, как в приведенном примере. .

А3) В случае, когда действие, обозначаемое причастием, не относится к реальному плану, то есть лежит в области ирреалиса (см. Модальность), например, в качестве определяемого при причастии используется имя, имеющее нереферентный статус, почти всегда выбирается причастие настоящего времени.

(28) Вся обшивка была прорвана, набивка выброшена на пол, и пружины высовывались, как готовящиеся к укусу змеи. [И. Ильф, Е. Петров. Двенадцать стульев (1927)]

3.3.2. «Слабые» факторы

Выше были перечислены факторы, которые делают почти невозможным употребление одного из причастий в позиции конкуренции. Существуют также факторы, лишь статистически коррелирующие с выбором между причастиями. К их числу относятся следующие: Б1) индивидуальные предпочтения автора; Б2) время создания текста; Б3) характер таксисных отношений; Б4) наличие у причастия зависимых; Б5) порядок слов; Б6) наличие обстоятельств времени типа тогда.

Б1) Индивидуальные предпочтения автора. Выбор причастия в позиции конкуренции не регламентирован правилами и устоявшимися грамматическими закономерностями. Видимо, именно поэтому здесь наблюдается огромный разброс в неосознаваемых предпочтениях среди носителей русского языка. Так, например, среди ситуаций, когда грамматически возможны оба причастия, в текстах Пушкина причастие прошедшего времени выбирается в позиции конкуренции только в 10% случаев, а в текстах Гоголя – в 71%.

Б2) Время создания текста. В современных текстах, представленных в Корпусе, в позиции конкуренции преобладают причастия настоящего времени, они составляют 70–80% случаев. Однако в предшествующие периоды ситуация в этом фрагменте грамматики быстро менялась. В середине XVIII века доля причастий прошедшего времени была минимальной, затем в течение долгого времени (примерно до последней трети XIX века) она стабильно росла, на какое-то время превысив 50%, а далее с началом века двадцатого вновь начала снижаться, при этом снижение продолжалось на протяжении всего XX века и, возможно, продолжается сейчас. Количественные данные представлены в Таблице 8.

Учитывались только употребления причастий в позиции конкуренции (в качестве эксперта, оценивавшего конкретные выдачи как содержащие или не содержащие позицию конкуренции, выступала М. В. Русакова). Для текстов, созданных до 1927 г., была создана полная база данных по выдачам, для более поздних текстов использовались своеобразные «зонды»: запросы производились по подкорпусам текстов, созданных в отдельные сравнительно короткие периоды времени.

Таблица 8. Выбор причастия в позиции конкуренции: динамика за XVIII-XXI вв. [12]

Б3) Характер таксисных отношений. Как уже было сказано, позиция конкуренции фиксируется не только в ситуации одновременности, но и при таксисных отношениях контактного или прерываемого предшествования, то есть в случаях, когда ситуация, обозначаемая причастием, продолжается вплоть до начала ситуации, обозначаемой опорной формой, при этом либо естественным образом сменяется ею (контактное предшествование), либо прерывается ею, т.е. прекращается как раз из-за (начала) действия, обозначенного опорной формой. То, что в подобных случаях может наблюдаться конкуренция между причастиями, показывает следующая пара близких по смыслу примеров, в которых, тем не менее, используются разные причастия:

(29) Начальник разбудил спавших воинов и, послав их к рулевым веслам, сам встал рядом с Пандионом. [И. Ефремов. На краю Ойкумены (1945-1946)]

(30) Воротились только глубокой ночью, разбудили спящих приятелей и с жаром рассказывали недоумевающим полусонным Андрееву и Лопарю, как прекрасно встретили их на «передовых позициях» (это произносилось с гордостью неимоверной! [Д. А. Фурманов. Чапаев (1923)]

Однако в таких ситуациях вероятность выбора причастия прошедшего времени существенно выше [Русакова, Сай 2009: 271], чем при одновременности действий, выраженных причастием и опорной формой.

Б4) Наличие у причастия зависимых. В данном случае рассматривались только случаи препозитивного использования причастия, как в (31) и (32), так как одиночные причастия в постпозиции почти никогда не используются.

В Таблице 9 приводятся данные, показывающие, что для одиночных причастий в позиции конкуренции вероятность выбора причастия настоящего времени принципиально выше, чем для причастных оборотов.

Гипотеза проверялась на материале текстов 1950–1955 гг. при помощи «стандартного запроса». Из выдач были исключены случаи постпозитивного по отношению к вершине использования причастия, так как одиночные причастия в этой позиции почти никогда не используются. Также вручную были удалены причастия, «подозреваемые» на адъективацию.

Таблица 9. Связь между выбором причастия в препозиции и наличием у причастия зависимых (тексты 1950–1955 гг.)

Предпочитаемые комбинации признаков – одиночное причастие настоящего времени и причастие прошедшего времени с зависимыми – проиллюстрированы в примерах (31) и (32).

(31) Чуть скрипнула дверь, Андрей поднял глаза и увидел входящего Григорьева. [Д. Гранин. Искатели (1954)]

(32) Сначала ей показалось, что все тихо, но потом она услышала доносившееся из второй комнаты прерывистое дыхание [К. Симонов. Живые и мертвые (1955-1959)]

Б5) Порядок слов. Этот признак тесно связан с предыдущим, так как одиночные причастия используются почти исключительно в препозиции. Тем не менее, даже если рассматривать только причастные обороты (они способны оказываться как в препозиции, так и в постпозиции), слабая связь между линейной позицией и выбором причастия все же обнаруживается: в оборотах, находящихся в препозиции, с большей вероятностью, чем в постпозитивных оборотах, выбирается причастие настоящего времени. Количественные данные, полученные на том же подкорпусе и по тем же запросам, что и в предыдущем пункте, приводятся в Таблице 10.

В данном случае, естественно, вручную не удалялись причастные обороты, находящиеся в постпозиции, зато были удалены одиночные причастия (для того чтобы не завышать долю причастий настоящего времени у препозитивных причастий из-за склонности одиночных причастий к препозиции и корреляции между отсутствием зависимых и выбором настоящего времени).

Таблица 10. Связь между выбором причастия в составе причастного оборота и позицией по отношению к определяемому (тексты 1950–1955 гг.)

% причастий прошедшего времени

Как видно по приведенным данным, для причастных оборотов положение перед глаголом повышает, хотя и незначительно, вероятность выбора причастия настоящего времени. Та же закономерность была дополнительно подтверждена в ходе эксперимента с носителями языка, описанного в [Русакова, Сай 2009: 274].

Б6) Наличие обстоятельств времени типа тогда, в тот момент и т.п., как в примере (33), увеличивает вероятность выбора причастия прошедшего времени.

(33) Из соседней комнаты вышел полковник, исполнявший в то время обязанности исправляющего начальника штаба и интенданта. [К. М. Станюкович. Севастопольский мальчик. Повесть из времени Крымской войны (1902)]

Рассмотренные в п.3.3.1 и п.3.3.2 факторы могут быть частично обобщены следующим образом: выбор причастия настоящего времени отражает большую степень адъективации, если последнюю понимать широко, то есть не как одномоментную смену частеречной принадлежности, а как постепенное ослабление у причастия глагольных свойств, связанных с локализацией конкретного события во времени и пространстве и с наличием ожидаемых для глагола зависимых, и одновременное усиление свойств, характерных для прилагательного (ср. факторы А1, А2, А3; Б3, Б4, Б6).

4. Действительные причастия в ряду средств релятивизации подлежащего

Действительные причастия являются одним из средств релятивизации подлежащего. Таким образом, во многих случаях конструкции с действительными причастиями, как многократно отмечалось в литературе, оказываются денотативно близки другим средствам релятивизации, прежде всего, относительным предложениям с союзным словом который в именительном падеже, ср. примеры, обсуждаемые Н. М. Лисиной [Лисина 1986: 86]:

(34) Автомашины, рассекая застоявшийся воздух, поднимали лежащий на мостовой и на тротуарах пух.

(35) Автомашины… поднимали пух, который лежал на мостовой и на тротуарах.

Из сказанного следует, что описание свойств действительных причастий будет неполным без выяснения тех особенностей, которыми обладают эти причастия в ряду средств релятивизации подлежащего. Этому вопросу посвящено исследование М. А. Холодиловой, проведенное на материале Корпуса [Холодилова, 2014] (см. также [Холодилова 2009], [Холодилова 2011]). Настоящий раздел представляет собой краткое изложение основных выводов этого исследования (все примеры в этом разделе также заимствованы из работ М. А. Холодиловой).

М. А. Холодилова показывает, что на две наиболее частотные стратегии релятивизации подлежащего (с действительным причастием и с союзным словом который) приходится более 90% случаев, а все остальные стратегии релятивизации подлежащего оказываются несоизмеримо менее частотными. В связи с этим в дальнейшем изложении конструкции с действительными причастиями будут обсуждаться именно на фоне относительных предложений с который. Ниже будут описаны факторы, которые абсолютно или статистически связаны с одной из этих двух стратегий. Здесь не будут обсуждаться случаи отсутствия или ослабления конкуренции, обусловленные отсутствием или затруднительностью образования формы необходимого причастия (см. о них Действительное причастие настоящего времени / п.1.3 и Действительное причастие прошедшего времени / п.1.3) [13] .

1) Сфера функционирования текста. Причастия в гораздо большей степени характерны для письменных, чем для устных текстов. По подсчетам М. А. Холодиловой, в Основном корпусе, где в основном представлены письменные тексты, на долю причастной стратегии приходится 68,1% случаев релятивизации подлежащего, а в Устном подкорпусе – лишь 35,6% (в обоих случаях рассматривались тексты, созданные в 2005–2007 годах).

Связь причастий с письменной формой речи, с формальными регистрами, с высокой культурой речи, их «книжный» характер многажды отмечалась в литературе (см., например, недавнее обсуждение в [Рожкова 2011]; это наблюдение кочует из работы в работу со времен М. В. Ломоносова).

2) Наличие вершины. Причастия могут использоваться как в конструкциях с именной вершиной, так и в конструкциях без вершины. Относительные предложения с который в литературном языке используются почти исключительно с вершинами, выраженными именем [14] . Соответственно, причастные обороты, использованные без определяемого, не могут быть заменены на относительные обороты с который [15] :

(36) Если кто-то вдруг и спросит, как его зовут, он не сможет остановиться и в спешке выкрикнет первое пришедшее в голову. [Ю. Буйда. Город палачей (2003)] – Ср.: *…выкрикнет первое, которое придет в голову

3) Значения ирреальности и временного следования. В других местах обсуждается маргинальный статус тех действительных причастий, которые можно было бы трактовать как действительные причастия будущего времени (см. Действительное причастие настоящего времени / п.1.3. Ограничения на образование действительных причастий настоящего времени и «действительные причастия будущего времени») и как действительные причастия сослагательного наклонения (см. Причастие / п.6.1.3. Наклонение). Это не значит, однако, что такие относительные предложения, при помощи которых релятивизуется подлежащее и в составе которых при этом используются личные формы сослагательного наклонения или будущего времени, никогда не могут быть заменены оборотами с действительными причастиями. В самом деле, обычные действительные причастия настоящего или прошедшего времени могут обозначать такие ситуации, при обозначении которых финитными формами потребовались бы эксплицитные маркеры будущего времени (см. п.3.2. Обязательный выбор действительных причастий прошедшего или настоящего времени) или сослагательного наклонения (см. Причастие / п.6.1.3. Наклонение).

Однако существуют и такие ситуации, когда релятивизация подлежащего не может быть осуществлена при помощи причастия именно из-за отсутствия в системе необходимой грамматической формы. Во-первых, это случаи, когда необходимо обозначить действие, которое относится к плану будущего и следует за действием, выраженным глаголом в главной клаузе, что уже упоминалось (см. п.3.2. Обязательный выбор действительных причастий прошедшего или настоящего времени):

(37) На местных заводах у нас есть собственные кадры, которые отлично справятся с монтажом и наладкой! [«Бизнес-журнал» (2004)] – Ср.: … # кадры, отлично справившиеся с монтажом и наладкой

Во-вторых, это случаи, когда действие, обозначенное глаголом, относится к плану будущего и при этом от глагола зависит обстоятельство времени с шифтерным компонентом:

(38) 150 сценических коллективов из 50 стран примут участие во Всемирной театральной олимпиаде, которая завтра откроется в Москве. (Google) – Ср.: *… во Всемирной театральной олимпиаде, завтра открывшейся в Москве

4) Длина относительной клаузы; количество и характер зависимых глагола. Бóльшая длина относительной клаузы коррелирует с использованием относительных предложений с который, а не причастных оборотов. Другой близкий фактор, также коррелирующий с выбором относительного предложения с который, – это количество зависимых у глагола. Эти два фактора, разумеется, тесно связаны друг с другом, однако удается показать, что каждый из них связан с обсуждаемой конкуренцией независимо от действия другого, см. об этом в [Холодилова 2014].

Помимо этого, существуют такие зависимые глагола, наличие которых особенно сильно коррелирует с выбором именно относительных конструкций с который. К числу таких зависимых относятся в инфинитивы, вводные слова, деепричастия. Так, например, в Cинтаксическом подкорпусе представлен всего один несомненный пример, в котором от действительного причастия зависит деепричастие:

(39) «При этом медики не привыкли считать и могут купиться на уловки фирм, «удешевляющих» лекарство, вкладывая в упаковку меньшее число таблеток, – рассказывает он. [Что доктор прописал]

При этом таких примеров, где деепричастие зависит от финитного сказуемого в придаточном с относительным местоимением который в именительном падеже, в том же подкорпусе гораздо больше (по меньшей мере 33) [Холодилова 2014].

5) Наличие маркера отрицания статистически значимо коррелирует с выбором относительного предложения. Частица не фиксируется при 5,4% сказуемых обсуждаемых относительных оборотов, в 4,0% постпозитивных причастных оборотов и всего в 1,5% препозитивных причастных оборотов.

6) Сочинение глаголов коррелирует с выбором относительного предложения. Другими словами, соотношение частотностей структур типа (40) и (41) увеличено в пользу относительного предложения по сравнению с соотношением соответствующих частотностей при прочих равных условиях.

(40) Он был лишен повадок томного романтического гения, который творит при свечах и в каждой женщине видит музу. [Ежедневная симфония]

(41) Эта непонятно отчего возникшая южнее и все усиливавшаяся стрельба будила тревогу. [Мертвые сраму не имут]

7) Наблюдается слабая положительная корреляция между возвратностью глагола и выбором придаточного относительного.

8) Видимо, существует слабая корреляция между нерестриктивностью относительной клаузы и выбором стратегии с придаточным относительным.

9) Выбор причастной стратегии положительно коррелирует с именительным падежом вершины относительного оборота и отрицательно – со всеми косвенными падежами, кроме родительного.

10) Выбор причастия положительно коррелирует с так называемым атрибутивным стяжением, то есть с использованием именной группы с зависимой атрибутивной конструкцией «вместо» подчиненной предикации, как в следующем примере:

(42) Гласс, играющий свою музыку, ― зрелище гипнотическое и, пожалуй, даже наркотическое. [А. Журбин. Как это делалось в Америке. Автобиографические заметки (1999)]

В данном случае имеется в виду, что «гипнотическое зрелище» представляет собой не собственно «Гласс», то есть конкретный человек, а ситуация, когда он играет свою музыку. Конструкции с местоимением который в конструкциях атрибутивного стяжения почти никогда не используются.

М. А. Холодилова показывает, что большинство выявленных признаков укладываются в общую закономерность: причастные обороты по своим признакам (как абсолютным, так и относительным, то есть количественным), демонстрируют бо́льшую степень номинализованности, чем относительные предложения. Под номинализованностью понимается ослабление свойств отдельной клаузы и усиление свойств, характерных для имени. Если ввести в обсуждаемое противопоставление также различие позиционных типов причастных оборотов, то по степени номинализованности сравниваемые структуры образуют иерархию следующего вида (от менее номинализованных к более номинализованным):

(43) относительное предложение с который (всегда в постпозиции) > причастный оборот в постпозиции > причастный оборот в препозиции

5. Библиография

  • Богданов С.И., Воейкова М.Д., Евтюхин В.Б. и др. Современный русский язык. Морфология. Препринт (рабочие материалы для учебника). СПб.: Факультет филологии и искусств СПбГУ. 2007.
  • Буланин Л. Структура русского глагола как части речи и его грамматические категории // Спорные вопросы русского языкознания. Теория и практика. Л.: ЛГУ. 1983. С. 94–115.
  • Вимер Б. Таксис и коинциденция в зависимых предикациях: литовские причастия на —damas // Храковский В.С., Мальчуков А.Л., Дмитренко С.Ю. (Ред.) 40 лет Санкт-Петербургской типологической школе. М.: Знак. 2004. С. 53–73.
  • Виноградов В.В. Русский язык. 4-ое издание. М.: «Русский язык». 2001 (1-е изд. –М. 1947).
  • Вяльсова А.П. Типы таксисных отношений в современном русском языке (на материале причастных конструкций). Автореферат дисс. … к. филол. наук. М. 2008.
  • Демьянова Е.М. Соотношение между временем сказуемого и временем атрибута-причастия с суффиксами —ущ-, —ющ-, —ащ-, —ящ— на морфологическом уровне // Dissertationes Slavicae. Sectio Linguistica, XXII. Szeged. 1991. С. 11–17.
  • Исаченко А.В. Грамматический строй русского языка в сопоставлении с словацким. Морфология. I-II. Издание второе. М.: Языки славянской культуры. 2003 (Репринт издания Братислава. 1965. 1-е изд. – 1954–1960).
  • Калакуцкая Л.П. Адъективация причастий в современном русском литературном языке. М.: Наука. 1971.
  • Князев Ю.П. Грамматическая семантика. Русский язык в типологической перспективе. М.: Языки славянских культур. 2007.
  • Козинцева Н.А. Таксисные функции, передаваемые причастиями и причастными оборотами, в русском языке // Бондарко А.В., Шубик С.А. (Отв. ред.) Проблемы функциональной грамматики. Семантическая инвариантность / вариативность. СПб: Наука. 2003. С. 175–189.
  • Крапивина К.А. Причастный таксис в русском языке. Дипломная работа. СПб.: СПбГУ. 2009.
  • Лисина Н.М. Действительное причастие как компонент семантической структуры предложения // Предложение и его структура в языке (русский язык). М. 1986. С. 74–83.
  • Падучева Е.В. Семантические исследования (Семантика вида и времени в русском языке; Семантика нарратива). М.: Школа «Языки русской культуры». 1996.
  • Пешковский А.М. Русский синтаксис в научном освещении. 8-ое изд. М.: Языки славянской культуры. 2001 (1-е изд. – М.: Гос. учебно-педагогическое изд-во Мин. просвещения РСФСР. 1928).
  • Полянский С.М. Одновременность/разновременность и другие типы таксисных отношений // Бондарко А.В. (Ред.) Теория функциональной грамматики. Ввведение. Аспектуальность. Временная локализованность. Таксис. Издание 2-ое. М.: УРСС. 2001. С. 243–253.
  • Рожкова А.Ю. Причастия и деепричастия как маркеры уровня речевой компетенции говорящего (на материале звукового корпуса русского языка). Выпускная работа … магистра лингвистики. СПб: СПбГУ. 2011.
  • Русакова М.В. О позиции неопределенности и конкуренции действительных причастий прошедшего и настоящего времени несовершенного вида // Вестник Санкт-Петербургского университета. Сер. 9. Вып. 2. Ч. II. 2008. С. 237–244.
  • Русакова М.В., Сай С.С. Конкуренция действительных причастий прошедшего и настоящего времени. Киселева К.Л., Плунгян В.А., Рахилина Е.В., Татевосов С.Г. (Ред.) Корпусные исследования по русской грамматике. Сборник статей. М.: Пробел-2000. 2009. С. 245–282.
  • Холодилова М.А. Конкуренция стратегий релятивизации подлежащего в русском языке: корпусное исследование. Курсовая работа. СПб: СПбГУ. 2009.
  • Холодилова М.А. Конкуренция стратегий релятивизации подлежащего в русском языке // Acta Linguistica Petropolitana (Труды ИЛИ РАН), VII(3). 2011. С. 219–224.
  • Холодилова М.А. Конкуренция основных стратегий релятивизации подлежащего в русском языке // Сай С.С., Овсянникова М.А., Оскольская С.А. (Ред. тома). Acta Linguistica Petropolitana (Труды ИЛИ РАН), X(2). Русский язык: грамматика конструкций и лексико-семантические подходы. СПб.: Наука. 2014. С. 478–509.
  • Чуглов В.И. Категории залога и времени у русских причастий // Вопросы языкознания, 3. 1990. С. 54–61.
  • Timberlake A. A reference grammar of Russian. Cambridge: Cambridge University Press. 2004.
  • 6. Основная литература

    См. список литературы к статье Причастие.

    [1] Близкая проблема возникает также и при анализе деепричастий: в литературе представлены разные взгляды на то, есть ли у русских деепричастий категория времени и, если да, то каким образом она соотносится с видовым противопоставлением, см. Деепричастие / п.3. Деепричастие и таксис.

    [2] В англоязычной терминологии – «remote past».

    [3] Для других функций, по мнению К. А. Крапивиной, ситуация сложнее: в частности, в качестве рестриктивных определений причастия способны выражать как абсолютные, так и относительные значения времени.

    [4] При написании этого и следующего пунктов использованы материалы следующих работ: [Русакова 2008]; [Русакова, Сай 2009].

    [5] Для простоты на практике будут в основном использоваться контексты, в которых в качестве опорных выступают финитные формы прошедшего, настоящего или будущего времени в своем прямом значении. В действительности ключевую роль играют не конкретные граммемы, представленные в опорных формах, а именно их семантическая интерпретация. Однако сложные случаи (например, ситуации, когда в качестве опорной выступает форма будущего времени, обозначающая ситуацию, относящуюся к плану прошлого, и т.п.), рассматриваться не будут.

    [6] В [Чуглов 1990: 59–60] говорится, что «действие, названное причастием, будучи отнесенным к плану будущего, может и следовать за действием, названным финитной формой будущего времени». Однако единственный приводимый автором пример содержит страдательное причастие (и допускает неоднозначную трактовку), а обнаружить контексты, соответствующие описанным условиям и содержащие действительное причастие, в Корпусе не удается. Поэтому в этой и последующих таблицах в правом верхнем углу ставится знак «–», обозначающий грамматическую невозможность таких примеров.

    [7] Содержательный анализ близких по свойствам случаев представлен в [Вяльсова 2008]. А. П. Вяльсова указывает, что при помощи средств, связанных с таксисом, могут выражаться не только пары ситуаций, объективно смежных во времени (такая ситуация обозначается в этой работе как одноплановость, ср. открыв дверь, он вышел), но и различные пары ситуаций, отношения между которыми характеризуются разноплановостью. Частными случаями разноплановости являются, по А. П. Вяльсовой, во-первых, ситуации, когда соединяемые предикации относятся двум событиям, рассматриваемым в рамках разных модусов (например, Вскоре явился к Владимиру Андреевичу старый кучер Антон, некогда водивший его по конюшне: здесь первое событие относится к перцептивному модусу, а второе – к ментальному), а во-вторых, случаи, когда соединяются два предиката, обозначающих одно и то же событие, но рассмотренное с позиций разных модусов (Дэзи застеснялась и немного скокетничала, медленно подняв опущенные глаза). Можно заметить, что к этому последнему случаю относятся, в частности, такие употребления причастий, которые можно назвать псевдоодновременными.

    [8] Нормальное прочтение этого высказывания предполагает, что Назарова к моменту речи уже нет в живых.

    [9] На самом деле встречаются единичные примеры, в которых отражено своеобразное раздвоение точек отсчета, взгляд на «сейчас» говорящего из воображаемого будущего: И вспомнят ли тогда о нас, живших в смутные времена… (сетевой литературный журнал rusedin.ru). Такие употребления носят несколько искусственный характер, они характерны для футурологического дискурса.

    [10] Или контактное / прерываемое предшествование.

    [11] Данные получены путем экспертной оценки первых 500 примеров, выданных по запросу «действительное причастие НСВ» при обращении к подкорпусу текстов, созданных в 2004 г. Согласно экспертной оценке, причастия использовались в позиции конкуренции (т.е. в принципе могли бы быть заменены на причастие другого времени без существенного изменения смысла) в 130 из этих примеров.

    [12] Таблицы 8–10 воспроизводятся из [Русакова, Сай 2009].

    [13] Можно также заметить, что в отличие от причастных оборотов, которые могут находиться как в препозиции, так и в постпозиции к вершинному имени, придаточные предложения с который используются почти исключительно в постпозиции. Следовательно, если бы мы расценивали порядок слов как независимый параметр, а выбор стратегии релятивизации – как зависимый, то можно было бы сказать, что препозиция относительного оборота является мощнейших фактором, коррелирующим с выбором причастной стратегии. Впрочем, такое моделирование причинно-следственных связей в этой области едва ли может считаться оправданным.

    [14] Здесь не обсуждаются случаи, когда вершина-существительное подвергается эллипсису; в таких ситуациях использование придаточного предложения с который возможно: Он назвал сумму вдвое больше той, которая значилась в чеке. [И. Грекова. Перелом (1987)], ср.: больше той суммы, которая значилась в чеке.

    [15] В данном разделе рассматривается конкуренция именно между причастиями и придаточными относительными с который. Невозможность придаточных с который в подобных случаях не означает, что необходимый смысл может быть выражен только при помощи причастного оборота: в таких контекстах возможны другие способы оформления придаточного, ср. первое, что придет в голову.

    rusgram.ru

Популярное:

  • Бланк квитанции уплаты госпошлины Образец квитанции на оплату госпошлины в 2018 году Дорогие читатели! Наши статьи рассказывают о типовых способах решения юридических вопросов, но каждый случай носит уникальный характер. Если вы хотите узнать, как решить именно Вашу […]
  • Президент рф имеет право распустить правительство — для тех, кто умеет считать деньги и киловатты Законодательство РФ в сфере энергосбережения и повышения энергетической эффективности Полезные ссылки Президент рф имеет право распустить государственную думу В каком случае(случаях) […]
  • За вычетом налога на доходы нерезидент НДФЛ иностранцев: от 30 к 13 Пересчитывать НДФЛ для граждан, получивших статус резидента, можно только за отчетный год. Что же касается российских граждан, ставших нерезидентами, то у них НДФЛ облагаются только премии, отпускные и […]
  • Фнп правила безопасности опасных производственных объектов подъемные Регистрация в Ростехнадзоре? Многочисленные вопросы, поступающие специалистам Индустриальной безопасности, от наших Заказчиков, которые касаются регистрации в Федеральной службе по экологическому технологическому и атомному надзору, […]
  • Приказ о порядке выдачи ключей Приказ о порядке выдачи ключей Все желающие могут поставить мою кнопочку к себе на сайт О порядке хранения и выдачи ключей от электроустановок. В соответствии с требованиями Межотраслевых правил по охране труда (Правила […]
  • Порядок реализации материнского капитала Направляем материнский капитал на улучшение жилищных условий Анна Мазухина, Эксперт Службы Правового консалтинга компании "Гарант" Право на федеральный материнский капитал имеет любая женщина-россиянка, родившая или усыновившая второго […]
  • Приказ по проведению дня учителя в школе Приказ по проведению дня учителя в школе Немного о документа:[1] - нужно знать всем, очень полезная вещь Хотябы главу 52, минимум ст. 333 [2] - тоже должен знать каждый учитель, минимум 1 раз прочитать. Там есть и про обязанности […]
  • Свидетельства о собственности не на бланке С сегодняшнего дня свидетельства о праве собственности на недвижимость выдаваться не будут Подтвердить свое право собственности на недвижимый объект теперь можно будет только выпиской из Единого государственного реестра прав на недвижимое […]