Нарушение судебной экспертизы

В Арбитражный суд Омской области

Истец: общество с ограниченной ответственностью «М.»

Ответчик: открытое акционерное общество «П»

доводы в суд об основаниях привлечения эксперта к ответственности
за непредставление заключения эксперта в суд в срок

Истец обратился с заявлением о возобновлении производства по делу и наложении судебного штрафа на эксперта , виновного в непредставлении заключения эксперта в срок, указанный судом.

Представитель ООО «ЛЭИ» (далее, Общество) полагает, что п. 6, ст. 55 АПК к эксперту Общества применяться не может, так как Общество не является государственным судебно-экспертным учреждением.

Однако, данный довод не основан на правильном толковании норм закона.

1. Согласно ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», «настоящий Федеральный закон определяет правовую основу, принципы организации и основные направления государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации (далее — государственная судебно-экспертная деятельность) в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве. Производство судебной экспертизы с учетом особенностей отдельных видов судопроизводства регулируется соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

Согласно статье 5 Закона № 73-ФЗ, (распространяющуюся согласно статье 41 Закона № 73-ФЗ только на государственных судебных экспертов) государственная судебно-экспертная деятельность осуществляется при условии точного исполнения требований Конституции Российской Федерации и иных нормативных правовых актов, составляющих правовую основу этой деятельности. Нарушение закона при осуществлении судебно-экспертной деятельности недопустимо и влечет за собой ответственность, установленную законодательством Российской Федерации.

Таким образом, ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» содержит лишь общую, отсылочную норму, согласно которой ответственность эксперта наступает лишь в случае нарушения закона. Указанный закон (№ 73-ФЗ) не призван регулировать последствия невыполнения требования арбитражного суда, данные последствия урегулированы процессуальным законодательством — АПК РФ.

Согласно ч.1, статьи 55 АПК РФ, экспертом в арбитражном суде является лицо, обладающее специальными знаниями по касающимся рассматриваемого дела вопросам и назначенное судом для дачи заключения в случаях и в порядке, которые предусмотрены настоящим Кодексом.

Согласно ч. 6, указанной статьи, в случае невыполнения требования арбитражного суда о представлении заключения эксперта в суд в срок, установленный в определении о назначении экспертизы, при отсутствии мотивированного сообщения эксперта или государственного судебно-экспертного учреждения о невозможности своевременного проведения экспертизы либо о невозможности проведения экспертизы по причинам, указанным в части 4 настоящей статьи, судом на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения или виновного в указанных нарушениях эксперта налагается судебный штраф в порядке и в размерах, которые установлены в главе 11 настоящего Кодекса.

Таким образом, из взаимосвязи части 1, 6, статьи 55 АПК РФ следует, что к ответственности в виде штрафа за невыполнение требования арбитражного суда о представлении заключения эксперта в суд в срок, может быть привлечен эксперт негосударственного судебно-экспертного учреждения или руководитель государственного судебно-экспертного учреждения.

Касаемо доводов Общества о статье 14 закона (№ 73-ФЗ), и ее неприменении согласно статье 41 к негосударственным экспертным учреждениям, то следует учитывать следующее.

Согласно абз. 5 статьи 14 Закона, «руководитель обязан: обеспечить контроль за соблюдением сроков производства судебных экспертиз с учетом дат, установленных судами при назначении судебных экспертиз, полнотой и качеством проведенных исследований, не нарушая принцип независимости эксперта».

Данная норма права указывает на одну из обязанностей руководителя экспертного учреждения, но не регулирует ответственность эксперта за невыполнение требования арбитражного суда.

2. Домыслы Общества о том, что «действия истца могли явиться следствием подозрений, что результаты экспертизы будут не в их пользу» ни на чем не основаны, ибо истец согласен с выводами, изложенными в заключении эксперта, но не согласен с тем, что осмотр и исследования невозможно было провести в более разумные сроки.

Общество не учитывает, что экспертиза была назначена по ходатайству ответчика по делу, истец возражал против его удовлетворения, представитель истца до назначения экспертизы пояснял суду, что в материалы дела предоставлены ВСЕ имеющиеся доказательства, а потому, доводы Общества о том, что вина в несоблюдении сроков проведения экспертизы лежит на самом ИСТЦЕ (непредоставившем для исследования «необходимых документов») выглядят абсурдными. Кроме того, экспертиза была назначена 02.11.2009г., однако осмотр был произведен только 12.03.2010г., т.е. более чем через 4 месяца с момента назначения экспертизы по делу. Ссылки на занятность эксперта, и экспертного учреждения в целом, не являются основаниями для освобождения от предусмотренной АПК РФ ответственности.

Нарушение срока предоставления заключения эксперта начиная с 12.03.2010г. также не обусловлено уважительными причинами. При недостаточности материалов для производства экспертизы, эксперт должен был сделать вывод о невозможности проведения исследования, а не заниматься ожиданием «необходимых документов» еще более 3 месяцев (с марта 2010г.).

представитель по доверенности ________________

См. далее по данному делу: Исковое заявление о взыскании

Доводы в суд об отсутствии оснований для назначения строительной экспертизы по делу

Заявление о возобновлении производства по делу и наложении судебного штрафа на эксперта, виновного в непредставлении заключения эксперта в срок, указанный судом

Решение суда о взыскании задолженности по договору субподряда, процентов по ст. 395 ГК РФ

logos-pravo.ru

Ответственность судебного эксперта

Правовой основой судебно-экспертной деятельности в гражданском, административном, арбитражном и уголовном судопроизводстве, на территории Российской Федерации, являются:

  • Конституция Российской Федерации,
  • Федеральный закон от 31 мая 2001 г. N 73-ФЗ»О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации,
  • Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации,
  • Арбитражный процессуальный кодекс
  • Российской Федерации,
  • Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации,
  • Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях,
  • Таможенный кодекс Российской Федерации,
  • Налоговый кодекс Российской Федерации, • законодательство Российской Федерации о здравоохранении,
  • другие федеральные законы, а также нормативные правовые акты федеральных органов исполнительной власти, регулирующие организацию и производство судебной экспертизы.
  • задачи и принципы государственной судебно-экспертной деятельности и негосударственной судебно-экспертной деятельности одни и те же;
  • нормы соблюдения прав и свобод человека и гражданина, а также прав юридического лица, при осуществлении и государственной и негосударственной судебно-экспертной деятельности единые;
  • принцип независимости и для государственного и для негосударственного эксперта единый;
  • положения об объективности, всесторонности и полноте исследований также единые;
  • права и обязанности государственного и негосударственного эксперта одинаковые;
  • правила отвода эксперта единые, независимо от того, государственный ли это эксперт или негосударственный;
  • экспертное заключение и государственного и негосударственного эксперта должно отвечать единым критериям;
  • правила присутствия участников процесса при производстве судебной экспертизы и в государственном судебно-экспертном учреждении и в негосударственном судебно-экспертном учреждении тоже едины.
  • В гражданско-процессуальном законодательстве этому вопросу уделено внимание в Обзоре судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским делам, утвержденного Президиумом Верховного Суда РФ 14.12.2011г., в котором указано, что: «…Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. Лица, участвующие в деле, вправе предложить конкретные кандидатуры специалистов или экспертные учреждения, а также заявить отвод эксперту (ч ч. 1, 2 ст. 79 ГПК РФ). В практике имелись случаи заявления отвода конкретному эксперту. Суды удовлетворяли ходатайства об отводе эксперта в случаях, если:

    ekko-expert.ru

    Нарушение судебной экспертизы

    ПРАКТИКА ПО ВОПРОСАМ

    НАЗНАЧЕНИЯ ЭКСПЕРТИЗЫ ПО ГРАЖДАНСКИМ

    И АДМИНИСТРАТИВНЫМ ДЕЛАМ

    В соответствии со ст. 2 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации задачами гражданского судопроизводства являются правильное и своевременное рассмотрение и разрешение гражданских и административных дел в целях защиты нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов указанных в ней субъектов частного и публичного права.

    Одним из источников сведений о фактах, на основе которых суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения сторон, а также иных обстоятельств, имеющих значение для правильного рассмотрения и разрешения гражданского дела, являются заключения экспертов (ст. 55 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

    В соответствии с положениями ч. 1 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла, суд назначает экспертизу.

    Анализ судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским и административным делам, показал, что не редкими являются случаи, когда либо несмотря на заявленные сторонами ходатайства о необходимости назначения по рассматриваемым делам судебных экспертиз суды первой инстанции ошибочно не усматривают правовых оснований для назначения указанных экспертиз (решение Томского районного суда Томской области по иску Департамента природных ресурсов и охраны окружающей среды Томской области к Закрытому акционерному обществу «ЭЛЕОНОР» и Индивидуальному предпринимателю Хохлову В.В. о восстановлении нарушенного состояния окружающей среды; решение Ленинского районного суда г. Томска по заявлению Загжевского А.Д. о признании решений призывной комиссии Томской области незаконными и их отмене, а также о возложении обязанности об утверждении решения призывной комиссии г. Томска о категории годности к военной службе, освобождении от призыва и зачислению в запас Вооруженных сил Российской Федерации; решение Кировского районного суда г.Томска по иску Векенцева Н.В. к муниципальному образованию «Город Томск» в лице администрации г. Томска, Департамента экономического развития и управления муниципальной собственностью администрации г. Томска, Департамента капитального строительства администрации г. Томска, Департамента финансов администрации г.Томска о возложении обязанности изъять земельный участок путем выкупа, взыскании стоимости земельного участка), либо суды необоснованно, вопреки требованиям законодательства РФ о необходимости правильного и своевременного рассмотрения и разрешения гражданских и административных дел, не выносили на обсуждение участвующих в деле лиц вопрос о возможности и необходимости назначения экспертиз с целью подтверждения или опровержения обстоятельств, имеющих значение для дела (решение Шегарского районного суда Томской области по иску Зайцева С.А. к Королю А.И. о возмещении ущерба и возложении обязанности произвести ремонт мягкой кровли гаражного бокса; решение Советского районного суда г. Томска по иску Васильевой Е.В. к обществу с ограниченной ответственностью «Росгосстрах» о взыскании страхового возмещения, Дмитриеву С.Е. о возмещении ущерба; решение Кировского районного суда г. Томска по иску Никитина Михаила Викторовича к ОСАО «Ингосстрах» о взыскании страхового возмещения, неустойки, штрафа, компенсации морального вреда), в связи с чем судебная коллегия Томского областного суда вынуждена была устранять допущенные судами первой инстанции нарушения гражданского процессуального законодательства путем назначения соответствующих экспертиз в суде апелляционной инстанции.

    Производство экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам, обладающим специальными знаниями, необходимыми для ответа на поставленные судом вопросы (ч. 1 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

    Экспертиза может проводиться как в государственном судебно-экспертном учреждении, так и в негосударственной экспертной организации либо конкретным экспертом или экспертами.

    Назначение экспертизы по гражданским и административным делам возможно как в предварительном судебном заседании и в судебном заседании при рассмотрении дела по существу, так и при подготовке дела к судебному разбирательству с обязательным составлением протокола отдельного процессуального действия, что соответствует положениям п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.06.2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», в котором разъяснено, что судья вправе с учетом мнения участвующих в деле лиц назначить при подготовке дела к судебному разбирательству экспертизу (медицинскую, бухгалтерскую и другие) во всех случаях, когда необходимость экспертного заключения следует из обстоятельств дела и представленных доказательств (пункт 8 части 1 статьи 150 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), однако при назначении экспертизы должны учитываться требования статей 79 — 84 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, причем лицам, участвующим в деле, следует разъяснить их право поставить перед экспертом вопросы, по которым должно быть дано заключение.

    Судами в целом соблюдается порядок назначения судебных экспертиз, предусмотренный процессуальным законодательством. В частности, определения судов о назначении экспертизы в основном соответствуют требованиям ст. 80 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

    Вместе с тем имеют место факты, когда в определениях о назначении экспертизы не указываются сведения, перечисленные в ст. 80 и 225 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в частности: дата назначения экспертизы; наименование экспертизы; факты, для подтверждения или опровержения которых назначается экспертиза; лица, которые производят оплату экспертизы; сведения о предупреждении эксперта об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения.

    Необходимо обратить внимание, что при назначении экспертизы в определении недопустимо указывать ожидаемые от исследования результаты.

    Протоколы, которые составляются в ходе судебных заседаний, должны отвечать требованиям, установленным ч. 2 ст. 229 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе в протоколе должны быть указаны: лицо, которым заявлено ходатайство о назначении экспертизы; содержание устного ходатайства о назначении экспертизы; сведения о разъяснении участвующим в деле лицам прав, предусмотренных ч. 2 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а также последствий уклонения стороны от экспертизы, определенных в ч. 3 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации; данные о представлении участвующими в деле лицами вопросов, отклонении судом вопросов, обсуждении выбора экспертного учреждения или эксперта, о заявлении отвода эксперту.

    Недопустимо в нарушение положений ст. 228 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации отсутствие (несоставление) протокола судебного заседания при совершении указанных процессуальных действий, как и недопустимо отсутствие отдельного процессуального документа в виде определения о назначении или отказе в назначении экспертизы.

    Вместе с тем в практике судов Томской области имеют место указанные нарушения.

    Так, при рассмотрении Октябрьским районным судом г. Томска гражданского дела по иску Дятко Е.Ю. к открытому страховому акционерному обществу «Ингосстрах» о взыскании страхового возмещения, компенсации морального вреда ответчиком в судебном заседании было заявлено письменное ходатайство о назначении автотехнической экспертизы. В протоколе судебного заседание указано, что указанное ходатайство было разрешено судом в совещательной комнате, после чего оглашено в судебном заседании, однако процессуального документа в виде определения об отказе или удовлетворении заявленного ходатайства в материалах гражданского дела не имеется.

    При определении даты назначения экспертизы и даты, не позднее которой заключение должно быть составлено и направлено в суд (ч. 1 ст. 80 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), судам необходимо учитывать положения Методических рекомендаций по производству судебных экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях системы Министерства юстиции Российской Федерации (утверждены приказом Минюста России от 20 декабря 2002 №346) либо осуществлять предварительную договоренность с экспертными учреждениями, а также учитывать сроки проведения конкретным учреждением (экспертом) назначенных ранее судебных экспертиз.

    Отсутствие в определении о назначении экспертизы конкретного срока ее проведения либо указание в нем примерной даты подготовки и направления экспертного заключения в суд является недопустимым, поскольку, во-первых, подобная практика противоречит положениям ст. 80 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, которая предусматривает установление конкретных дат проведения экспертизы, а также положениям абз. 4 ч. 1 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, устанавливающего ответственность эксперта или судебно-экспертного учреждения в случае невыполнения требования суда, назначившего экспертизу, о направлении заключения эксперта в суд в срок, установленный в определении о назначении экспертизы, при отсутствии мотивированного сообщения эксперта или судебно-экспертного учреждения о невозможности своевременного проведения экспертизы либо о невозможности проведения экспертизы по причинам, указанным в абз. 2 ч. 1 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, а во-вторых, такие ситуации вызывают необходимость в дополнительной переписке между судом, участниками процесса и экспертами, что отрицательно сказывается на общих сроках рассмотрения судами дел, предусмотренных ст. 154 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

    Нередко у судей возникает сложность с определением вида экспертизы, необходимой для разрешения поставленных ими вопросов, что зачастую вызвано недостаточной осведомленностью судей о классификации экспертиз.

    Раскрыть сущность судебной экспертизы можно, лишь указав на ее основные признаки, которые отражают природу специальных познаний эксперта и отличают один род (вид) экспертизы от других. Такими признаками являются: предмет, объекты, методики экспертного исследования, которые должны рассматриваться в совокупности, поскольку ни один из этих признаков, взятый в отдельности, изолированно, не позволяет понять сущность экспертизы, а также отграничить один ее род (вид) от другого. Именно поэтому судебные экспертизы классифицируют с учетом совокупности трех названных признаков.

    Каждый род (вид) судебной экспертизы имеет свой предмет, то есть своеобразные фактические данные (факты, обстоятельства), установленные путем исследования материалов дела. Всякая экспертиза назначается и проводится для установления фактов, но эти факты специфичны для разных родов (видов) судебной экспертизы, за исключением случаев, когда один и тот же факт может устанавливаться (доказываться) с помощью различных процессуальных средств.

    Предмет экспертизы — ее существенный признак, которым определяются природа и источники познаний эксперта любой специальности. Специальные познания эксперта необходимы для всестороннего изучения обстоятельств дела. Такие обстоятельства (факты) эксперт устанавливает в соответствии с заданием суда. Вот почему, говоря о предмете экспертизы, часто указывают на вопросы, которые решаются экспертом определенной специальности.

    Вместе с тем природа специальных познаний эксперта определяется свойствами изучаемых объектов и методами (точнее — системой методов), которые используются для успешного решения поставленных перед экспертами вопросов. Вот почему предмет экспертизы хотя и является решающим, но не единственным признаком для отделения одного рода и вида экспертизы от других.

    В системе судебной экспертизы можно выделить четыре уровня: классы (типы), которые делятся на роды, а последние на виды, дифференцируемые на разновидности (или группы).

    Руководствуясь приведенной субординацией и трехмерным основанием классификации (предмет, объект, методика исследования в рамках экспертизы), можно указать на девять классов судебных экспертиз:

    Комплексные экспертизы назначаются судами в тех случаях, когда установление обстоятельств по делу требует одновременного проведения исследований в разных областях знаний, а также использования различных научных направлений в пределах одной области знаний (ст. 82 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 23 Федерального закона от 31 мая 2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

    К числу наиболее часто назначаемых комплексных экспертиз относятся: психолого-психиатрическая, землеустроительная и строительно-техническая, судебно-медицинская и автотехническая, почерковедческая и судебно-техническая (для исследования подлинности подписи наследодателя и времени изготовления текста), пожарно-автотехническая (например, для определения очага возгорания автомобиля), транспортно-трасологическая (при наличии разногласий относительно обстоятельств дорожно-транспортного происшествия).

    В определениях о назначении таких экспертиз также необходимо указывать вид комплексной экспертизы, сведения о том, какими специальными знаниями должны обладать эксперты, а также основания назначения комплексной экспертизы.

    Основаниями для назначения комиссионной экспертизы, как правило, являются сложность в установлении обстоятельств и необходимость получения полных и объективных ответов на поставленные судом вопросы; отсутствие согласия сторон в отношении кандидатуры эксперта (ст. 83 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 21 Федерального закона от 31 мая 2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

    Необходимо обратить внимание, что если заключение комиссионной экспертизы подписывается не всеми экспертами и к нему приобщается отдельное заключение эксперта (ч. 2 ст. 83 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), то такие заключения необходимо оценивать по правилам ст. 67, ч. 3 ст. 86 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в совокупности со всеми имеющимися в деле доказательствами.

    Такие действия суда по оценке доказательств соответствуют разъяснениям Верховного Суда РФ, изложенным в п. 7 постановления Пленума от 19 декабря 2003 № 23 «О судебном решении», согласно которым, если экспертиза поручена нескольким экспертам, давшим отдельные заключения, то мотивы согласия или несогласия с ними должны быть приведены в судебном решении отдельно по каждому заключению.

    Дополнительная экспертиза (ст. 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 20 Федерального закона от 31 мая 2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»), как правило, назначается при неполноте заключения (когда не все объекты были представлены для исследования, не все поставленные вопросы получили разрешение); при неточностях в заключении и невозможности устранить их путем опроса эксперта в судебном заседании; при необходимости поставить перед экспертом новые вопросы (например, в случае неверного установления обстоятельств, имеющих значение для дела, или при уточнении таких обстоятельств в связи с изменением исковых требований).

    В определениях о назначении дополнительной экспертизы должно быть указано, что именно в первоначальном заключении эксперта являлось неполным или недостаточно ясным.

    Вместе с тем суды не всегда тщательно подходят к вопросу о возможности и необходимости назначения по рассматриваемому делу дополнительной экспертизы, в связи с чем суд второй инстанции вынужден устранять указанные недостатки путем назначения дополнительных экспертиз в суде апелляционной инстанции.

    Так, при рассмотрении апелляционной жалобы на решение Октябрьского районного суда г. Томска по иску Савина В.И. к ООО «ИНКОМ», ООО «Ниссан Мэнуфэкчуринг Рус» о расторжении договора купли-продажи, взыскании уплаченной за автомобиль суммы, компенсации морального вреда апелляционная инстанция Томского областного суда вынуждена была назначить дополнительную автотехническую экспертизу, поскольку не все вопросы, которые были поставлены судом первой инстанции перед экспертом, нашли свое отражение в заключении эксперта, которым руководствовался суд при вынесении обжалуемого решения.

    Судебная коллегия по гражданским делам Томского областного суда при рассмотрении в апелляционном порядке гражданского дела по иску Александрова С.П. к обществу с ограниченной ответственностью «Научно-производственная фирма «Агромаш» о расторжении договора купли-продажи, возврате уплаченной за товар денежной суммы, возмещении убытков, компенсации морального вреда назначила дополнительную технико-диагностическую экспертизу, поскольку выполненное экспертом при рассмотрении гражданского дела судом первой инстанции экспертное заключение имело дефект неполноты, поскольку в заключении не были установлены причины возникновения дефектов в приобретенном истцом товаре.

    Повторная экспертиза (ст. 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, ст. 20 Федерального закона от 31 мая 2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»), как правило, назначается в связи с сомнениями суда в объективности и обоснованности экспертного заключения, например, когда значительно различались цены, указанные в заключении оценочной экспертизы и в представленном по запросу суда документе о стоимости предмета; когда имеются противоречия в заключении эксперта и в пояснениях этого же эксперта в судебном заседании; когда экспертом не учитывались отдельные обстоятельства или был нарушен порядок проведения экспертизы, в частности, экспертом не осуществлялся личный осмотр объекта исследования.

    Однако на практике при рассмотрении гражданских и административных дел суды Томской области нередко игнорируют положения ст. 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и не считают необходимым назначать повторные экспертизы, в связи с чем апелляционная инстанция Томского областного суда для правильного разрешения гражданских и административных дел вынуждена назначать повторные экспертизы.

    Так, при рассмотрении апелляционной жалобы на решение Советского районного суда г. Томска по иску Рыкова А.В. к Молчанову А.В. о признании договора купли- продажи незаключенным апелляционная инстанция Томского областного суда вынужденно назначила повторную техническую экспертизу документа, поскольку при проведении судебной экспертизы на основании определения районного суда экспертом в непредусмотренном процессуальном законом порядке была измена формулировка поставленных судом вопросов, а часть вопросов была объединена между собой.

    При рассмотрении судебной коллегией по гражданским делам Томского областного суда апелляционной жалобы на решение Кировского районного суда г. Томска по иску Макогона М.М. к муниципальному автономному учреждению здравоохранения «Городская клиническая больница № 3» о возмещении материального и компенсации морального вреда была назначена повторная судебно-медицинская экспертиза, в проведении которой судом первой инстанции было отказано необоснованно, поскольку судом первой инстанции не было принято во внимание, что выполненное на основании определения суда заключение не соответствует требованиям ст. 8 Федерального закона от 31.05.2011 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», а именно в его исследовательской части не указаны примененные методы, к заключению не приложены материалы, иллюстрирующие выводы экспертов, что не позволяло проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов и должно было вызвать сомнения в правильности и обоснованности заключения, о чем указывала одна из сторон при рассмотрении дела.

    В определениях о назначении повторной экспертизы должно быть указано, какие именно выводы первичной экспертизы вызывают у суда сомнения.

    Необходимо отметить, что при недостаточной ясности заключения, а также при отсутствии в экспертном заключении ответов на ряд вопросов ошибочным является назначение повторной экспертизы вместо дополнительной.

    Неправильное определение вида экспертизы (повторная или дополнительная) ведет к неверному разрешению вопроса о том, возможно ли поручение этой экспертизы тому же эксперту.

    Изучение судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским и административным делам, показало, что судами в основном соблюдалось требование о разъяснении сторонам по делу и другим участвующим в деле лицам их права представить суду вопросы, подлежащие разрешению при проведении экспертиз (ч. 2 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Данное положение находится во взаимосвязи со ст. 35 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, предусматривающей права и обязанности лиц, участвующих в деле. Окончательный круг вопросов, по которым требуется заключение эксперта, определяется судом.

    Принятие предложенных сторонами вопросов является правом, а не обязанностью суда. Однако отклонение предложенных вопросов суд обязан мотивировать (ч. 2 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

    В случаях, когда в нарушение абз. 1 ч. 2 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации стороны представляют свои вопросы после назначения экспертизы, суды, оценив их необходимость для установления наличия или отсутствия тех обстоятельств, для выяснения которых была назначена экспертиза, должны либо мотивированно отклонить заявленное ходатайство о постановке перед экспертом новых вопросов, либо вынести новое определение о назначении экспертизы с учетом поступивших от сторон вопросов, однако в последнем случае происходит существенное увеличение срока рассмотрения дела, в связи с чем судам необходимо тщательно подходить к процедуре первоначального назначения экспертизы.

    Недопустимым является отсутствие в определении о назначении экспертизы окончательного круга вопросов, постановка перед экспертом первоначальных вопросов, определенных судом, а потом вопросов сторон, в том числе, повторяющих вопросы суда.

    Особо стоит отметить недопустимость постановки перед экспертами вопросов правового характера, рассмотрение которых относится к компетенции суда. При этом должны учитываться разъяснения п. 13 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 июня 2008 № 11 «О подготовке гражданских дел к судебному разбирательству», согласно которым недопустима постановка перед экспертами вопросов правового характера.

    Подобные ошибки допускаются судами преимущественно при назначении экспертизы по делам, связанным с возмещением вреда, причиненного в результате дорожно-транспортных происшествий. Например, «Соответствовали ли действия истца и (или) ответчика перед столкновением автотранспортных средств Правилам дорожного движения и если не соответствовали, то какие пункты Правил дорожного движения ими нарушены?».

    Нередко вопросы правового характера содержатся и в определениях о назначении судебно-психиатрических экспертиз, в которых суды ставят на разрешение экспертов вопрос: «Нуждается ли данный гражданин в установлении опеки?».

    Из анализа судебной практики видно, что при ошибочном выборе экспертного учреждения либо эксперта, в компетенцию и возможности которого не входит проведение назначенной судом экспертизы, определения о ее назначении возвращались в суды без исполнения.

    Поручая проведение экспертизы государственному судебно-экспертному учреждению, необходимо учитывать территориальный принцип проведения судебных экспертиз в государственном судебно-экспертном учреждении, который предусмотрен ст.11 Федерального закона от 31 мая 2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» и иными нормативными правовыми актами.

    Не всегда судами выяснялась возможность экспертного учреждения или эксперта провести экспертизу в отношении конкретного объекта исследования, в частности наличие соответствующей материально-технической базы или условий для проведения экспертизы.

    Так, в июле 2013 года определением Ленинского районного суда г. Томска по делу по иску Скороходовой А.С. к ООО «Инком» о расторжении договора купли-продажи автомобиля, взыскании денежных средств, неустойки, компенсации морального вреда была назначена судебная автотехническая экспертиза, на разрешение которой судом был поставлен, в том числе, вопрос о том, имеются ли в автомобиле истца какие-либо недостатки или неисправности в работе систем двигателя в момент запуска непрогретого двигателя при окружающей температуре «- 20» градусов Цельсия и ниже? Эксперт не смог ответить на поставленный судом вопрос, поскольку в летнее время у него не имелось возможности создать необходимые погодные условия для проведения данной экспертизы.

    Представляется, что в целях проведения экспертизы в наиболее краткие сроки судам при ее назначении целесообразно запрашивать сведения о возможности проведения конкретной экспертизы у руководителя экспертного учреждения, в котором предполагается ее производство.

    Проведение экспертизы может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам. Лица, участвующие в деле, вправе предложить конкретные кандидатуры специалистов или экспертные учреждения, а также заявить отвод эксперту (ч. 1, 2 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

    В практике нередки случаи заявления отвода конкретному эксперту.

    Суды удовлетворяют ходатайства об отводе эксперта в случаях, если: компетентность предложенного стороной эксперта не была подтверждена; до обращения истца в суд эксперт уже высказывал мнение по тому же объекту; при предыдущем рассмотрении дела эксперт участвовал в нем в качестве специалиста; имеются обстоятельства, вызывающие сомнения в объективности и беспристрастности эксперта.

    В соответствии с ч. 3 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суды, как правило, разъясняют сторонам последствия уклонения от проведения экспертизы. Сведения об этом имеются либо в протоколах судебного заседания, либо в определениях о назначении экспертизы, либо в сопроводительных письмах, с которыми определения направляются стороне, не явившейся в судебное заседание. Представляется правильным указание данной информации в определении суда о назначении экспертизы.

    При уклонении стороны от экспертизы дела рассматриваются по имеющимся доказательствам, на что должно быть указано в определениях о возобновлении производства по делу.

    Возможность применения последствий уклонения стороны от экспертизы необходимо мотивировать в решениях.

    Как правило, суды приходят к выводу об уклонении стороны от экспертизы в случаях, когда стороной не предоставлялись необходимые для исследования материалы и документы или не обеспечивался доступ к объекту исследования, когда сторона не являлась на исследование, которое невозможно провести без ее участия, или сторона не осуществляла предварительную оплату экспертизы. Между тем отказ от предварительной оплаты экспертизы не должен повлечь последствия, предусмотренные ч. 3 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку эксперт или судебно-экспертное учреждение не вправе отказаться от проведения порученной им экспертизы в установленный судом срок, мотивируя это отказом стороны произвести оплату экспертизы до ее проведения (абз. 2 ч. 2 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

    По делам, вытекающим из брачно-семейных отношений, в том числе об установлении отцовства и об оспаривании отцовства чаще, чем по другим категориям дел, судами применяются положения о последствиях, установленных ч. 3 ст. 79 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

    Вместе с тем при рассмотрении судами гражданских дел указанной категории необходимо учитывать положения разъяснений, содержащихся в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 25 октября 1996 № 9 «О применении судами Семейного кодекса Российской Федерации при рассмотрении дел об установлении отцовства и о взыскании алиментов». В соответствии с п. 6 данного постановления при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела и без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым. Этот вопрос разрешается судом в каждом конкретном случае в зависимости от того, какая сторона, по каким причинам не явилась на экспертизу или не предоставила экспертам необходимые предметы исследования, а также какое значение для нее имеет заключение экспертизы, исходя из имеющихся в деле доказательств в их совокупности.

    Анализ указанных разъяснений правоприменительной практики позволяет сделать вывод, что сам по себе факт отказа стороны от проведения или участия в экспертизе не может быть безусловным основанием для вынесения судебного решения в пользу другой стороны, поскольку при вынесении решения выводы суда должны быть основаны на представленных в материалы дела доказательствах, с достоверностью подтверждающих или опровергающих конкретные обстоятельства и (или) факты.

    Изучение судебной практики по применению законодательства, регулирующего назначение и проведение экспертизы по гражданским и административным делам, показало, что в случае назначения экспертизы суды в основном использовали предусмотренное ч. 4 ст. 86 и ст.216 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации право приостановить производство по делу. Такие решения суда вызваны необходимостью направления материалов гражданского дела в экспертное учреждение (то есть при невозможности суда осуществлять производство по этому делу в период проведения экспертизы), а также необходимостью приостановить течение установленных Гражданским процессуальным кодексом Российской Федерации сроков рассмотрения дела (время проведения экспертизы нередко на практике превышает эти сроки).

    Однако в случае приостановления производства по гражданскому или административному делу в связи с назначением судебной экспертизы суд не может совершать какие-либо процессуальные действия, в том числе приобщение дополнительных документов и материалов, разрешение ходатайств об отводе эксперту и др., без возобновления производства по делу, поскольку иное означало бы нарушение принципов непосредственности судебного разбирательства и осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон (ст. 12 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), о чем неоднократно указывал в своих определениях Верховный Суд РФ (определение Верховного Суда РФ от 26.11.2013 № 11-КГ13-16).

    Необходимо обратить внимание судов на недопустимость нарушения требований ст.227 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, когда копии определения о назначении экспертизы, в котором также решался вопрос о приостановлении производства по делу, не высылаются лицам, участвующим в деле и не явившимся в судебное заседание, либо высылаются, но позднее трех дней со дня вынесения определения.

    Представляется правильной практика тех судов, которые не направляют определения суда о назначении экспертизы, которые могут быть обжалованы в апелляционном порядке, вместе с материалами дел в экспертные учреждения до истечения срока их обжалования, поскольку в таких ситуациях суды избегают необходимости запрашивать обратно дела из экспертных учреждений в случае поступления частных жалоб.

    Указанные выше нарушения требований действующего законодательства, регулирующих производство судебной экспертизы, в том числе задержка направления определений и материалов в экспертные учреждения, являются причиной затягивания сроков проведения экспертизы и нахождения дела в производстве суда.

    Обобщение судебной практики показало, что участвующие в деле лица подают частные жалобы на определения о назначении экспертизы, ссылаясь на незаконность приостановления производства по делу, распределения расходов по оплате экспертизы, выбора экспертного учреждения, на немотивированное отклонение судом предложенных вопросов, на недостаточный объем материалов для эксперта; на необоснованность назначения экспертизы.

    Вместе с тем по-разному складывается судебная практика по вопросу о том, в какой части определение о назначении экспертизы может быть обжаловано в апелляционном порядке.

    Некоторые суды полагают, что обжалование возможно лишь в части приостановления производства по делу (ч. 5 ст. 152, ст. 218 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). Определение суда в части разрешения иных вопросов не препятствует движению дела, поэтому определение в этой части в силу ст. 331 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит обжалованию в апелляционном порядке.

    Другие суды исходят из возможности обжалования в апелляционном порядке определения о назначении экспертизы также в части распределения расходов на проведение экспертизы. При этом суды руководствуются положениями ст. 104, ч. 5 ст.152, ст. 218 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

    Ряд судов полагает, что определение суда о назначении экспертизы может быть обжаловано также в связи с нарушением процедуры назначения экспертизы. При этом исходят из того, что вопрос о наличии оснований для назначения экспертизы взаимосвязан с вопросом о законности приостановления производства по делу.

    Представляется правильной и согласующейся с положениями ст. 104 и 218 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации позиция, согласно которой на определение суда о назначении экспертизы по вопросам, связанным с судебными расходами, а также о приостановлении производства по делу может быть подана частная жалоба. Указанное определение суда в части разрешения иных вопросов не препятствует движению дела, в связи с чем в силу ст. 331 и Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации не подлежит обжалованию в апелляционном порядке.

    Особо необходимо обратить внимание на ситуацию, когда при вынесении решения суды не указывают в его мотивировочной части на распределение судебных расходов, касающихся оплаты проведенной по делу экспертизы. Крайне редко этот вопрос решается путем вынесения дополнительного решения (п. 3 ч. 1 ст. 201 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации). В результате экспертные учреждения вынужденно обращаются в суд с самостоятельными требованиями о возмещении расходов на произведенную по поручению суда экспертизу.

    Как правило, сроки проведения экспертиз, определенные судами, составляют от одного до нескольких месяцев.

    Среди основных ошибок, допускаемых судами и оказывающими негативное влияние на сроки проведения судебных экспертиз, являются: неправильное определение вида экспертизы, неправильное и некорректное формулирование вопросов, подлежащих разрешению при проведении экспертизы, поручение проведения экспертизы учреждению (эксперту), в чью компетенцию не входит проведение экспертного исследования, либо направление эксперту недостаточного материала для ответа на поставленные вопросы (абз. 2 ч. 1 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), несвоевременное направление экспертам и в экспертные учреждения определений и материалов, необоснованное и преждевременное назначение экспертизы по делу.

    Необходимо констатировать, что затягивание времени проведения экспертиз по гражданским делам происходит также и по вине экспертов и экспертных учреждений. Со стороны экспертов и экспертных учреждений главными причинами чрезмерной продолжительности проведения судебных экспертиз являются: необоснованное возвращение определений без исполнения, несвоевременное сообщение суду о невозможности проведения экспертизы, длительные сроки проведения ряда экспертиз в государственных экспертных учреждениях, некачественное проведение экспертиз, отказ от проведения экспертизы без предварительной оплаты.

    На необходимость осуществления судами контроля за прекращением обстоятельств, послуживших основанием для приостановления производства по делу (ст. 215, 216 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), обращено внимание судов в п. 9 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 декабря 2007 № 52 «О сроках рассмотрения судами Российской Федерации уголовных, гражданских дел и дел об административных правонарушениях».

    Соответствующая обязанность по обеспечению контроля за соблюдением сроков производства судебных экспертиз возложена и на руководителя государственного судебно-экспертного учреждения (абз. 5 ст. 14 Федерального закона от 31 мая 2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации»).

    В целях предупреждения длительного срока проведения экспертиз и задержки направления в суд заключений судьям необходимо осуществлять контроль за деятельностью экспертов путем направления в учреждения писем и телефонограмм, поскольку затягивание сроков проведения экспертиз препятствует соблюдению разумных сроков рассмотрения гражданских и административных дел.

    Представляется необходимым напомнить судам о мерах ответственности, предусмотренных абз. 4 ч. 1 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в отношении руководителей экспертных учреждений и экспертов, виновных в нарушении сроков, устанавливаемых в определениях о назначении экспертизы, в случае невыполнения требования суда, назначившего экспертизу, о направлении заключения эксперта в установленный срок, которые применяются судами крайне редко. При этом подчеркивается, что основанием для вынесения определения о наложении судебного штрафа является отсутствие мотивированного сообщения эксперта или судебно-экспертного учреждения о невозможности своевременного проведения экспертизы либо о невозможности проведения экспертизы по причинам, указанным в абз. 2 ч. 1 ст. 85 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.

    Европейский Суд по правам человека, рассматривая вопрос о соблюдении разумного срока судебного разбирательства, по смыслу п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, неоднократно отмечал, что основная ответственность за задержку судебного разбирательства в связи с проведением экспертизы лежит на государстве, поскольку в обязанности национальных судов входит обеспечение того, чтобы экспертам была предоставлена вся необходимая информация, а также чтобы осуществлялся контроль за соблюдением сроков проведения экспертизы.

    Как необоснованные задержки судебных разбирательств Европейский Суд расценивал периоды, связанные с несвоевременным назначением экспертиз и выбором экспертных организаций или учреждений, чрезмерной продолжительностью проведения экспертиз, отсутствием каких-либо строгих сроков их проведения и соответствующего контроля суда, несвоевременным представлением экспертам необходимых материалов и документов для сравнительного исследования и пр. С учетом приведенных обстоятельств Европейским Судом констатировалось нарушение п. 1 ст. 6 Конвенции в связи с чрезмерной длительностью судебного разбирательства (постановления Европейского Суда по делам «Марченко против Российской Федерации», «Саламатина против Российской Федерации», «Волович против Российской Федерации», «Глазков против Российской Федерации», «Кесьян против Российской Федерации» и др.).

    Обобщение судебной практики показало, что суды не в полной мере соблюдают требования гражданского процессуального законодательства, регулирующего назначение и производство экспертизы.

    При этом из анализа судебной практики видно, что сроки рассмотрения гражданских и административных дел в значительной степени зависят от своевременного и качественного проведения экспертиз, обязательных в силу требований закона для правильного разрешения спора.

    Обозначенные в данном докладе проблемы, возникающие у судов при назначении экспертиз, могут быть устранены при условии строгого выполнения судьями требований процессуального законодательства в части, касающейся определения обстоятельств, имеющих значение для дела (ч. 2 ст. 56 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), назначения и проведения экспертиз (ст. ст. 79 — 87 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), соблюдения сроков рассмотрения и разрешения гражданских и административных дел (ст. 154 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации), а также повышения уровня организации деятельности судов и профессиональной квалификации судей.

    oblsud.tms.sudrf.ru

    Популярное:

    • Беременность в германии пособия Единовременная выплата 10000 рублей к 73-й годовщине Победы В мае-июне 2018 года в связи с 73-й годовщиной Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов некоторым категориям граждан РФ (а именно — инвалидам и участникам ВОВ, […]
    • Какой орган государственной власти участвует в утверждении генерального прокурора рф Устав (Основной Закон) Алтайского края 5 июня 1995 года № 3-ЗС УСТАВ (ОСНОВНОЙ ЗАКОН) АЛТАЙСКОГО КРАЯ Принят Алтайским краевым Законодательным Собранием 26 мая 1995 года Список изменяющих документов (в ред. Законов Алтайского края от […]
    • Купля продажа в северодонецке Объявления Северодонецка и региона / Недвижимость / продам / 3-х в новом районе города по цене 2-х ВИЛЕСОВА, 9-а ( всё рядом: школа № 17 и № 8, садик, рынок, поликлиника, Сильпо, отличная транспортная развязка в любую точку города).5/5, […]
    • Региональный центр судебной экспертизы воронеж Судебные экспертизы В целях расширения рынка экспертных услуг в Воронежской области в 2006 году было создано негосударственное экспертное учреждение ООО «Воронежский центр судебной экспертизы». Его задачей является защита прав и […]
    • Бесплатный юрист консультация оренбург Запрос котировок Какие документы вправе требовать заказчик по запросу котировок? в ст.73. данные документы не прописаны. Вправе ли мы их требовать, где прописан перечень этих документов? свидетельство о государственной регистрации […]
    • Налог с неустойки С полученных по суду неустоек и штрафов потребители не должны платить НДФЛ В случае нарушения прав потребителя продавец должен выплатить ему неустойк у п. 5 ст. 13, п. 1 ст. 23 Закона от 07.02.92 № 2300-1 ; п. 1 ст. 330 ГК РФ . Если он […]
    • Образец акта о невозможности ознакомить с приказом об увольнении Образец акта о невозможности ознакомить с приказом об увольнении Возможна ситуация, когда уволенный работник не хочет или не может получить трудовую книжку (например, он не согласен с увольнением, уехал, заболел и поэтому не является на […]
    • Ст кзот при увольнении Статья 31. Расторжение трудового договора (контракта), заключенного на неопределенный срок, по инициативе работника Работники имеют право расторгнуть трудовой договор (контракт), заключенный на неопределенный срок, предупредив об этом […]