Правило на слово узкий

Правило на слово узкий

Фокусное расстояние

Фокусное расстояние — это расстояние от оптического центра объектива до точки фокусировки (в мм), т.е. до плёнки (матрицы), где образуется резкое изображение объекта. Например, фокусное расстояние 50, или 120 мм. А в чём, собственно, разница? Разница заключается в выборе границ кадра. Посмотрим, какие снимки можно сделать из одной и той же точки съёмки: фотограф не перемещается, а меняет фокусное расстояние объектива (или меняет на фотокамере сами объективы).

фокусное расстояние 24 мм, 30 мм, 50 мм, 120 мм, 180 мм, 300 мм

съёмка велась с расстояния 15-17 метров (из окна 4 этажа обычной пятиэтажки), использовались 2 объектива: широкоугольный зум от Pentax, и длиннофокусный советский объектив Гранит-11м

В общем, всё не сложно: чем больше мы увеличиваем фокусное расстояние, тем больше мы приближаем объект фотосъёмки (или, наоборот, уменьшаем). Ещё проще: то, что более 50 мм, мы увеличиваем, всё что менее 50 — уменьшаем. И, совсем просто: фокусное расстояние 100 мм — это 2-х кратное увеличение, 180 мм — увеличение в 3.6 раза. Проще некуда. Но почему точкой отсчёта выбрано именно 50 мм? Принято считать — такое фокусное расстояние соответствует углу зрения человеческого глаза (на самом деле периферийное зрение глаз охватывает гораздо больший угол). А ещё считают, что стандартный объектив имеет фокусное расстояние 50 мм, поскольку это близко к диагонали плёночного кадра (43 мм). Не ищите в этом сложностей. Иногда их создают только для того, чтобы затем успешно преодолевать 🙂

Как узнать фокусное расстояние объектива

Это уже рассматривалось в статье «объективы», повторим для тех, кто зашёл сюда с других страничек. Как узнать фокусное расстояние? Очень просто. Фокусное расстояние указывается на оправе объектива, рядом указывается его светосила. На фотографии слева мы видим старый советский Гелиос 44к-4, который имеет фокусное расстояние 58 мм, а светосилу f2 (обозначена 1:2). Фокусное расстояние я указал на фотографии жёлтой стрелочкой.

Что ещё можно рассказать про объектив, глядя на его обозначения? Немного.

Эта модель Гелиоса имеет байонетное крепление «К» (пойдёт под зеркалку Pentax без всяких адаптеров), многослойное просветление, постоянное фокусное расстояние 58 мм, светосилу f2, посадочную резьбу для светофильтров — М52×0,75, сам объектив выпускался для фотоаппаратов Зенит с байонетом «К» на Красногорском механическом заводе, о последнем говорит значок призмы с преломлённым лучом. Можно, конечно, рассказать про данную оптику значительно больше, чем говорят её обозначения — но это выходит за рамки статьи про фокусное расстояние.

Что такое зум

Я уже упоминал в статье «Как выбрать фотокамеру» о том, что в магазинах нередко упоминают эту характеристику. Собственно, что такое зум? Зум — это объектив с переменным фокусным расстоянием, он же «трансфокатор», он же «вариообъектив» — названий много, а смысл один. А если точнее, полное отсутствие такового:) Например, имеем типичное фокусное расстояние объектива 28-55 мм. Делим 55 на 28 и получаем примерно цифру 2. Это значит 2х-кратный зум:) Цифра эта не несёт абсолютно никакой пользы, поскольку, например, объектив с переменным фокусным 100-200 мм тоже имеет 2х-кратный зум, но это совершенно разные объективы, с разным углом зрения и для совершенно разных задач. В этом плане полезной характеристикой является только фокусное расстояние, посему вернёмся к изучению оного, а маркетинговое слово зум забудем, или станем использовать его не для бессмысленных расчётов, а только для обозначения объектива-трансфокатора. Поэтому:

Зум — это объектив, имеющий переменное фокусное расстояние. И не более того!

Не зум является фикс объективом, он же фикс-фокал, он же дискретник. я ничего не упустил? Да! Он же объектив с постоянным фокусным расстоянием:) Фикс вы уже видели на картинке Гелиоса выше. Когда-то все объективы были фиксами, первые зумы появились в 60-х годах прошлого века, например, объектив Рубин 1ц, фокусное расстояние 37-80, светосила 2.8, являлся штатным объективом для фотоаппарата «Зенит-6».

Зумы того времени имели интересную характерную особенность — они не теряли фокусировку при изменении фокусного расстояния! Современные объективы лишены этого: увы, наводиться на резкость нужно каждый раз после зуммирования. А сделана эта гадость во имя удешевления продукции. Автофокус, конечно, помогает, но если необходима ручная фокусировка (а она бывает необходима!), то можно лишь позавидовать чудесам старинной механики (а главное — отношению к делу).

Фокусное расстояние в 35 мм эквиваленте (ЭФР)

Различают два фокусных расстояния — реальное, и эквивалентное камерам 35 мм формата. Реальное указывается на объективе, эквивалентное в природе не существует, оно рассчитывается. Зачем такие сложности и для чего это нужно? Дело в том, что у плёночных камер (35 мм формата) размер кадра одинаков: 24 х 36 мм, и потому сравнивать их объективы было легко. Если у одной камеры фокусное расстояние объектива было 50 мм (стандартный полтинник), то объектив, скажем, в 28 мм называли широкоугольником, 70-100 мм — портретником, а свыше 100-150 мм — телефото (или длиннофокусный объектив). Деление это было условным, но оно было понятно и всех устраивало — у одних был более широкий угол зрения, у других более узкий. Собственно, и речь у нас идёт именно об угле зрения объектива, просто «нехорошие» фотографы путают новичка жуткими терминами: «фокусное расстояние», «эквивалентное фокусное расстояние», «ЭФР», «Кроп-фактор матрицы», просто «кроп», и прочей белибердой, имеющей лишь побочное отношение к углу зрения фотосъёмки, а значит и компоновке кадра 🙂 В общем, в эпоху 35 миллиметровой фотоплёнки было проще сравнивать объективы и заниматься фотографией, а не ерундой:)

Фотографы вообще несколько странные люди. Если спросить у них — в каких единицах измеряется светосила, то вместо однозначного ответа можно услышать довольно пространную речь об отношении фокусного расстояния к диаметру действующего отверстия объектива. Углы они измеряют не в градусах, а в миллиметрах, сам угол именуют фокусным расстоянием, а фотоплёнку называют 35-ти миллиметровой (и даже 135 мм) хотя размер кадра у неё. 36х24. Откуда взялись, чёрт возьми, эти 35 мм? Всё просто, не будем выдумывать новые стандарты, а лучше попытаемся понять старые.

Что такое 35 мм формат? 35 мм это ширина плёнки вместе с перфорированной частью.

Иногда 35 мм фотоплёнку обозначают как тип 135. Индекс 1 перед числом 35 в 1934 году ввела фирма Кодак, чтобы обозначить перфорацию (до этого плёнка была неперфорированной). Потом предлагались и другие форматы, но они не прижились: 35 мм фотоплёнка вытеснила всех. И лишь отдельную нишу занимают фотоаппараты среднего и большого форматов.

Однако, с приходом цифровых камер ситуация изменилась. Если бы у цифровиков размер матрицы был бы такой же — 24 х 36 мм, то сложностей в сравнении объективов не возникало. Но такой размер из цифровых фотоаппаратов имеют только очень дорогие зеркалки профессионального класса. Любительские зеркалки имеют размер матрицы меньше в 1.5-2 раза «полноразмерных», а цифрокомпакты — ещё меньше чем любительские. Подобные фотокамеры считаются не 35 мм формата и в зависимости от размера сенсора имеют обозначения APS-C, 4/3 и другие. Естественно, чем меньше матрица, тем меньше угол зрения объектива. Поэтому одно и то же фокусное расстояние стало невозможно сравнивать, если камеры имеют разный размер матриц. Во избежание путаницы решили ввести термин «эквивалентное фокусное расстояние» (ЭФР), т.е. фокусное расстояние для фотокамер 35 мм формата — чтобы сравнить с фотоплёнкой, имеющей ширину 35 мм и размер кадра 36х24 мм. На объективе, как правило, указывают реальное фокусное расстояние, а в руководстве пользователя можно узнать какому ЭФР он соответствует. Иногда это можно узнать в кратком описании камер в магазине.

. Фокусное расстояние одного и того же объектива не меняется при установке на камеру с меньшей матрицей — меняется угол зрения. Но, если хотите, изменилось фокусное расстояние всей системы (матрица + объектив).

ЭФР используют только для сравнения объективов фотокамер с разным кроп-фактором — сравнения по углу зрения. Терминология здесь такая: если объектив с фокусным расстоянием 50 мм установить на матрицу в 1,5 раза меньшую чем полнокадровая, то говорят, что ЭФР стало 75 мм — угол зрения стал таким же, как если бы фокусное расстояние было бы 75 мм. Получается вот что. Да, фокусное расстояние всей системы изменилось (у самих линз – нет!), но не изменились искажения в рамках данного объектива, поскольку они были «заточены» под 50мм, а не 75.

На меньшей матрице — при одном и том же фокусном расстоянии — кадр будет обрезан, а угол зрения меньше

Если известен размер матрицы, то эквивалент несложно рассчитать. Во сколько раз матрица фотокамеры меньше плёночного кадра, то на столько надо умножать реальное фокусное расстояние, чтобы узнать эквивалентное. Эту разницу (а точнее множитель), как правило, называют кроп-фактором матрицы. Например, зеркалки Nikon имеют размер матрицы 23.7 х 15.6. Если широкую сторону плёночного кадра (т.е. 36 мм) поделить на 23.7, то кроп-фактор (здесь под кропом имею ввиду соотношение сторон) будет примерно 1.5. Можно поделить и другую сторону: 24 на 15.6, будет тот же кроп. Это значит, что реальное фокусное расстояние, которое указано на объективе, нужно умножить на 1.5, чтобы получить эквивалентное. Например, китовый объектив (от английского KIT — комплект) для Nikon имеет реальное фокусное расстояние 18-55 мм. Умножаем 18 на полтора, и 55 на полтора, в итоге получаем 27-82 в 35 мм эквиваленте. И что это значит? Радуйтесь, это объектив-универсал — есть широкий угол для пейзажей, а на длинном можно худо-бедно даже портреты снимать! Жаль только, что у кит-а светосила слабая, но это уже совсем другой разговор.

. Эквивалентное фокусное расстояние используют для сравнения объективов фотокамер с разным кроп-фактором.

Т.е. когда матрица таких фотоаппаратов имеет неодинаковый размер.

Таблица кроп-факторов разных форматов фотокамер

Русское слово «множитель» давно заменили выражением «Кроп-фактор», видимо для придания своей речи диковинных заморских оттенков, типа, не подумайте, что я из рашен, я типа из штатов 🙂 Посмотрим множитель (или кроп) для типичных размеров светочувствительных элементов фотокамер:

www.64bita.ru

Протоиерей Николай Иноземцев: «Не размышляйте о духовной жизни, а просто живите ею»

30 марта исполняется 65 лет митрофорному протоиерею Николаю Иноземцеву, настоятелю Казанского собора на Красной площади. А еще это день тезоименитства архиепископа Алексия (Фролова). О дружбе с приснопоминаемым архиереем и смысле сохранения церковных традиций рассказывает юбиляр.

Ревнители Устава

– Отец Николай, вы как-то отмечали ваш совместный с владыкой Алексием праздник?

– Нет, даже еще в молодые годы особых застолий мы не устраивали. Накануне, 27 марта, у владыки Алексия был день рождения, который совпадает с именинами нынешнего архимандрита Венедикта (Князева), а через несколько дней, 30 марта, совпадали мой день рождения и владыкино тезоименитство – это нас троих как-то еще крепче объединяло.

У отца Ионы еще жива была мама; когда он бывал дома (это недалеко от Крестовоздвиженской церкви в Алтуфьево, где он сейчас настоятельствует), то привозил всегда с собой варенье. А отец Алексий, тоже москвич, достаточно часто навещавший родных, возвращался, как правило, с каким-то постным сухим печеньем. Вот эти сухарики да варенье и были нашим утешением и в обычные, и в праздничные дни.

Грамотное церковнославянское чтение способствует правильному духовному устроению. Нельзя «как хочу, так и читаю»

За столом говорили обычно о студентах. Отец Иона преподавал литургику, отец Алексий – историю Церкви, а я – Ветхий Завет. Вот сидим мы втроем, а отец Иона как-то и говорит: «Коля, а что ты все Ветхий Завет преподаешь? Давай попросим ректора, чтобы на следующий год ты церковнославянскому учил?»

Я действительно потом лет пять занимался с первокурсниками церковнославянским: прежде всего осваивали грамотное чтение, чтобы они по крайней мере на ударения ориентировались. Это способствует и правильному духовному устроению. А не так, что «как хочу, так и читаю».

– Он не был консерватором, но, понимая всю важность сохранения Устава, радел об этом. Сам он служил действительно очень сосредоточенно, хотя и негромко.

А тогда за столом у него в келье они вдвоем с игуменом Ионой и решили, что первокурсников надо более с теории на практику переориентировать, и выбрали для осуществления этих планов меня.

Примерно в то же время у нас ввели экзамены ставленников перед рукоположением в диакона и иерея. Те, кого рукополагали в диакона, зачастили к отцу Алексию, а кандидаты в священники – к отцу Ионе. То и дело был слышен стук в соседнюю дверь. Отец Алексий, если был у себя, ставил аналойчик в центр кельи и говорил: «Представь, что это Престол. Вот здесь царские врата, вот тут Горнее место. Вот тебе кадило – пожалуйста: каждение на “Господи, воззвах”».

Студент брал кадило, начинал махать им… Отцу Алексию из раза в раз приходилось все объяснять пришедшему, что и как на самом деле надо делать. Давал ему книжку под мышку: «Сустав так работает, кисть так работает…» – было слышно через наши тонкие межкомнатные перегородки, как он отрабатывает с ними каждое движение.

Мне, конечно, все это было интересно слушать. Но я вот всё думал: «Одно дело – когда ты это раз объясняешь, второй раз… А когда изо дня в день все это надо повторять десятки раз, какое же это надо иметь терпение, какую любовь?!»

Другой бы не стал церемониться: «Придешь в другой раз. Иди готовься!»

Поскольку отец Алексий был безотказен к приходящим к нему на консультацию, пришлось даже врезать замок на входной двери преподавательского корпуса.

– Кто из старших наставников по годам учебы вам самим больше всего запомнился?

– Владыка Питирим (Нечаев), отец Анатолий Просвирнин (впоследствии архимандрит Иннокентий). Известно было, что они ездили к преподобному Севастиану Карагандинскому. Многое из того, что передавали нам, возможно, слышали от него. Во время учебы тогда еще Анатолий Фролов чаще общался со своим тезкой отцом Анатолием Просвирниным. «Придет свое время, и Господь все устроит в соответствие с тем, к чему у человека лежит сердце, если это будет ему во спасение. А если исполнение желаний не принесет ему пользы, то все останется так, как есть», – наставлял он потом врученного ему от Евангелия новопостриженного отца Алексия, которого после диаконской хиротонии только спустя почти 15 лет рукоположили в иеромонаха.

– Он потом и чад своих наставлял ничего самочинно не спешить менять в своей жизни: «Сиди, как морковка, пока тебя не выдернут».

– Через отца Иннокентия отец Алексий познакомился со схиархимандритом Виталием (Сидоренко), глинским постриженником, – вот уж кто тоже был делатель терпения, смирения, молитвы! Когда у него обострилась желудочная болезнь, его привезли из Тбилиси на лечение в 3-ю городскую больницу Загорска (ныне Сергиев Посад. – Ред.), которая располагалась тогда там, где сейчас семинария, у Троицкого собора Лавры. В больнице в то время в конце поста как раз и мы с будущим архимандритом Венедиктом (Князевым) лежали. И вот заводят к нам в палату отца Виталия!

«О! Братия здесь», – обрадовался, увидев нас, сопровождавший его отец Иннокентий.

Врачи прописали отцу Виталию строгий постельный режим. Мы сразу же повскакивали: «Да-да, батюшка, мы с вами!» При первой необходимости несли ему воду запить лекарства. «Да не надо, братия, ничего-ничего», – отнекивался он.

Просыпаюсь ночью: отец Виталий посреди больничной палаты читает правило и бьет поклоны.

Просыпаюсь, помню, ночью: отец Виталий посреди палаты читает правило и бьет поклоны, читает правило и бьет поклоны…

«Батюшка, вам же нельзя!» – спохватился я. «Тс-с-с! На бочок и спи!» – отвечает этот ревнитель монашеского правила.

Я развернулся и уснул.

Потом, когда батюшку выписали, отец Иннокентий поселил его на окраине Загорска в домике на Бульварной улице по дороге в Черниговский скит. Мы ходили туда к нему с отцом Алексием. Помню, у схиархимандрита Виталия в комнате на полу был большой лист металла – на него он ставил свечи.

– Когда молился?

– Необязательно. Свечи горели даже тогда, когда он с нами беседовал.

– «Свечи молятся», – как говорил преподобный Серафим Саровский.

– Да. Когда мать Мария, которая ухаживала за батюшкой, получала письма от его чад с просьбой помолиться, она сообщала ему суть проблемы, он тут же зажигал свечу, крестился, молился и велел передавать: «Будем молиться».

«Я понял, что должен стать священником»

– Отец Николай, многие из тех, кого вы упоминали, священнослужители-монахи в первом поколении. А вы родились в священнической семье. Что помнится из детства?

– Родился я в 1953 году в Оренбурге. Мой отец – протоиерей Евгений – служил там в Никольском кафедральном соборе. Он был очень правдолюбивым. Когда я был уже подростком, начались хрущевские гонения, отца перевели в райцентр в Сорочинск, он там служил один. На приходе была лошадь, потому что приходилось ездить далеко на требы. Власти приказали сдать ее на мясокомбинат. «Где вы, – придрались, – берете для нее сено? Земля же вся государственная. Значит, вы воруете».

– Как обличил большевиков на одном из собраний расстрелянный потом ими старичок: «Раньше-то земля была Божия, а все, что она давала, – наше, а теперь вы нам говорите: “Земля ваша” (это когда народ еще прельщали словами: “Землю – крестьянам”), а все, что она дает, – ваше».

– Да. Лошадь пришлось сдать. Райцентр узкий и длинный, протянувшийся вдоль реки Самара, все равно нужно было какое-то средство передвижения. Тогда папа купил себе велосипед с моторчиком и стал ездить по требам на нем. Когда отец освобождался, вечером собирались с улицы все мальчишки, и он учил нас кататься на велосипеде. Друзья до сих пор вспоминают, как мы на нем рассекали.

– Вы общаетесь с друзьями детства?

– Да. У кого-то из них были глубоко верующие родители, и они всей семьей ходили в храм, другие не ходили.

– Потом воцерковились?

– Кто-то воцерковился, кто-то нет.

– Как при советской власти жилось молодому воцерковленному человеку?

– Никак не жилось. Потому что воцерковленных молодых людей в принципе не должно было быть. Это только для старушек, считалось, церкви – да и те храмы, что были еще открыты, пытались закрыть.

Комсомольцы на Пасху и на другие великие церковные праздники провокации устраивали: народ в храме Божием раскачивать начинали, желая посеять панику, чтобы кому-то сделалось плохо и можно было тут же вызвать «Скорую». А потом нагнетать скандал: «Вы же там людей губите-душите!»

Моего отца, помню, вызвали, предъявляют ему эти претензии, а он отвечает: «Простите, это не я их гублю-душу. Вы же видите, сколько людей приходит. Надо расширить храм. Почему вы нам не разрешаете?!» Они сразу же разговор замяли.

Когда я учился в школе, то так и числился как «сын попа» со всеми вытекающими: кроме тройки другой оценки мне не ставили.

– Кто был в детстве-юношестве вашим духовным наставником?

– Тогда у нас в Оренбургской епархии в деревне Платовка служил митрофорный протоиерей Стефан Акашев – вот он и был моим первым духовным наставником. Батюшка прошел тюрьмы, лагеря. Когда его сослали, от него отказалась жена, вообще вся семья.

– Как вы сами, имея перед глазами все эти примеры, выбрали священническую стезю, решили поступать в семинарию?

– Когда я закончил школу, отец сказал: «Надо дальше учиться». Я поехал в Оренбург, сдал документы в сельскохозяйственный институт. Был праздник Преображения Господня. Я пришел в Никольский храм, где, как я по раннему детству помнил, служил отец, постоял и – всё! На следующий день я поехал забирать документы из института. «Молодой человек, а в чем дело?!» – спрашивают. «Не-не-не, – отвечаю, – я записался ехать на север…»

Я понял, что должен стать священником.

Потом меня призвали в армию. Там я готовился к поступлению в семинарию. Дело в том, что я служил в ВВС, а в авиации была не очень жесткая дисциплина. В 1972 году весь наш полк, кроме одного меня (посчитали «неблагонадежным элементом», чтобы выпускать за границу), отправили в Египет: там тогда шла шестидневная война с Израилем. Кто из наших ребят там погиб, а кто остался в живых, я так потом и не узнал. Дослуживал в Туркестанском военном округе. Демобилизовавшись, приехал домой, здесь отец меня уже вплотную стал готовить к поступлению в семинарию, занимался со мной чтением по-церковнославянски, я уже читал в храме, помогал отцу за богослужением.

– А вы не с детства прислуживали в алтаре?

– Отцу в те времена власти запретили привлекать меня к участию в богослужениях. В каждой области тогда был уполномоченный по делам религии, он пригрозил и так мешавшему им своей прямотой отцу: «Не вздумай! Это будет последней каплей».

А куда деваться отцу? У нас тогда уже тяжело болела бабушка, нас было трое детей (кроме меня еще две сестры), матушка – он нас не мог подвергать опасности.

– А на службы ходили?

– Да, на службы ходил. Стоял иногда на клиросе с монахинями. А чаще записочки читал, пробираясь пораньше перед службой в алтарь.

В духовной жизни нет мелочей. Всё главное!

– Отец Николай, что в духовной жизни главное?

– Всё главное. В духовной жизни нет мелочей. Нельзя сказать, что важнее всего, допустим, молитва. А как же терпение? А смирение где? Если есть одно, а другого нет, то что-то не так. И даже при том что есть и молитва, и терпение, и смирение – но есть ли в тебе любовь, которая «союз совершенства» (Кол. 3: 14)?

Не размышляйте о духовной жизни, а просто живите ею. Определенный устав, традиции этому помогают.

Традиция держит жизнь

– Помните еще по детству какие-то традиции церковной жизни, из того, что сейчас утрачивается?

– Например, Великим постом все после утреннего и вечернего правила читали молитву преподобного Ефрема Сирина и делали по три земных поклона.

Еще помню, что у нас в Оренбуржье очень почиталась Табынская икона Божией Матери, по иконографии восходящая к Казанской. К сожалению, сам оригинал сейчас утрачен. После революции образ был вывезен куда-то в Манчжурию, потом перевозился из страны в страну, и где он сейчас – неизвестно. Но само почитание образа в наших краях оставалось, этот праздник называли «9-я пятница», потому что празднование этой иконы приходится на 9-ю пятницу по Пасхе. Всегда устраивался крестный ход. Причем на молебне освящали воду погружением не креста, а иконы.

Также была такая традиция: покойника не отпевали, если он перед смертью не был причащен и пособорован. По крайней мере таких отпевали заочно. А иначе, если человек ни покаялся, как его в храм принести?

Подобные устои внутри Церкви даже еще при советской власти продолжали быть очень сильными. Традиция держит жизнь. А сейчас что? У нас был, например, приписной храм святителя Иннокентия, митрополита Московского, на подмосковном кладбище в Ракитках. Так там иногда было по десять отпеваний в день. Кого ты отпеваешь… Когда отпеваешь кого-то из явно воцерковленных людей – так всё отпевание на одном дыхании совершается. А другого, бывает, отпеваешь – семь потов с тебя сойдет: просто невозможно тяжело молиться. Начинаешь спрашивать: кто, что… Иной раз скажут, а другие и умолчат, что это был за человек. Представляете, сейчас едут на кладбище и спрашивают по пути у агента ритуальных услуг: «Отпеть можно?» А тот уточняет: «А он у вас крещенный?» – «Нет, не крещенный». – «Не будут отпевать». – «Почему не будут?! Мы что, не русские. А как же нам сделать, чтобы все-таки отпели?» – «Скажите, что он крещенный, – отпоют…»

Здесь мало того что человек, обманывая, грешит, на нем еще и грех священнослужителя, который отпел некрещенного человека. Душе усопшего от всего этого становится только хуже.

– Что происходит на таинственном мистическом уровне при совершении такого «отпевания»?

– Чин отпевания – это чин напутствия в жизнь вечную. Кого? Чада Церкви. Человек становится чадом Церкви в таинстве Крещения, а после его смерти мы молимся, чтобы Господь даровал ему отпущение грехов и по его вере принял в Царствие Небесное. А если, допустим, этот «мнимокрещенный» покойник был ярым атеистом? Может быть, он был хулителем Церкви… Душа этого человека от такого «отпевания» приходит в еще худшее состояние, так как она чувствует благодать, а приобщиться ей не может! Эта благодать, как огонь, действует на такую душу.

Этими «подумаешь» да «ничего страшного, если я…» люди и ломают нашу жизнь

– И до революции подобные богохульства были. Однажды разгулявшаяся компания пригласила отца Иоанна Кронштадтского отпеть своего в шутку улегшегося в гроб друга, который, кстати, к концу таинства скончался. Все эти кощунства, как и пощечина, данная отцу Иоанну, когда он со Святыми Дарами вышел причащать народ, были предвестниками того, что произошло в революцию и после нее постигло народ. Почему сейчас люди норовят наступать на те же грабли?

– Дело в том, что люди при советской власти потеряли остатки страха Божия. А почему это произошло? Потому что они или сами себя лишили Бога, или просто пошли за теми, кто выбил из них память о Создателе. Когда нет заповедей, тогда все можно. Все дозволено, если страха Божия нет. «Да какой там пост? Зачем он мне нужен?!» «Подумаешь, я вот это сделаю». «Подумаешь, вот так поступлю». А вот из этих мелких «подумаешь, ничего страшного не случится» люди сами себе устраивают то, что получают.

– Как вы относитесь к соседству с собором, где настоятельствуете, Мавзолея?

– Никак. Всякий нормальный человек, вне зависимости от того, в сане он или нет, понимает, что останки должны быть преданы земле. Это, в конце концов, традиция нашего народа.

– Но тот, кто возлег в центре исковерканной страны, как раз и разрушал традиции. Отец Валериан Кречетов говорит: «Земля его не принимает – не осквернилась земля им».

– Хотим мы того или не хотим, он тоже крещенный…

– Крещенный, да только что потом устроил в масштабах всей страны! Владыка Марк (Арндт) говорил, что невозможно спокойно смотреть на соседство на Красной площади храма и монумента с трупом того, кто умертвил великое множество русских людей.

– Да! Поэтому мы и стараемся особенно здесь молиться. Как только человек начинает молиться, все темное вокруг него рассеивается. Помните, старец Зосима попросил преподобную Марию Египетскую помолиться за весь мир, она встала и тихо принялась молиться. Что происходило дальше, вы помните. Старец Зосима при виде этого просто распростерся на земле и трепетал: «Господи, помилуй!»

Церковь обо всем этом коммунистическом наследии еще при покойном Святейшем Алексии II высказала свою позицию. А услышат нас или нет – это от нас уже не зависит. Те, кто хочет услышать, услышат, те, кто не хочет, не услышат.

Вы посмотрите, что начинается, когда где-то в Москве только еще подумают о выделении земли под строительство храма. Тут же вой поднимается, бегают-суетятся: «Не место здесь вашему храму!»

– Да-да, собак, – объясняют, – негде выгуливать…

– Бог им не нужен. Нужны, простите, собачьи туалеты. Вот на каком уровне у людей сейчас менталитет. Поэтому мне всегда кажутся странными вопросы из серии: «Как же так? От безбожия мы вроде отказались, а как жили, так и живем».

Как наши предки строили храм? Как дом Божий! Выбирали лучшее место. А сейчас что?!

– Так ведь и не отказались же! Даже внешне: мол, давайте не будем трогать этих идолов, оставим и в названиях улиц имена палачей…

– Люди живут не то что примиренные со всем этим, а убежденные, что все это так и должно быть. «Ну, храмы же сейчас строятся…» – раздается то там то сям.

Но как наши предки раньше строили храм? Как дом Божий! Выбирали лучшее место. А сейчас в сторонке на бывшей помойке – там, где очередной торговый центр просто неудобно размещать, – пожалуйста, стройте. Вот такое отношение. О чем тут говорить?!

– Какими раньше были люди? Как помнится это по детству?

– Простыми и очень любвеобильными.

– Сказано: «От умножения беззакония во многих охладеет любовь» (Мф. 24: 12). При советской власти люди, – говорят, – еще были «царскими», а сейчас мы пожинаем плоды как раз атеистических десятилетий.

– Да. Раньше, помню, идешь от Причастия, а там, где запивка, стояли бабушки, у них были в руках такие белоснежные платочки-узелки. Развернет: «На, дорогой, конфеточку. С принятием тебя Христа!»

Вот эта любовь, которая наполняла сердца этих людей, и сподвигла их и в те годы ходить в храм, несмотря ни на что.

– Владыка Алексий (Фролов), когда ему говорили: «Нас этому не учили… Мы жили в другое время…», – отвечал: «Я жил в то же самое время…»

– Время тогда на самом деле было страшное. По детству помню. Взрослые обо всем молчали. Между собой, может, и говорили, но нам, детям, – нет: хочешь что-то предать гласности – скажи об этом по секрету ребенку. Но потом правда открылась, и храмы есть – только, к сожалению, не всем они нужны.

www.pravoslavie.ru

Проект Alp

Портал про альпинизм, скалолазание, горный туризм.

Самые красивые маяки мира

Маяк — это место, где рождается и через мгновение умирает свет и это повторяется снова и снова. Со времен знаменитого Александрийского Маяка башни, посылающие в темноту лучи света, становятся путеводной звездой для морских судов и объектом восторга для туристов.

Маяк — средство навигационного оборудования морских театров в виде капитального сооружения башенного типа, предназначенное для определения места судов в море. Это сооружение обладает яркой контрастной окраской, визуально выделяющей его на фоне окружающей местности. Маяки оснащаются сильным источником света и, как правило, снабжаются оптическими средствами для усиления светового сигнала, чтобы быть хорошо заметными и в ночное время.

Маяк может также подавать судам звуковые сигналы и (или) передавать радиосигнал, чтобы выполнять свою функцию и в условиях недостаточной видимости (временной, как во время тумана, или постоянной — например, вызванной условиями рельефа местности).

Из-за применения современных навигационных технологий роль маяков как навигационного средства несколько снизилась, и в настоящее время количество работающих маяков во всём мире не превышает полутора тысяч.

Александрийский Маяк (Lighthouse Alexandria) является единственным из Семи Чудес Света, который, кроме архитектурной элегантности, несет еще и практическую функцию.

Александрийский Маяк (Lighthouse Alexandria)

Александрийский Маяк был самым высоким сооружением в мире и находился на древнем острове Фарос. Александрийский Маяк был гарантией безопасного возвращения моряков в Большую Гавань. Высота Александрийского маяка, по разным оценкам, составлял от 120 до 140 метров. В течение многих столетий он был самым высоким сооружением на Земле. Именно поэтому маяк включем в список 7 древних чудес света.

В 332 году до н.э Александр Македонский завоевал Египет и решил основать там новую столицу — Александрию.

Быстрыми темпами развивалась морская торговля и все острее стояла потребность в маяке, который бы указывал безопасный путь в александрийскую гавань. И в итоге на восточной оконечности острова Фарос, лежащего на расстоянии 1290 м от Александрии, был построен на маяк, получивший название острова. Связь имени маяка и его функции оказалось настолько крепкой, что с того времени слово «фарос» стало корнем слова «маяк» на многих языках. В высоту маяк достигал 135 м и его свет был виден на 60 км – расстоянии. Построил его архитектор Сострат Книдский в 280 г. до н.э. на скале, возвышающейся на восточном берегу острова Фарос.

Нижней частью маяка была четырехгранная призма 60-метровой высоты с основанием в виде квадрата, длина стороны которого составляла 30 м.
Внутри маяка хранился разный инвентарь, а основанием средней части служила плоская крыша, украшенная громадными статуями Тритона по углам.

Крышей служила башня, облицованная белым мрамором. Верх маяка был сооружен в виде цилиндрической колоннады, возглавленной 7-метровой фигурой из бронзы морского повелителя Посейдона. Огромный костер служил главным источником света. До сих пор не установлен феномен дальности свечения и яркости маяка. По некоторым версиям такой эффект достигался с помощью огромных полированных зеркал, по другим – из-за использования прозрачных шлифованных камней – линз.

В мае 1100 года сильнейшее землетрясение уничтожило маяк почти до основания. После этого, в средние века основание Александрийского маяка было встроено в турецкую крепость Кайт Бей. На данный момент она превратилась в египетский военный порт, поэтому добраться до остатков не могут даже ученые – археологи.

Точная копия Александрийского маяка построена в городе Changsha (Китай)

Маяки Тевеннек (Lighthouse Tevennec) и Ля-Вьей (La Vieille).

alp.org.ua

ЛЕКСИКОЛОГИЯ И ЛЕКСИКОГРАФИЯ

Лексикология – раздел языкознания, изучающий слово как единицу словарного состава языка (лексики) и всю лексическую систему (лексику) языка.

Лексикография – теория и практика составления словарей.

Слово как единица лексики. Значение слова

Слово – это языковая единица, которая служит для обозначения (наименования) предметов и признаков (действий, отношений, качеств, количеств).

Под значением слова понимают отображение в слове реалий действительности (предметов, признаков, отношений, процессов и т. д.). Основная функция слова – называние реалий действительности (так называемая номинативная функция). Но слово не только называет, но и обобщает: называя столом предметы разного размера, формы, назначения, мы отвлекаемся от индивидуальных особенностей конкретных предметов и сосредотачиваем внимание на их основных чертах, отражающих не все, а лишь существенные признаки реалии, позволяющие отличать одно явление от другого (например, предметы, называемые словом стол, от предметов, называемых словом табурет). В значение слова могут входить эмоционально-оценочные компоненты. Так, например, слова книга и книжонка называют один и тот же предмет, но второе слово обладает также дополнительным эмоционально-оценочным компонентом значения – выражает пренебрежительную оценку говорящего.

Значения слов фиксируются в толковых словарях.

Словарь – книга, содержащая перечень слов или других языковых единиц (морфем, словосочетаний, фразеологизмов), размещенных в определенном порядке, чаще всего алфавитном. Словари бывают энциклопедические и лингвистические.

Энциклопедические словари описывают сам объект внеязыковой действительности и стараются представить максимальное количество признаков этого объекта.

Лингвистические словари описывают языковые единицы. Лингвистические словари можно разделить на две группы: толковые, описывающие лексическое значение слов (попутно также отражающие его написание, ударение, часть речи, отдельные грамматические формы), и аспектные, описывающие слова с точки зрения их написания (орфографические), произношения (орфоэпические), морфемного состава (морфемные), словообразовательной производности (словообразовательные), грамматических форм (грамматические), происхождения (этимологические, иностранных слов), а также с точки зрения их взаимоотношений с другими словами (словари синонимов, антонимов, сочетаемости и др.).

Однозначные и многозначные слова. Прямое и переносное значения слова. Типы переносных значений

Слова бывают однозначные (имеющие одно лексическое значение) и многозначные (имеющие несколько значений).

Однозначными словами является большинство терминов, некоторые названия инструментов, профессий, разновидностей деревьев и пр. Однозначны, например, слова табурет, сахарница, огромный, суффикс.

Большое количество слов имеет несколько (два и более) значений. Так, например, для слова голова в Толковом словаре С. И. Ожегова приводится 6 значений:

1) часть тела человека или животного, 2) ум, рассудок (Он человек с головой), 3) человек как носитель идей (Он голова!), 4) передняя часть чего-либо (голова колонны, поезда), 5) единица счета скота (стадо в 100 голов), 6) пищевой продукт в форме шара, конуса (голова сыра, сахара).

Все значения многозначного слова связаны между собой (хоть иногда и не все сразу).

В многозначном слове выделяются главное (исходное, первичное) значение слова и производные от него значения. Новые значения возникают у слова в результате переноса наименования (внешней оболочки слова – звуковой и буквенной последовательности) с одного объекта действительности на другие объекты.

Существуют два типа переноса наименования: 1) по сходству (метафора), 2) по смежности – реальной связи объектов (метонимия).

Охарактеризуем эти типы переноса.

Перенос по сходству (метафора).

Чем-то похожие друг на друга объекты начинают называться одним словом.

Сходство между предметами может быть

а) форма: лента дороги, пузатый чайник;

б) цвет: медные волосы, собирать лисички,;

в) расположение: горло залива, цепь гор;

г) размер, количество: море слез, гора вещей;

д) степень плотности: стена дождя, кисель дорог;

е) степень подвижности: быстрый ум, машина ползет;

ж) характер звучания: дождь барабанит, скрипучий голос;

2) функциональное: дворники машины, брачные оковы;

3) в восприятии человеком: холодный взгляд, кислое выражение лица,

Перенос по смежности (метонимия).

Два явления, реально связанных друг с другом (пространственно, ситуативно, логически и т. д.), получают одно наименование, называются одним словом. Связь явлений бывает:

1) пространственная – помещение и люди, находящиеся в нем: класс опоздал, зал аплодировал;

2) временна́я – действие и предмет – результат этого действия: подарочное издание, набор инструментов;

а) действие и место этого действия: вход, остановка;

б) действие и люди, его производящие: защита, нападение (защитники, нападающие);

в) материал и изделие из этого материала: носить золото, меха, выиграть золото, серебро, бронзу;

г) автор и его произведения: ставить Чехова, пользоваться Ожеговым.

Разновидностью этого типа переноса является перенос наименования с части на целое и с целого на часть (синекдоха):

1) с части на целое: в семье прибавился лишний рот (= человек), стадо в сто голов скота (= животных), номер в гостинице (= комната), первая скрипка, первая ракетка;

2) с целого на часть: соседи купили машину (= автомобиль); но машиной называется и целый класс механизмов: стиральные, швейные и др. машины.

Степень образности и распространенности в языке у разных переносных по происхождению значений различна.

Часть переносных употреблений не используется нами в речи и существуют лишь в тексте определенного автора. Это индивидуальные (авторские) метафоры и метонимии: медные кишочки автомобиля (И. Ильф и Е. Петров), скула яблока (Ю. Олеша). Образность их максимальна, употребление связано лишь с авторским текстом; в словарях эти переносные значения не отражаются.

Другие метафоры и метонимии являются общеупотребительными, они не «привязаны» к определенному тексту и употребляются носителями языка в разных ситуациях (обычно в разговорной речи): стена леса, море слез, звезда экрана, пилить (ругать). Их образность меньше, чем у авторских, но отчетливо ощущается носителями языка; они отражаются в словаре и имеют помету переносное.

Третий тип переносных по происхождению значений характеризуется тем, что их образность не ощущается (в лингвистике их называют «сухими»): ножка стула, шляпка гриба, гусеницы трактора, солнце зашло, часы идут. Эти значения являются основными, словарными наименованиями определенного предмета, признака или действия: переносные по происхождению, они являются прямыми с точки зрения функционирования в современном языке и не имеют в словаре пометы переносное.

Таким образом, в слове может быть несколько прямых значений – исходное и не имеющие образности переносные по происхождению («сухие»).

Рассмотрим в качестве примера структуру значений приведенного выше слова голова: 1) часть тела человека или животного, 2) ум, рассудок (Он человек с головой), 3) человек как носитель идей (Он голова!), 4) передняя часть чего-либо (голова колонны, поезда), 5) единица счета скота (стадо в 100 голов), 6) пищевой продукт в форме шара, конуса (голова сыра, сахара).

Исходным и прямым у этого слова является значение ‘часть тела человека или животного’ (в лингвистике знаком ‘’ обозначается значение языковой единицы).

На основании сходства (метафорический перенос) образованы значения 4 и 6: ‘передняя часть чего-либо’ (сходство по расположению) и ‘пищевой продукт в форме шара, конуса’ (сходство по форме). Причем оба эти значения также являются прямыми и используются в нейтральном стиле речи. На основании смежности (метонимический перенос) на базе исходного значения образовано образное значение 2 ‘ум, рассудок’. На базе значения 2 образовано переносное значение 3 ‘человек как носитель идей’ – название целого по части (синекдоха). На базе 1 исходного значения образовано прямое значение 5 ‘единица счета скота’ – также перенос с части на целое (синекдоха). Таким образом, у слова голова 4 прямых значения, не имеющих образности, – значения 1, 4, 5, 6, и 2 образных – значения 2 и 3.

Как мы видим, понятие метафорического переноса в языкознании шире, чем в литературоведении, где такие языковые («сухие») метафоры, выполняющие только функцию называния и не обладающие образностью, не рассматриваются в качестве метафор.

Разные значения одного слова помещаются в одну словарную статью толкового словаря.

Омонимия – это совпадение в звучании и написании языковых единиц, значения которых не связаны друг с другом.

Основным видом омонимов являются лексические омонимы – слова одной и той же части речи, имеющие одинаковое звучание, написание и грамматическое оформление, но разное значение. Если между значениями многозначного слова прослеживаются смысловые связи, основанные на разных типах переноса наименования, то у омонимов значения не связаны между собой, у них нет общих смысловых компонентов (в отличие от разных значений многозначного слова). Омонимы являются разными словами.

Лексические омонимы могут иметь одинаковое или разное количество грамматических форм; первые называются полными, вторые – неполными. Так, например, полными омонимами являются слова гриф (‘птица’), гриф (‘печать’) и гриф (‘часть струнного инструмента’); мешать (‘перемешивать’) и мешать (‘быть помехой’). Неполными омонимами являются слова лук ‘оружие’ (I) и лук ‘растение’ (II): у лук I есть формы и единственного, и множественного числа, у лук II формы множественного числа отсутствуют, но в единственном числе их формы полностью совпадают.

Возникновение омонимов может быть связано со случайным совпадением в языке исконно русского и заимствованного слова (клуб дыма – рус. и клуб ‘общество’ – англ.) или нескольких заимствований из разных языков (фокус ‘трюк’ – нем. и фокус оптический – лат.), а также с особенностями словообразования (критический от кризис и критический от критика) и с распадением многозначности (слог ‘часть слова’ и слог ‘стиль’).

В отличие от значений многозначного слова, которые помещаются в толковых словарях в одной словарной статье, омонимы, будучи разными словами, выделяются в разные словарные статьи.

От лексической омонимии следует отличать смежные с нею явления – фонетическую, грамматическую и графическую омонимию.

Фонетические омонимы (омофо́ ны) – это слова, различно пишущиеся, но одинаково произносящиеся (за счет редукции и оглушения/озвончения), например, код – кот, пруд – прут, обессилеть – обессилить, пребывать – прибывать.

Грамматические омонимы (омофо́рмы) – это разные слова, совпадающие в отдельных грамматических формах. Так, например, глаголы лететь и лечить совпадают в форме 1 лица единственного числа настоящего времени – лечу; мой – форма повелительного наклонения глагола мыть и притяжательное местоимение; печь – глагол и существительное.

Графические омонимы (омо́графы) – слова, одинаково пишущиеся, но различно произносящиеся за счет различия в ударении: за́мок – замо́к, му́ка – мука́, па́рить – парио́ть.

В художественных произведениях (особенно в поэзии), а также в газетном заголовке, рекламе омонимия и смежные с ней явления зачастую используются как средство языковой игры для создания особой выразительности текста (напр.: Ноги давит узкий хром – В день обмозолишься и станешь хром. В. Маяковский; реклама ресторана: Время есть!).

Синонимия – явление полного или частичного совпадения значения языковых единиц при различном их звучании и написании.

Лексические синонимы – это слова, по-разному звучащие, но имеющие близкие или совпадающие значения. В большинстве случаев синонимы, обозначая одно и то же, характеризуют его с разных точек зрения.

Не являются синонимами слова, обозначающие родо-видовые отношения: цветок – ромашка. Не являются синонимами и слова, обозначающие смежные понятия: дом – квартира.

Синонимы могут различаться:

1) компонентами лексического значения (например, жадный – скупой: общий компонент смысла – ‘одержимый страстью к деньгам’, но жадный имеет еще компонент ‘стремящийся захватить чужое’, а скупой – ‘неохотно отдающий свое’); ср. также слова идти – брести, открыть – распахнуть;

2) стилем употребления: у стилистически нейтрального слова могут быть книжные, высокие или, наоборот, сниженные синонимы, например: спать – почивать – дрыхнуть, есть – вкушать – жрать, здравствуй – привет – здорово;

3) и тем и другим одновременно (например, разговор и болтовня: слово болтовня имеет оценочный компонент значения ‘пустой, несерьезный’, не содержащийся в слове разговор, при этом слово болтовня имеет сниженную по сравнению со словом разговор окраску); ср. также идти – тащиться – шествовать – переться;

4) сочетаемостью с разными словами: сочетаемость может не совпадать частично (открыть глаза, рот, книгу и т. д. – разинуть рот) или полностью (позиционные синонимы – слова с одинаковым понятийным содержанием, но с полным несовпадением лексической сочетаемости): совокупность животных в языке называется по-разному в зависимости от того, о каких животных идет речь: стадо коров; отара овец; стая птиц, волков; косяк рыб; свора собак; табун лошадей;

5) степенью современности: шея – выя, рыбак – рыбарь, вертолет – геликоптер;

6) сферой употребления: повар – кок (проф.), петух – кочет (диал.), родители – предки, шнурки (жарг.). Некоторые исследователи не считают слова, различающиеся степенью современности и сферой употребления, синонимичными;

7) управлением: характерный для кого / чего – свойственный кому / чему.

Синонимы, между которыми нет указанных различий, называются полными (абсолютными) синонимами, или дублетами (языкознание – лингвистика, бросать – кидать, тушить – гасить, в течение – в продолжение, бегемот – гиппопотам). Полных синонимов в языке не очень много.

Синонимы объединяются в синонимические ряды, например: врач – доктор – лекарь – эскулап. В составе синонимического ряда выделяется доминанта – слово, по сравнению с другими членами ряда обладающее самым общим значением, стилистически нейтральное, обладающее наиболее свободной сочетаемостью (в данном синонимическом ряду это слово врач). Синонимические ряды могут быть различны по количеству слов: от двух-трех до десятка и более. Слова могут иметь синонимичные им устойчивые сочетания – фразеологизмы: умереть – отдать богу душу. Фразеологизмы могут вступать в синонимические отношения не только со словами, но и между собой: отдать богу душу – отправиться на тот свет – сыграть в ящик – отбросить коньки.

Кроме языковых синонимов, о которых и говорилось выше, выделяются также контекстуальные синонимы – слова, которые вступают в синонимические отношения только в определенном контексте (например, сказать – прошепелявить – брякнуть – рявкнуть – заикнуться).

Основными функциями синонимов являются уточнение, замещение, эвфемизация и противопоставление.

Уточнение основано на неполном совпадении значений синонимичных слов: синонимы позволяют «добавить» недостающие смыслы, вскрыть в обозначаемом новые стороны (Он бежал, вернее несся.).

Замещение основано на том, что в ряде контекстов различия между синонимами стираются, и это позволяет избегать повторов одних и тех же слов (Он совершил ошибку, но его промах не был замечен).

Эвфемизацией называется намеренно неточное обозначение реалии (начальник задерживается (= опаздывает), он недалек (= глуп).

Противопоставление синонимов подчеркивает различия между синонимами (Она не шла, а шествовала).

Синонимы фиксируются в специальных словарях – словарях синонимов.

Антонимы – слова одной и той же части речи, имеющие соотносительные друг с другом противоположные значения, например: молодой – старый, дружба – вражда, хорошо – плохо, уезжать – приезжать, от – к.

В этом определении важно обратить внимание на следующее:

1) антонимами называются слова одной и той же части речи, поэтому не будут антонимами такие выражающие противоположные понятия слова, как уродливый – красавец;

2) антонимы должны иметь значения, соотносительные друг с другом; это означает, что антонимами являются слова, обозначающие логически совместимые понятия, имеющие в своих значениях общую часть, относительно которой противопоставлен ряд признаков. Так, например, антонимы подниматься и спускаться имеют общий элемент значения ‘двигаться по наклонной или вертикальной плоскости’. Противопоставляются же эти слова элементами значения ‘вверх’ и ‘вниз’. Слова, не имеющие общего компонента значения, в языке не противопоставляются, Так, например, нелепо противопоставлять слова книга и ложка, сапог и таблица и т. д.

Таким образом, далеко не все слова имеют антонимы, а лишь те, которые имеют в своем значении качественный или количественный признак (как правило, слова с качественным, количественным, пространственным, временны́м значением). Наиболее распространены антонимические отношения среди качественных прилагательных и качественных наречий, меньше – среди глаголов и существительных. Нет антонимов среди существительных с конкретным значением (дверь, телевизор), числительных, большинства местоимений. Не имеют антонимов имена собственные.

Значения антонимов противоположны. Из этого следует, что антонимы взаимоисключают друг друга при характеристике одного и того же объекта: предмет не может одновременно быть, например, горячим и холодным, большим и маленьким, истинным и ложным.

По структуре антонимы могут быть однокорневыми (добрый – злой) и разнокорневыми (приезжать – уезжать).

Некоторые слова могут вступать в антонимические отношения только в определенном контексте, не являясь языковыми антонимами, не осознаваясь как слова с противоположным значением вне этого контекста. Такие антонимы называются контекстуальными, например: И ненавидим мы и любим мы случайно, / Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви. / И царствует в душе какой-то холод тайный, / Когда огонь кипит в крови (Лерм.); подчеркнутые слова вне данного контекста антонимами не являются: у слова любовь антоним ненависть, у слова жара – холод; слова же ненавидеть и любить из первой приведенной строки – языковые антонимы.

Функции использования антонимов и антонимии в тексте таковы:

1) антитеза – противопоставление-контраст (Я глупая, а ты умен. Живой, а я остолбенелая у М. И. Цветаевой) или в названии («Толстый и тонкий» А. П. Чехова, «Живые и мертвые» К. М. Симонова).

2) оксюморон – соединение в целое противоположных по смыслу единиц разных частей речи (мертвые души, живой труп, взрослые дети).

Антонимы фиксируются в специальных словарях – словарях антонимов.

К устаревшей лексике относятся историзмы и архаизмы.

Историзмы – это слова, обозначающие исчезнувшие из современной жизни предметы, явления, ставшие неактуальными понятия, например: кольчуга, барщина, конка; совр. субботник, воскресник; соцсоревнование, Политбюро. Эти слова вышли из употребления вместе с обозначаемыми ими предметами, понятиями и перешли в пассивную лексику: мы их знаем, но не употребляем а своей повседневной речи. Историзмы употребляются в текстах, в которых речь идет о прошлом (художественная литература, исторические исследования).

Архаизмы – это устаревшие названия существующих и в современности явлений и понятий, для обозначения которых возникли другие, современные названия.

Существует несколько видов архаизмов:

1) слово может устареть целиком и полностью выйти из употребления: ланиты – ‘щеки’, выя – ‘шея’, десница – ‘правая рука’, шуйца – ‘левая рука’, дабы – ‘чтобы’, пагуба – ‘погибель’;

2) у слова может устареть одно из значений, в то время как остальные продолжают использоваться в современном языке: живот – ‘жизнь’, вор – ‘государственный преступник’ (Лжедмитрия II называли «Тушинский вор»); у слова давать в течение последних 10 лет исчезло значение ‘продавать’, а у слова выбросить – значение ‘пустить в продажу’;

3) в слове могут измениться 1-2 звука и / или место ударения: нумер – номер, библио́тека – библиотека, зерцало – зеркало, снурок – шнурок;

4) устаревшее слово может отличаться от современных приставкой и / или суффиксом (дружество – дружба, ресторация – ресторан, рыбарь – рыбак);

5) у слова могут измениться отдельные грамматические формы (ср.: название поэмы А. С. Пушкина «Цыганы» – современная форма цыгане) или принадлежность этого слова к определенному грамматическому классу (слова рояль, зала употреблялись как существительные женского рода, а в современном русском языке это слова мужского рода).

Устаревание слов – это процесс, и разные слова могут находиться на разных его стадиях. Слова, которые еще не вышли из активного употребления, но уже употребляются реже, чем раньше, называются устаревающими (ваучер).

Функции устаревших слов разнообразны. Во-первых, они могут употребляться непосредственно для называния, обозначения соответствующих предметов, явлений. Таким образом устаревшие слова употребляются, например, в научно-исторических трудах. В художественных произведениях на исторические темы эта лексика используется не только для обозначения вышедших из употребления реалий, устаревших понятий, но и для создания определенного колорита эпохи. Устаревшие слова могут использоваться в художественном тексте для указания на время, в которое происходит действие. Устаревшие слова (преимущественно архаизмы) могут выполнять и собственно стилистические функции – использоваться для создания торжественности текста.

Устаревшим словам противопоставлены неологизмы – новые слова, новизна которых ощущается говорящими.

Неологизмы делятся на языковые и авторские.

Языковые неологизмы – это слова, которые возникают как названия для новых предметов, явлений, понятий, не имеющих еще названий в языке, или как новые названия для уже существующих предметов или понятий.

Языковые неологизмы возникают следующими способами:

1) в языке возникает новое слово, новая лексическая единица. Она появляется через заимствование (шоп-тур, чартер, шейпинг, имидж) или возникновение нового слова по существующим в языке словообразовательным моделям от «старого» слова (география ® лунография) или неологизма-заимствования (маркетинг ® маркетинговый, компьютер ® компьютерный, компьютерщик, компьютеризация);

2) у уже имеющегося в языке слова возникает новое значение, например, чайник – ‘неспециалист со слабыми навыками чего-либо’, штрих – ‘паста для исправления текста’, раунд – ‘фаза переговоров’, пиратский – ‘нелицензионный’, ракушка – ‘гараж’. В дальнейшем это значение может оторваться и образовать новое слово-омоним.

Если предмет, понятие, явление, называемое неологизмом, быстро становится неактуальным, неологизм может не успеть стать общеупотребительным словом, освоиться языком, и это слово может сразу уйти в пассивный словарный запас, став историзмом. Такая судьба постигла многие неологизмы времен нэпа, первых лет перестройки (кооператор, гэкачепист, ваучер).

Языковые неологизмы используются носителями языка в их повседневной речи, многим известны и понятны. Если существование языкового неологизма оправданно, довольно скоро неологизм входит в активный словарный запас и перестает осознаваться как новое слово. Однако создание новых слов, словотворчество возможно и в иных ситуациях: художественное слово, ситуация дружеского общения, речь ребенка, еще не до конца овладевшего лексическим запасом русского языка. Взрослый человек, поэт, писатель сознательно прибегает к словотворчеству, чтобы сделать свою речь более выразительной или чтобы обыграть богатые словообразовательные возможности языка, ребенок делает это бессознательно. Результаты такого словотворчества носят название индивидуальных (контекстуальных, авторских) неологизмов. Так, находим у А. С. Пушкина слова огончарован, кюхельбеккерно, у В. В. Маяковского: любеночек, испешеходить, синеветь, молньиться.

Иногда авторские неологизмы становятся реальными словами, входят в литературный язык, как, например, слова маятник, насос, притяжение, созвездие, рудник, чертеж, вошедшие в русский язык из трудов М. В. Ломоносова, промышленность, влюбленность, рассеянность, трогательный – из произведений Н. М. Карамзина, стушеваться – из Ф. И. Достоевского), бездарь – из И. Северянина.

Общеупотребительная лексика и лексика ограниченного употребления

К общеупотребительной лексике относятся слова, используемые (понимаемые и употребляемые) в разных языковых сферах носителями языка независимо их от их места жительства, профессии, образа жизни: это большинство существительных, прилагательных, наречий, глаголов (синий, костер, ворчать, хорошо), числительные, местоимения, большинство служебных слов.

К лексике ограниченного употребления относятся слова, употребление которых ограничено какой-то местностью (диалектизмы), профессией (специальная лексика), родом занятий или интересов (жаргонная лексика).

Диалектизмы – это особенности диалектов, говоров, не соответствующие нормам литературного языка. Диалектизм – это диалектное вкрапление в русский литературный язык. В речи людей могут отражаться фонетические, словообразовательные, грамматические особенности диалекта, но для лексикологии наиболее важны диалектизмы, связанные с функционированием слов как лексических единиц – лексические диалектизмы, которые бывают нескольких видов.

Во-первых, диалектизм может обозначать реалии, существующие только в данной местности и не имеющие названий в литературном языке: тyес – ‘сосуд для жидкости из бересты’, крoшни – ‘деревянное заплечное приспособление для переноски тяжестей’.

Во-вторых, к диалектизмам относятся слова, употребляемые в определенной местности, но имеющие в литературном языке слова с тем же значением: дюже – очень, качка – утка, баской – красивый.

В-третьих, есть такие диалектизмы, которые совпадают в написании и произношении со словами литературного языка, однако имеют иное, не существующее в литературном языке, но характерное для определенного диалекта значение, например, пахать – ‘мести пол’, пожарник – ‘погорелец’, худой в значении ‘плохой’ (это значение было в прошлом присуще и литературному языку, отсюда и сравнительная степень хуже от прилагательного плохой) или погода – ‘ненастье’.

Диалектные черты могут также проявляться на других языковых уровнях – в произношении, словоизменении, сочетаемости и др.

Диалектизмы находятся вне литературного языка, но могут быть использованы в художественной литературе для создания местного колорита, для речевой характеристики персонажей.

Диалектизмы фиксируются в специальных словарях различных говоров, наиболее употребительные из них могут быть отражены в толковом словаре с пометой областное.

Специальная лексика связана с профессиональной деятельностью людей. К ней относятся термины и профессионализмы.

Термины – это названия специальных понятий науки, искусства, техники, сельского хозяйства и пр. Термины часто искусственно созданы с использованием латинских и греческих корней и отличаются от «обычных» слов языка тем, что они, в идеале, однозначны в данной терминологии и не имеют синонимов, то есть каждому термину должен соответствовать только один объект данной науки. Каждое слово-термин имеет строгое определение, зафиксированное в специальных научных исследованиях или терминологических словарях.

Различают термины общепонятные и узкоспециальные. Значение общепонятных терминов известно и неспециалисту, что обычно связано с изучением основ разных наук в школе и с частым их употреблением в быту (например, медицинская терминология) и в СМИ (политическая, экономическая терминология). Узкоспециальные термины понятны только специалистам. Приведем примеры лингвистических терминов разного типа:

общепонятные термины: подлежащее, сказуемое, суффикс, глагол;

узкоспециальные термины: предикат, фонема, субморф, супплетивизизм.

Термины принадлежат литературному языку и фиксируются в специальных терминологических словарях и толковых словарях с пометой специальное.

От терминов надо отличать профессионализмы – слова и выражения, не являющиеся научно определенными, строго узаконенными названиями тех или иных предметов, действий, процессов, связанных с профессиональной, научной, производственной деятельностью людей. Это полуофициальные и неофициальные (их иногда называют профессионально-жаргонными) слова, употребляющиеся людьми определенной профессии для обозначения специальных предметов, понятий, действий, зачастую имеющих названия в литературном языке. Профессионализмы-жаргонизмы бытуют исключительно в устной речи людей данной профессии и не входят в литературный язык (например, у типографских работников: шапка – ‘крупный заголовок’, марашка – ‘брак в виде квадратика’; у шоферов: баранка – ‘руль’, кирпич – знак, запрещающий проезд). Если профессионализмы включаются в словари, их сопровождает указание на сферу употребления (в речи моряков, в речи рыбаков и пр.).

К лексике ограниченного употребления относятся также жаргонизмы – слова, употребляемые людьми определенных интересов, занятий, привычек. Так, например, существуют жаргоны школьников, студентов, солдат, спортсменов, уголовников, хиппи и т. п. Например, в студенческом жаргоне хвост – ‘несданный экзамен, зачет’, общага – ‘общежитие’, шпора, бомба – ‘разновидности шпаргалок’, в жаргоне школьников шнурки, предки, родаки – родители, кекс, пупс, бугор, перец, чел, чувак, хрящ, шняга – парень. Слова, входящие в разные жаргоны, образуют интержаргон (чмо, прикол, крутой, тусовка).

Кроме термина жаргон, существуют также термины «арго» и «сленг». Арго – это специально засекреченный язык. В прежние века в России существовало арго бродячих торговцев – коробейников, профессиональных сборщиков пожертвований и пр. Сейчас можно говорить о воровских арго (перо – нож, пушка – пистолет). Сленг – это отличная от нормы литературного языка языковая среда устного общения, объединяющая большую группу людей. Существенным отличием сленга от жаргона является повышенная эмоциональность сленга и отсутствие в нем избирательности объектов для называния при помощи особых слов: сленг употребим практически во всех речевых ситуациях при неформальном устном общении людей. Так, можно говорить о молодежном сленге – средстве неформального общения молодежи в возрасте примерно от 12 до 30 лет. Сленг обновляется довольно быстро, причем источниками постоянного обновления сленга являются единицы жаргонов (за последние несколько лет молодежный сленг переключился с воровского жаргона как основного «поставщика» лексики на жаргон наркоманов), заимствования (рульный ‘правильный’ – от англ. rule, герла ‘девушка’ – от англ. girl), каламбурное игровое переосмысление слов литературного языка (клава ‘клавиатура’, предки ‘родители’), а также производные от этих единиц (кайфовый, прикольный). При этом значение используемых единиц (жаргонизмов, заимствований) обычно расширяется, переосмысляется по отношению к другим сферам деятельности. Например, наркоман скажет: Меня прёт от этой дури, – а от молодого человека можно услышать: Меня прёт этот музон.

Жаргонная и арготическая лексика находится вне литературного языка и фиксируется только в специальных словарях.

Слова, относящиеся к лексике ограниченного употребления, нередко используются в художественной литературе для речевой характеристики героев, создания определенного колорита.

Стилистические пласты лексики

Слова языка неоднородны с точки зрения экспрессивно-стилистических возможностей. В лексике существуют такие единицы, выбор которых зависит от ситуации речевого общения, от целей и темы высказывания. Применительно к русскому языку этот вопрос поднимался еще М. В. Ломоносовым, который разработал «теорию трех штилей»: высокого, среднего и низкого.

Основу словарного состава языка составляет стилистически нейтральная (межстилевая) лексика (кровать, спать, большой, весело, если, из-за). Это слова, которые не закреплены за каким-нибудь определенным стилем и могут употребляться в любой ситуации. Нейтральная лексика – та точка отсчета, относительно которой и определяется отнесение некоторых слов к «высокому» стилю (ср.: кровать – ложе, спать – почивать, большой – титанический), а некоторых – к «низкому» (ср.: спать – дрыхнуть, если – кабы).

К «высокому стилю» относятся слова, которые используются преимущественно в письменной речи и в особых ситуациях, требующих создания необычной, торжественной обстановки. К высокой лексике относится лексика книжная, высокая и официальная. Высокая лексика характеризуется торжественностью, поэтичностью, она употребляется преимущественно в ораторской и поэтической речи (титанический, избранник, творец, кончина). Книжными называются слова, которые не закреплены за какой-либо разновидностью письменной речи (беспрецедентный, воззрение, декларировать, чрезвычайно). К официальной лексике относятся слова, употребляемые в канцелярско-административных документах (удостоверить, соучастие, вследствие). Слова «высокого стиля» принадлежат литературному языку и помещаются в толковых словарях с пометами высокое, книжное или официальное.

К «низкому стилю» относят лексику устной речи, употребляющуюся в непринужденном разговоре, но не употребляющуюся, как правило, в письменных жанрах (научной, официально-деловой речи). В рамках «низкого стиля» выделяют разговорную лексику, не выходящую за рамки литературного языка (работяга, электричка, вздремнуть, безалаберный, большинство междометий: эх, ага и др.) и просторечную лексику, находящуюся за пределами литературного языка; просторечная лексика может быть грубовато-экспрессивной, что обуславливает ее частое использование в устной речи многих носителей языка (балбес, трепач, муторно, паршиво, вляпаться) и грубой, в том числе ненормативной (обсценной). Если слова такого рода и помещаются в толковые словари, то с пометами разговорное и разговорно-сниженное.

Определение лексики как книжной или разговорной не означает, что книжная лексика не употребляется в устной речи, а разговорная – в письменной. Речь идет о том, что, употребляясь, например, в обиходно-разговорной речи, книжное слово тем более осознается говорящими как стилистически окрашенное, инородное.

Лексика современного русского языка формировалась на протяжении столетий. Основу лексики составляют исконно русские слова. Исконным считается слово, возникшее в русском языке по существующим в нем моделям или перешедшее в него из более древнего языка-предшественника – древнерусского, праславянского или индоевропейского.

История развития языков – это история их разделения. В глубокой древности (в VI – V тысячелетии до нашей эры) существовал бесписьменный индоевропейский язык. Впоследствии язык группы европейских племен, расселявшихся на разных территориях и говоривших на своих диалектах индоевропейского языка, в достаточной мере обособился от языка других племен. Язык племен, являющихся предками славянских народов, также бесписьменный, называют праславянским. В 1 тысячелетии нашей эры племена, говорившие на праславянском языке, широко расселились по Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе и постепенно утратили языковое единство. Примерно к VI – VII веку нашей эры относят распадение праславянского языка на южнославянскую, западнославянскую и восточнославянскую (древнерусский язык) языковые группы. Древнерусский язык становится языком древнерусской народности, объединившейся в IX веке в единое государство – Киевскую Русь. В XIV веке древнерусский язык распадается на русский, украинский и белорусский, русский язык становится языком русской народности, а затем – русской нации.

К исконной лексике относят все слова, пришедшие в современный русский язык из языков-предков. Поэтому исконно русская лексика распадается на 4 пласта, относящиеся к разным эпохам:

Индоевропейский пласт. К этому пласту относятся слова, имеющие соответствия в корнях слов многих других индоевропейских языков. Это, например, такие слова, как мать, сын, брат, волк, вода, нос (сравним с английскими: mother, son, brother, wolf, water, nose), три, четыре, брать, быть и др. Эти слова являются исконными не только для русского, но и для многих других индоевропейских языков.

Праславянский (общеславянский) пласт. Слова этого пласта имеют соответствия во многих славянских языках, являются исконными для них, например: сердце, весна, дождь, трава (сравним с польскими: serce, wiosna, deszcz, trawa, но в английском heart, spring, rain, grass), внук, тетя, водить, добрый.

К индоевропейскому и праславянскому пластам принадлежат всего около двух тысяч слов, но они составляют 25 % слов нашего повседневного общения. Это легко понять: первыми, естественно, возникли слова, отражающие насущные человеческие потребности.

Древнерусский пласт. К нему принадлежат слова, возникшие в период единства Киевской Руси и общие для русского, украинского и белорусского языков: сорок, девяносто и др. (в украинском так же, но в польском czterdziеšсi, то есть *четыредесят, dziewięčziesiąt, то есть *девятьдесят), ложка, кочевать, коричневый, вместе, белка, груздь.

Собственно русский пласт объединяет слова, возникшие после XIV века, то есть после распада Киевской Руси. Это почти все слова с суффиксами -чик / -щик, -тельств, -лк(а),ность и многими другими, сложные и сложносокращенные слова: бабушка, летчик, пароход, МГУ. К нему также относятся слова, в этот период изменившие свое значение, например, красный в значении определенного цвета (в праславянском и древнерусском языках слово красный имело значение ‘хороший’, что сохранилось а словосочетаниях красна девица и Красная площадь).

В различные эпохи в русскую лексику проникали заимствования из других языков. Для заимствования необходимо условие – наличие языковых контактов народов вследствие торговли, войн, культурного взаимодействия и т. д.

Заимствования используются для называния новых реалий и для переименования старых.

Причинами заимствования слов являются:

1) потребность в назывании новой реалии: леггинсы, грант, дайджест, скейтборд, скотч;

2) необходимость разграничить содержательно близкие, но все же различающиеся понятия: образ – имидж (второе слово имеет не содержащийся в первом слове смысловой компонент ‘целенаправленно создавать’), убийца – киллер (‘наемный убийца’);

3) тенденция к замене словосочетания словом: саммит – ‘встреча в верхах’, ноу-хау – ‘передовые технологии’, электорат – ‘совокупность избирателей’;

4) стремление к однородности терминологии или жаргона по источнику происхождения (в русском языке существовали слова ЭВМ, эвээмщик, но с распространением персональных компьютеров и появлением большого количества заимствованных из английского языка компьютерных терминов эти слова заменились на слова компьютер, компьютерщик);

5) стремление к повышению в статусе называемого объекта; в определенные периоды возникает большая социальная престижность иноязычного слова, как бы повышающего в ранге называемое явление, ср. синонимичные слова презентация – представление, эксклюзивный – исключительный, консалтинг – консультирование, шоп – магазин;

Выделяются заимствования из славянских языков (в частности, из старославянского языка) и из неславянских языков.

В различные исторические периоды активизировались заимствования из разных языков. Так, в связи с татаро-монгольским игом в XIV–XV веках и с культурными и торговыми контактами славян и тюркских народов появились заимствования из тюркских языков, например, тулуп, табун, лошадь, сундук и другие.

В период преобразований Петра I особенно активно заимствовались слова, связанные с мореходством, судостроением, военным делом, из голландского (шлюз, гавань, боцман), немецкого (солдат, шторм, штык) языков.

В XVIII – XIX века заимствовано большое количество слов из французского, итальянского, испанского, польского языков, которые связаны, в первую очередь, со светскими характером культуры этого времени: балет, партнер, вуаль (из французского), ария, баритон, импресарио (из итальянского), гитара, сигара, серенада (из испанского), вензель (из польского).

В русском языке представлены заимствования из скандинавских языков (крюк, пуд, сельдь), из финского языка (пурга, камбала, морж, тундра), единичные заимствования из китайского (чай), японского (каратэ, иваси), венгерского (гуляш).

В ХХ веке основным источником заимствований является английский язык, причем процесс заимствований активизируется во второй половине XX века. В 50-е гг. заимствованы слова джинсы, шорты, хобби, кемпинг, мотель. В начале 90-х гг. возникли политические, экономические и культурные условия, предопределившие предрасположенность к заимствованию: осознание страны как части цивилизованного мира, желание преодолеть отчужденность от других стран, открытая ориентация на Запад в разных областях.

В связи со сменой политического строя возникают новые реалии, понятия, что вызывает перенесение названий из чужой лингвистической среды на русскую почву: парламент, премьер-министр, мэр, префект, пресс-секретарь, пресс-атташе, пресс-релиз.

В литературный язык входит новая терминология:

компьютерная: компьютер, дисплей, файл, винчестер, принтер;

спортивная: виндсерфинг, фристайл, бобслей, кикбоксинг;

финансовая, коммерческая: бартер, ваучер, дилер, дистрибьютер, инвестор, маркетинг;

политическая и общественная: имидж, консенсус, саммит, электорат;

культурная: спонсор, андеграунд, римейк, триллер, шоумен.

В разные исторические периоды, в том числе через посредничество других языков, в русский язык проникали грецизмы (философия, геометрия, политика, демократия) и латинизмы (республика, диктатура, студент). Большая часть заимствований из греческого и латинского языков входит интернациональный языковой фонд научной лексики.

При заимствовании слово осваивается русским языком: начинает записываться русскими буквами, приобретает свойственные русскому языку произношение и грамматическое оформление. Степень освоения заимствованных слов может быть различной. Большинство заимствованных слов полностью освоено русским языком, и ничто не напоминает об их нерусском происхождении. Однако заимствованные слова могут быть освоены не до конца: они могут не изменяться (метро, кофе) и даже не полностью подчиняться фонетическим законам русского языка, составляя специальную фонетическую подсистему (например, слово какао мы произносим с безударным [о] в конце; твердо произносим согласные перед [э]: темп, тест, мэр и др., что также несвойственно исконно русским словам).

Можно говорить о специфических приметах заимствований в русском языке. Так, например, о заимствованном характере слова говорят начальные [а] и [э] (ам6ар, эра), сочетание гласных в корне (театр, поэт), некоторые сегменты в составе корня, являющиеся по происхождению суффиксами или окончаниями слова в языке – источнике заимствования: —ент – из латинского (ассистент), —ос – из греческого (космос), —инг – из английского (митинг).

Сведения о происхождении слов можно получить в этимологических словарях и в словарях иностранных слов.

Одним из мощнейших пластов заимствований является пласт старославянизмов – заимствований из старославянского языка. Старославянский язык не является языком-предком русского языка, это язык южнославянской группы.

В IX веке нашей эры существовало славянское княжество Великая Моравия, в состав которого входили Моравия, Словакия, часть Чехии и Польши. Центральными областями были собственно Моравия и западная Словакия. В 863 году моравский князь Ростислав обратился к императору Византии, которая была в то время центром православной культуры, с просьбой прислать к нему людей для проповедования христианства на славянском языке. Император Византии Михаил прислал двух братьев: Константина (в монашестве Кирилла) и Мефодия, уроженцев города Солуня (Фессалонки), который в то время являлся греческой колонией на славянской территории и был окружен славянскими поселениями. Братья владели и славянскими языками, и греческим языком, на котором были написаны православные богослужебные книги. Константин составил славянскую азбуку (глаголицу) и перевел греческие богослужебные тексты на славянский (древнеболгарский) язык. Таким образом, старославянский язык – это первый литературный, письменный язык славян, в основу которого легли болгаро-македонский говоры, относившийся к южной группе славянских языков. Древние богослужебные книги на старославянском языке написаны двумя азбуками – кириллицей и глаголицей. В настоящее время признано, что древнейшей, составленной Константином, является глаголица. Лишь позднее, в конце IX – начале X веков, была создана азбука, сходная с греческой. Предполагается, что ее создателем был ученик Мефодия Константин, который с течением времени стал отождествляться славянскими книжниками с первоучителем Константином-Кириллом. Сама азбука получила название кириллицы и легла в основу русской, украинской, белорусской и других азбук.

В 988 году при князе Владимире произошло крещение Руси, и для богослужения у восточных славян стал использоваться старославянский (впоследствии – церковнославянский) язык, в то время как в речевой практике и деловой письменности использовался язык древнерусский. Древнерусский и церковнославянский были достаточно близки, что позволило церковнославянскому языку занять важное место в русской культуре. Однако между этими языками все же существовали различия, и в ходе многовекового сосуществования церковнославянский язык не мог не оказать влияния на русский язык: постепенно многие церковнославянские элементы проникли в нецерковные письменные стили и в устную речь.

Старославянские слова, вошедшие в состав лексики русского языка, называют старославянизмами. Эти слова отличает целый ряд признаков (фонетических, словообразовательных и лексических), в связи с чем выделяют несколько групп старославянских примет в русском языке:

Фонетические приметы связаны с тем, что одни и те же звуки и звуковые сочетания праславянского языка дали разные результаты (рефлексы) в южнославянском (старославянском) и восточнославянском (древнерусском) языках:

1) неполногласным старославянским сочетаниям ра, ла, ре, ле соответствуют русские полногласные сочетания оро, оло, ере, ело; поэтому неполногласия, которые имеют в русском языке полногласные соответствия в корнях слов, являются приметой старославянизмов: град – город, глас – голос, среда – середина, влечение – волочить. Аналогично с приставками пре-, пред-, имеющими соответствия пере-, перед– (преступить – переступить);

2) старославянское ра-, ла- в начале слова в соответствии с русскими ро-, ло-: равный – ровный, ладья – лодка;

3) жд в соответствии с русским ж: чуждый – чужой;

4) щ в соответствии с русским ч (освещать – свеча); старославянскими по происхождению являются суффиксы причастий ущ / ющ, ащ / ящ: исконно русскими суффиксами причастий были уч / юч, ач / яч, ставшие впоследствии суффиксами прилагательных: текущий – текучий, горящий – горячий;

5) а в начале слова в соответствии с русским я: агнец – ягненок, аз – я;

6) е в начале слова в соответствии с русским о: единица – один;

7) ю в начале слова в соответствии с русским у: юродивый – урод.

Словообразовательные приметы старославянизмов – это приставки или суффиксы старославянского происхождения; некоторые из них имеют русские эквиваленты, например: из- в соответствии с русским вы- (излить – вылить), низ- в соответствии с русским с- (ниспадать – спадать), другие же русских соответствий не имеют: —ствиj- (действие), —знь (жизнь), —тв- (битва) и другие.

Группу лексических старославянизмов составляют слова, заимствованные из старославянского целиком. Как правило, это слова, обозначающие религиозные понятия: господь, грех, творец, пророк, святой, воскресение. Такие слова могут не иметь внешних отличительных примет. К лексическим старославянизмам относятся также слова с корнями благо-, бого-, добро-, суе- старославянского происхождения (благоразумие, суеверие).

Не следует думать, что все слова со старославянскими приметами имеют оттенок книжности или принадлежат к высокой лексике. Многие старославянизмы стилистически нейтральны и не являются ни книжными, ни устаревшими: время, среда, здравствуй, храбрый. Есть старославянские по происхождению корни, которые в одних словах нейтральны, а в других являются устаревшими или стилистически окрашенными: прохладный – хлад, согласен – гласить.

Фразеологизм – устойчивое сочетание слов, постоянное по своему составу и значению, воспроизводимое в речи как готовая единица.

Фразеологизмы изучаются в лексикологии, а не в синтаксисе потому, что во многих отношениях фразеологизмы ближе к слову, чем к словосочетанию: в большинстве случаев фразеологизм равен слову по своему значению, является его эквивалентом (приказать долго жить = умереть), фразеологизмы являются единым членом предложения (Он пришел к шапочному разбору – обстоятельство, ср.: Он пришел поздно), а главное, в составе свободного словосочетания каждое слово сохраняет свое значение, слова в них можно переставить или заменить на другие, фразеологизм же отличается постоянством состава, воспроизводится в речи как готовая единица, значение большинства фразеологизмов не равняется сумме значений составляющих его компонентов.

Степень спаянности слов и зависимости значения всего фразеологизма от значений составляющих его компонентов может быть различной. В связи с этим с точки зрения значения фразеологизмы можно разделить на следующие группы:

1) неразложимые по смыслу словосочетания, значение которых не выводимо из значений их компонентов: съесть собаку ‘иметь богатый опыт’, остаться с носом ‘не получить ничего’, втирать очки ‘обманывать’, как пить дать ‘наверняка’. К фразеологическим сращениям относятся также фразеологизмы, содержащие устаревшие слова или грамматические формы: притча во языцех ‘предмет всеобщего обсуждения’, ничтоже сумняшеся ‘нисколько не сомневаясь’, ни зги не видать ‘очень темно’, точить лясы ‘болтать’, бить баклуши ‘бездельничать’;

2) сочетания, значения которых можно понять переносно из значений их составляющих: делать из мухи слона (делать из чего-то маленького что-то большое, то есть преувеличивать), белая ворона (вороны черные, белая ворона – что-то выделяющееся среди других, отклонение от нормы), аналогично этому можно понять значение фразеологизмов ложка дегтя в бочке меда, смотать удочки и др.;

3) сочетания, каждое слово в которых имеет самостоятельное значение, но:

а) одно из слов употребляется только в данном сочетании: закадычный друг (не может быть *закадычный враг), равнобедренный треугольник;

б) одно из слов употребляется в этом значении только в данном сочетании, в свободных же словосочетаниях оно имеет другое значение: прямой угол (слово прямой означает ‘в 90 градусов’ только в сочетании со словом угол), белые стихи (белые – здесь ‘нерифмованные’), надтреснутый голос (надтреснутый – здесь ‘скрипучий’).

Данная классификация фразеологизмов принадлежит академику В. В. Виноградову. Фразеологизмы первой группы он назвал фразеологическими сращениями, второй – фразеологическими единствами, третьей – фразеологическими сочетаниями.

По структуре фразеологизмы могут представлять собой словосочетания (сесть в калошу, без царя в голове) или предложения (бабушка надвое сказала, когда рак на горе свистнет).

Фразеологизмы, как и слова, могут быть охарактеризованы с точки зрения их значения (однозначные и многозначные), тех отношений, в которые они вступают между собой и со словами, происхождения, стилистической окраски.

Большинство слов русского языка, как уже было сказано, многозначны; большинство фразеологизмов, наоборот, однозначны, многозначные же встречаются крайне редко, например: собраться с силами: 1) отдохнуть, 2) превозмочь страх.

Редки также и фразеологизмы-омонимы, в качестве примера можно привести фразеологизмы-омонимы пустить петуха: пустить петуха I – ‘сфальшивить’, пустить петуха II – ‘поджечь’. Оба фразеологизма относятся ко второй группе, т. е. их значение обусловлено метафорическим переосмыслением значения свободного словосочетания; исходным является один и тот же предмет, однако в основание переосмысления легли разные его признаки – голос в первом случае и цвет во втором.

Фразеологизмы иногда бывают омонимичны свободным сочетаниям слов (ср.: У него денег куры не клюют. – Куры не клюют этот корм).

Как и слова, фразеологизмы могут вступать между собой в синонимические и антонимические отношения, например: ни зги не видать и хоть глаз выколи ‘очень темно’ – синонимы, кот наплакал ‘мало’ и непочатый край ‘много’ – антонимы.

По происхождению фразеологизмы могут быть исконно русскими (ни рыба не мясо, ни зги не видать) и заимствованными (притча во языцех – старославянское; синий чулок – из английского, пословный перевод – калька; терра инкогнита – из латинского).

Большая часть фразеологизмов стилистически окрашена, причем большинство фразеологизмов принадлежит к разговорным (кусать локти, тертый калач, первый блин комом) и просторечным (отбросить копыта, с жиру беситься, кишка тонка), однако есть и фразеологизмы высокого стиля (ничтоже сумняшеся, отдать Богу душу, кануть в Лету).

Фразеологизмы отражаются в специальных словарях, которые толкуют их значение и указывают сферу употребления, а также в толковых словарях в конце словарной статьи после знака à . Наибольшее число фразеологизмов отражено в «Толковом словаре живого великорусского языка» В. И. Даля.

Иногда выделяют еще фразеологические выражения. Это членимые и разложимые словосочетания и предложения, значение которых складывается из значений составляющих их слов, но у них есть одно сходство с фразеологизмами – постоянство состава, воспроизводимость в речи в качестве готовых единиц. Таковы пословицы, поговорки, «крылатые слова», цитаты из известных художественных произведений, например: «Счастливые часов не наблюдают» – из «Горя от ума» А. С. Грибоедова.

Речь – это процесс говорения, осуществленный в устной или письменной форме. Результатом этого говорения является речевое произведение, или текст.

Речь является реализацией языка, который только через речь может выполнять свою основную функцию – служить средством общения.

– по характеру речевой деятельности: монологическая (высказывание одного лица) / диалогическая (разговор двух или нескольких лиц),

– по форме использования языка: устная / письменная,

– по условиям и задачам общения: разговорная (разговорный стиль) / книжная (научный, официально-деловой, публицистический, художественный стиль).

Главная единица речи – текст. Текст – это группа предложений, объединенных в целое темой и основной мыслью. Основные признаки текста:

– тематическое и композиционное единство его частей,

– наличие грамматической связи его частей (последовательной или параллельной),

В редких случаях текст может состоять из одного предложения; пример этому – стихотворение А. С. Пушкина «К портрету Жуковского»:

Его стихов пленительная сладость

Пройдет веков завистливую даль,

И, внемля им, вздохнет о славе младость,

Утешится безмолвная печаль

И резвая задумается радость.

Тема – то, о чем говорится в тексте. Помимо темы (или нескольких тем) в тексте могут быть авторские отступления.

Основная мысль текста обычно передает отношение автора к предмету речи, его оценку изображаемого (через раскрытие темы, лирические отступления, использование различных языковых средств).

Часть темы называется подтемой или микротемой, которая формирует абзац – отрывок текста между отступами в начале строки. В пределах абзаца предложения связываются логически и грамматически. В абзаце можно выделить абзацный зачин (начало абзаца) и комментирующую часть (разъяснение того, что заключено в первых предложениях абзаца, развитие мысли), иногда микротема, заключенная в абзаце, получает разрешение – конец.

В текстах большого объема всех стилей речи, кроме разговорного, возможно деление на более крупные части – параграфы, разделы, главы.

Между предложениями в тексте устанавливаются разные смысловые отношения: противопоставление, пояснение, цель, условие.

В предложении имеется «данное» и «новое»; новое содержит основное сообщение, выделяется логическим ударением и в спокойной монологической речи обычно находится в конце предложения.

Существует два способа связи предложений в тексте: последовательная связь (новое одного предложения становится данным следующего) и параллельная связь (данное общее для нескольких предложений).

Средства связи предложений в тексте:

Лексические: слова одной тематической группы, прямой повтор, синонимы, антонимы.

Морфологические: союзы, союзные слова, частицы, видовременные формы глагола, степени сравнения прилагательных и наречий.

Синтаксические: параллелизм (несколько предложений имеют одинаковое строение с точки зрения порядка членов предложения), парцелляция (выделение члена, чаще второстепенного, после точки в виде самостоятельного предложения), соположенность предложений (объединение нескольких предложений с одним типовым значением в синтаксическое целое параллельной связью – обычно в описаниях окружающей среды).

Рассмотрим, например, средства связи предложений в стихотворении А. Блока:

Запевающий сон, зацветающий цвет,

Исчезающий день, погасающий свет.

Открывая окно, увидал я сирень.

Это было весной – в улетающий день.

Раздышались цветы – и на темный карниз

Передвинулись тени ликующих риз.

Задыхалась тоска, занималась душа,

Распахнул я окно, трепеща и дрожа.

И не помню – откуда дохнула в лицо,

Запевая, сгорая, взошла на крыльцо.

В этом тексте использованы следующие средства: прямой лексический повтор (день), контекстуальные синонимы (исчезающий, погасающий, улетающий), контекстуальные антонимы (исчезать – заниматься), одинаковые временные формы глагола, синтаксический параллелизм.

Стили речи – системы языковых элементов внутри литературного языка, разграниченные условиями и задачами общения; форма наших высказываний зависит от того, где, с кем и зачем мы говорим.

Выделяют пять стилей; четыре книжных: научный, официально-деловой, публицистический, художественный – и разговорный стиль. Для каждого стиля характерны определенные средства языка: слова, их формы, словосочетания, типы предложений, причем их принадлежность к разговорному или книжному стилю осознается при сопоставлении с нейтральными средствами.

Стили речи реализуются в определенных формах, или типах текстов, называемых жанрами речи. Жанры речи – типизированная форма организации речи, определяющая типы текстов, отличающихся заданным характером речевой деятельности (ср. монологический жанр публицистической статьи и диалогический жанр интервью) и формой использования языка (ср. устный жанр доклада и письменный жанр статьи). В основном каждый жанр речи принадлежит к определенному стилю речи, но есть и межстилевые жанры, например: статья, очерк, эссе (научные и публицистические), интервью (публицистическое и официально-деловое).

Научный стиль – один из книжных стилей, который используется в научных трудах, учебниках и учебных пособиях, устных выступлениях на научные темы.

Задача научного стиля – сообщить научную информацию, объяснить ее, представив систему научной аргументации. Используется в официальной обстановке, характеризуется логичностью, объективностью, смысловой точностью.

В научном стиле можно выделить следующие разновидности:

1) собственно научный стиль (присущ научным трудам – монографиям, диссертациям, статьям в научных журналах, книгах, энциклопедиях, научным докладам),

2) научно-популярный стиль (присущ текстам, предназначенным для популяризации научных знаний, т. е. научно-популярной литературе, статьям в неспециальных журналах, газетах, выступлениям на радио и телевидении, публичных лекциях перед массовой аудиторией),

3) научно-учебный стиль (используется в учебниках, учебных пособиях, справочниках, предназначенных для учащихся).

Для научного стиля характерно использование следующих языковых средств:

насыщенность терминами данной науки;

использование слов с абстрактным значением: закон, число, предел, свойство; отглагольных существительные со значением действия: переработка, приземление, использование;

употребление слов в прямых значениях, отсутствие образности (метафор, метонимий, междометий, восклицательных частиц);

частое использование лексических средств, указывающих на связь и последовательность мыслей: сначала, прежде всего, во-первых, следовательно, наоборот, потому что, поэтому;

на уровне морфологии:

редкое использование личных местоимений я и ты и глаголов в форме 1 и 2 лица единственного числа;

специальные приемы авторизации: авторское «мы», неопределенно-личные (Считают, что. ) и безличные конструкции (Известно, что. ; Представляется необходимым. ),

использование причастий и деепричастий и оборотов с ними;

употребление сложных предложений с использованием союзов, указывающих на связь явлений;

неупотребление восклицательных предложений, незначительное употребление вопросительных предложений;

частые цитаты, ссылки;

использование в качестве компонентов текста формул, графиков, схем.

Основные типы речи – рассуждение, описание.

Основные жанры – учебник, статья, доклад, диссертация, научная монография, энциклопедическая статья, патентная заявка, аннотация, резюме, рецензия.

Приведем в качестве примера отрывок из речевого произведения научного стиля собственно научной его разновидности – монографии по лингвистике:

Правило 3 (факультативная окраска презумпций). Если составляющая с потенциальной презумпцией Р является синтаксическим актантом миропорождающего предиката, то имеется две возможности: а) Р является презумпцией в соответствующем мире и может быть переведена в презумпцию реального мира (или, по крайней мере, в суждение, истинное в реальном мире) при соответствующем изменении содержания – модальной «окраске» (термин «окраска» – из Schiebe 1979); б) Р остается презумцией в реальном мире. Различие пониманий а) и б) не имеет регулярного семантического выражения [Падучева Е. В. Высказывание и его соотнесенность с действительностью. М., 2001. с. 77].

В этом отрывке нашли отражение следующие черты научного стиля:

– лингвистические термины презумпция, синтаксический, актант, предикат, модальный, семантический;

– символ Р (презумпция) в качестве компонента текста;

– слова с абстрактным значением составляющая, возможность, суждение, изменение, понимание, выражение;

– отсутствие слов в переносном значении: слово окраска употреблено как термин, заключено в кавычки и снабжено соответствующей ссылкой;

– слова, указывающие на объективные критерии оценки ситуации: потенциальный, соответствующий, истинный, регулярный;

– отсутствие обращений, междометий, модальных частиц, вопросительных и восклицательных предложений и других средств образности;

– сложное предложение с условным подчинительным союзом если . то, указывающее на причинно-следственные отношения;

– придание тексту большей четкости с помощью расчленения на пункты: а) и б);

– ссылка на другое произведение научной литературы, полное описание которой представлено в библиографии: Schiebe 1979.

Официально-деловой стиль – один из книжных, используется в сфере деловых отношений, деловых бумагах, т. е. законах, документах, актах, договорах, постановлениях, уставах, служебной переписке и др.

Задача этого стиля – сообщить информацию, дать инструкцию. Официально-деловой стиль характеризуется точностью, однозначностью, неличным характером, стандартизированностью построения текста, долженствующе-предписывающим характером текста.

Для официально-делового стиля характерно использование следующих языковых средств:

на уровне лексики:

употребление полных наименований, точных дат;

книжная лексика (вследствие, в течение, в силу того что, характеризоваться);

использование слов в прямых значениях;

отсутствие экспрессивной и оценочной лексики;

частое употребление отглагольных существительных (апробация, использование, выполнение);

наличие стандартизированных оборотов (по истечении срока, в установленном порядке, вступать в законную силу);

ограниченные возможности синонимической замены, частые лексические повторы;

на уровне морфологии

отсутствие личных местоимений, особенно 1 и 2 лица, вместо которых используются собственные имена, собственные наименования или специальные обозначения (Заказчик, Исполнитель), а также глаголов в форме 1 и 2 лица;

на синтаксическом уровне:

осложнение простого предложения обособленными оборотами, однородными членами;

четкое членение текста на смысловые блоки, обычно с использованием подзаголовков и цифрового оформления пунктов.

Для официально-делового стиля характерны как монологические способы организации речи, так и диалог (разговор двух лиц) или полилог (разговор нескольких лиц).

Основные жанры: монологические – приказ, служебное распоряжение, инструкция, заявление, запрос, жалоба (рекламация), рекомендация, отчет, обзор; жанры-полилоги – собрание, совещание, переговоры, интервью.

В качестве примера приведем отрывок из типового договора:

О передаче неисключительных имущественных прав

Гражданка Российской Федерации Ружева Анна Ильинична, именуемая в дальнейшем Автор, – с одной стороны и ООО «Аранта», именуемое в дальнейшем Фирма, в лице генерального директора Бозина Сергея Ивановича, действующего на основании Устава, – с другой стороны заключили настоящий Договор о нижеследующем:

1. Определения, используемые в Договоре

1.1. Произведение – «Русский язык для школьников и поступающих в вузы», подготовленный Автором. Описание Произведения – пособие содержит основные теоретические понятия школьного курса русского языка и разъясняет порядок разбора языкового материала, адресован учащимся и особенно выпускникам средней школы в связи с отсутствием единого комплекта учебников по русскому языку для средних общеобразовательных учебных заведений.

В этом отрывке нашли отражение следующие черты официально-делового стиля:

– отсутствие личных местоимений;

– полное именование действующих лиц с указанием их социального статуса;

– замена их в дальнейшем на специальные обозначения Автор, Фирма;

– стандартизированные обороты: настоящий Договор о нижеследующем, именуемый в дальнейшем, действующий на основании;

– точное указание на место и время заключения договора;

– осложнение простого предложения различными обособленными членами – см. первое предложение договора;

– членение текста на блоки с использованием подзаголовков и цифрового обозначения.

Публицистический стиль – один из книжных, используется в общественно-публицистической и литературно-критической литературе, средствах массовой информации, на собраниях и митингах.

Задача этого стиля – воздействие на массовое сознание посредством общественно значимой информации. Характерные черты публицистического стиля – логичность, образность, эмоциональность, оценочность, призывность.

широкое употребление общественно-политической, экономической, общекультурной лексики;

использование торжественной лексики (мерило, воззрение, источать, несравненно), часто в сочетании с разговорной;

использование образных средств: эпитетов, сравнений, метафор, фразеологизмов и «крылатых выражений»;

акцентирование авторского «я», личной оценки ситуации;

частая языковая игра, каламбуры, пародирование (особенно в заголовках);

на уровне морфологии и синтаксиса:

активное использование личных местоимений 1 и 2 лица и соответствующих форм глагола;

неиспользование причастных и деепричастных оборотов, их замена придаточными предложениями;

употребление побудительных и восклицательных предложений, риторических вопросов;

частые лексические и синтаксические повторы

Основные жанры: публичное выступление (речь, доклад), дискуссия, критическая заметка, репортаж, интервью, статья, рецензия, очерк, зарисовка.

В качестве примера речевого произведения публицистического стиля приведем отрывок из статьи А. Архангельского, опубликованной в газете «Известия» 6 апреля 2002 г.:

Культур и Мультур

Всю минувшую неделю кипели думские страсти, газеты и телевидение бурно обсуждали, кому какой комитет достанется и что в конце концов будет с коммунистами. Между тем в этом обсуждении начисто отсутствовал один мотив, который в известной мере можно считать ключевым. А именно: какие два комитета были предложены товарищам большевикам в качестве утешительного приза по причине из политической незначимости? На какие кабинеты никто из нового большинства так и не позарился – не безликие ЕДИОТы, ни блескучие правые?

Правильно, дети. Садитесь, пять. Это были комитеты по культуре и религиозным объединениям .

Боюсь, народные избранники в очередной раз совершают очень серьезную ошибку. Не культурную. И не религиозную. А вполне себе политическую. Потому что политик не политолог. Он не обязан быть слишком умным. Зато он должен иметь хороший нюх. И всегда держать нос по ветру: куда дует ветер эпохи? Что же до ветра эпохи, то он дует в сторону от непосредственной (точнее, вполне посредственной) политики.

В этом отрывке нашли отражение следующие черты публицистического стиля:

– политическая лексика: комитеты, кабинеты (министров), думский, большевики, коммунисты, правые, политик, политолог;

– разговорная и просторечная лексика, в том числе фразеологизмы: начисто, позариться, нюх, блескучий, держать нос по ветру;

– языковая игра: вторичная игра в заголовке (Культур и Мультур – перифраз известного повтора-отзвучия культур-мультур), непосредственный как антоним к слову посредственный, ЕДИОТы – блок «Единство и Отечество», псевдосложносокращенное слово, графически и фонетически созвучное слову идиоты;

– выражение авторского «я» – глагол в форме 1 лица единственного числа с оценочным значением боюсь;

– отсутствие деепричастий, незначительное число причастий;

– выразительный прием обращения к читателям: . какие два комитета были предложены товарищам большевикам. Правильно, дети. Садитесь, пять;

– парцелляция: совершают очень серьезную ошибку. Не культурную. И не религиозную. А вполне себе политическую.

Художественный стиль используется в произведениях художественной литературы, относится к книжной речи.

Задача – нарисовать словами картину, выразить отношение к изображаемому, воздействовать на чувства и воображение читателя. Особенность – единство коммуникативной и эстетической функции, высокая образность.

Художественный стиль характеризуется следующими выразительными средствами:

тропы – обороты, в которых слово или выражение употреблено в переносном значении: метафора, метонимия, олицетворение, сравнение, эпитет и др.;

фигуры речи: анафора, антитеза, градация, инверсия, параллелизм, риторический вопрос;

ритм, рифма, преимущественно в поэтическом произведении.

Более широким понятием является язык художественной литературы: художественный стиль обычно используется в авторской речи, а в речи персонажей могут присутствовать и другие стили, например разговорный.

В качестве примера приведем отрывок из поэтического текста – стихотворения А. Блока:

Осень поздняя. Небо открытое,

И леса сквозят тишиной.

Прилегла на берег размытый

Голова русалки больной.

Здесь использованы следующие характерные для художественного стиля языковые средства:

– инверсия – прилагательное после существительного: осень поздняя, небо открытое, берег размытый, русалка больная;

– тропы: открытое небо, леса сквозят тишиной, голова русалки прилегла на берег;

– синтаксический параллелизм в первой строке;

– назывные предложения, создающие ощущение статичности, неподвижности.

Разговорный стиль противопоставлен книжным и используется в непринужденных беседах, чаще в неофициальной обстановке. Основная форма существования – устная, но может быть осуществлен и в письменной форме (записки, частные письма, фиксация речи персонажей, а иногда и авторской речи в художественных произведениях).

Задача речи – общение, обмена впечатлениями. Отличительными признаками разговорного стиля являются неофициальность, непринужденность, неподготовленность, эмоциональность, использование мимики и жеста.

Для публицистического стиля характерно использование следующих языковых средств:

на фонетическом уровне:

бо́льшая степень редукции гласных, произносительная компрессия слов (сейчас [щ’ас], здравствуйте [(з)дра́с’т’и]);

разнообразное интонирование при относительно свободном порядке слов;

на уровне лексики и словообразования:

использование разговорной и просторечной лексики, жаргона (работяга, электричка, дотошный, потихоньку, лебезить);

преимущественное употребление конкретной лексики, незначительное использование абстрактных, терминологических слов;

экспрессивность и оценочность в лексике и словообразовании (обалденно, бух, книжонка, здоровенный);

частое использование фразеологизмов;

наиболее частое из всех стилей употребление личных местоимений;

преобладание употребления глаголов над употреблением существительных;

редкое использование причастий и кратких прилагательных, неиспользование деепричастий;

несклоняемость сложных числительных, склоняемость аббревиатур;

употребление частиц, междометий;

частое переносное использование морфологических средств (например, использование времен и наклонений в несвойственных им в книжных стилях значении);

употребление односоставных и неполных предложений;

отсутствие сложных синтаксических конструкций;

бессоюзие сложного предложения;

частое использование побудительных, вопросительных и восклицательных предложений;

В качестве примера приведем высказывание одного из персонажей рассказа А. П. Чехова «Месть»:

– Отворите же, черт возьми! Долго ли еще мне придется коченеть на этом сквозном ветру? Если б вы знали, что в вашем коридоре двадцать градусов мороза, вы не заставили бы меня ждать так долго! Или, быть может, у вас нет сердца?

В этом небольшом отрывке нашли отражение следующие черты разговорного стиля:

– вопросительные и восклицательные предложения,

– междометие разговорного стиля черт возьми,

– личные местоимения 1 и 2 лица, глаголы в этой же форме.

Еще один пример – отрывок из письма А. С. Пушкина к жене, Н. Н. Пушкиной, от 3 августа 1834 года:

Стыдно, женка. Ты на меня сердишься, не разбирая, кто виноват, я или почта, и оставляешь меня две недели без известия о себе и о детях. Я так был смущен, что не знал, что и подумать. Письмо твое успокоило меня, но не утешило. Описание вашего путешествия в Калугу, как ни смешно, для меня вовсе не забавно. Что за охота таскаться в скверный уездный городишко, чтоб видеть скверных актеров, скверно играющих старую, скверную оперу? Просил я тебя по Калугам не разъезжать, да, видно, уж у тебя такая натура.

В этом отрывке проявились следующие языковые признаки разговорного стиля:

– использование разговорной и просторечной лексики: женка, таскаться, скверный, разъезжать, что за охота, союз да в значении ‘но’, частицы уж и вовсе не, вводное слово видно,

– слово с оценочным словообразовательным суффиксом городишко,

– инверсионный порядок слов в некоторых предложениях,

– лексический повтор слова скверный,

– наличие вопросительного предложения,

– употребление личных местоимений 1 и 2 лица единственного числа,

– употребление глаголов в настоящем времени,

– употребление отсутствующей в языке формы множественного числа слова Калуга (по Калугам разъезжать) для обозначения всех маленьких провинциальных городов.

Типы речи – разграничение речи по обобщенному (типовому) значению на повествование, описание и рассуждение.

Повествование описывает последовательные действия, рассказывает о событиях в их временно́й последовательности.

Повествовательные тексты включают такие компоненты, как завязка (начало действия), развитие действия, кульминация (наиболее важный момент в развитии действия) и развязка (конец действия). При этом в повествовании может нарушаться последовательность этих компонентов, что часто бывает представлено в художественных произведениях (например, в «Герое нашего времени» М. Ю. Лермонтова).

«Новым» в предложениях повествовательного текста является сообщение о сменяющих друг друга событиях.

Повествование может быть изобразительное и информативное. В повествовательном тексте часто употребляются лексические средства, обозначающие временную последовательность действий (потом, тогда, через некоторое время), глаголы обычно употребляются в прошедшем времени.

В качестве примера приведем отрывок из рассказа А. П. Чехова «Живой товар»:

Наполнив карманы и бумажник, Бугров спрятал бланки в стол и, выпив полграфина воды, выскочил на улицу.

— Извозчик! – крикнул он диким голосом.

Ночью, в половине двенадцатого, он подкатил к подъезду гостиницы «Париж». С шумом вошел он вверх по лестнице и постучался в номер, в котором жил Грохольский. Его впустили. Грохольский укладывал свои вещи в чемоданы. Лиза сидела за столом и примеряла браслеты. Оба они испугались, когда вошел к ним Бугров.

Описание изображает какое-либо явление через перечисление и раскрытие его признаков. Текст такого рода может описывать внешность человека, предмет, место, состояние человека или окружающей среды. В «данном» называется предмет или его части, в «новом» сообщаются признаки предмета.

Для описательного текста характерно использование прилагательных, глаголов в настоящем времени.

Описание используется в разных стилях речи, но чаще в научном и в художественном.

В научном стиле в описание объекта включаются существенные признаки, которые названы прилагательными или отглагольными существительными, например: Жираф (жирафа), жвачное млекопитающее. Длина тела 3–4 метра (1/3 составляет шея), высота до темени 4,5–5,8 м, длина хвоста около 1 м, масса 550–750 кг. Обитает в саваннах Африки. Из-за охоты (ради мяса и шкуры) численность невелика. Хорошо размножаются в неволе. Живут до 20–30 лет.

В описании художественного стиля выделяются самые яркие признаки, создающие образ; они могут передаваться сравнениями, словами в переносном значении, словами с оценочными суффиксами. В качестве примера приведем начало рассказа А. П. Чехова «Барон»:

Барон – маленький, худенький старикашка лет шестидесяти. Его шея дает с позвоночником тупой угол, который скоро станет прямым. У него большая угловатая голова, кислые глаза, нос шишкой и лиловатый подбородок.

Рассуждение описывает причины свойств и явлений. Может быть доказательством, объяснением, размышлением (разница – в степени категоричности суждений). В рассуждении обычно присутствуют тезис (то, что нужно доказать), аргументы и вывод. Приведем два примера рассуждений, используемых в разных стилях речи:

На верблюдах, конечно, можно пройти по пустыне без остановки гораздо дальше, чем на конях, но переход нам предстоит недалекий, время дорого, да и опыта с верблюдами у вас нет, так что возьмем в городке лошадей.

Исходя из необходимости мобилизации и размещения людских ресурсов, перед разворачиванием строительства инженерных сооружений следует предусмотреть возведение благоустроенного временного жилого городка, в том числе систем энергоснабжения, связи, водоподготовки, канализации, рекреационных и спортивных сооружений.

Текст, особенно художественный, часто объединяет разные типы речи. В качестве примера приведем отрывок из повести К. Паустовского «Золотая роза»:

Старый пароход отвалил от пристани в Вознесенье и вышел в Онежское озеро.

Белая ночь простиралась вокруг. Я впервые видел эту ночь не над Невой и дворцами Ленинграда, а среди лесистых пространств и озер.

На востоке низко висела бледная луна. Она не давала света.

Волны от парохода бесшумно убегали вдаль, покачивая куски сосновой коры. На берегу, должно быть в каком-нибудь древнем погосте, сторож пробил на колокольне часы – двенадцать ударов. И хотя до берега было далеко, этот звон долетел до нас, миновал пароход и ушел по водной глади в прозрачный сумрак, где висела луна.

Я не знаю, как лучше назвать томительный свет белой ночи. Загадочным? Или магическим?

Эти ночи всегда кажутся мне чрезмерной щедростью природы – столько в них бледного воздуха и призрачного блеска фольги и серебра.

Человек не может примириться с неизбежным исчезновением этой красоты, этих очарованных ночей. Поэтому, должно быть, белые ночи и вызывают своей непрочностью легкую печаль, как все прекрасное, когда оно обречено жить недолго.

В представленном отрывке последовательно сменяют друг друга все типы речи – повествование, описание и рассуждение.

Проблемами речи и текста занимается стилистика – раздел языкознания, изучающий использование языка в разных условиях речевого общения.

gramota.ru

Популярное:

  • Закон постоянного тока вариант 1 Методическая разработка по физике (10 класс) на тему: Контрольная работа по теме "законы постоянного тока" 10 класс контрольная работа по теме "Законы постоянного тока" 10 класс (2 варианта) Контрольная работа по теме «Законы постоянного […]
  • Оформить кредитную карту visa classic Кредитная карта «Fifa» Сбербанка 27,9 % ставка по кредиту до 50 дней льготный период до 300 000 руб. кредитный лимит первый год бесплатно, со второго 750 руб. в год стоимость обслуживания Специальная карта с повышенными бонусами в […]
  • Правила проезда перекрестков знаки приоритета Параграф 2. Знаки приоритета Знак 2.1, установленный со знаком 5.22.1 или 5.22.2, предоставляет преимущество при проезде всех перекрестков населенного пункта, расположенных на данной дороге. 14. Установленные на регулируемых […]
  • Приказ запрещающий выезд за границу Правила дорожного движения Абхазии Таблица штрафов ПДД Абхазии для граждан - от 10 до 20 МРОТ (от 600 до 1200 руб.) для должностных лиц – от 20 до 30 МРОТ (от 1200 до 1800 руб.) для юридических лиц – от 30 до 50 МРОТ (от 1800 до […]
  • Приказ 273 минтранса рф с Приказ Министерства транспорта РФ от 30 января 2018 г. № 35 “О внесении изменений в приказы Министерства транспорта Российской Федерации от 13 февраля 2013 г. № 36 «Об утверждении требований к тахографам, устанавливаемым на транспортные […]
  • Закупки алкоголя с несовершеннолетними Как не получить штраф за продажу алкоголя несовершеннолетним? В Российской Федерации продажа алкоголя является особым видом деятельности. Под «особенностью» подразумевается обязательное наличие лицензии, при продаже крепкого алкоголя, а […]
  • Гос нотариус в харькове Восьмая государственная нотариальная контора Киевского района города Харькова Место для Вашей рекламы! За 99 грн в месяц о Вас узнают все посетители этой страницы. Ближайшие места: Частный нотариус Серветник Анна Геннадьевна, Ярослава […]
  • Заявление для комиссии в детский сад рязань Дошкольное образование Запись детей в муниципальные детские сады г.Рязани: https://www.gosuslugi.ru/ Образовательный портал города Рязани - http://edu.obr-rzn.ru/ , раздел "Дошкольное образование" на официальном сайте УОиМП. Краткая […]