Налоги их понятия и роль

Финансовый контроль и его роль в системе управления экономическими процессами.

Необходимым, на мой взгляд, стоит рассмотреть финансовый контроль и его роль в системе управления экономическими процессами.

Контроль – это неотъемлемая составная часть деятельности по управлению экономикой, функция, внутренне присущая управлению экономикой, подчиненная решению задач, стоящих перед управляющей системой. Поэтому назначение контроля соответствует целям управления, которые, в свою очередь, определяются экономическими и политическими закономерностями развития общества.

Контроль, являясь средством познания реальной действительности и орудием воздействия на отношения общественного воспроизводства, становится основным источником информации для выявления причин нарушений, возникающих в процессе реализации отношений общественного воспроизводства, и методом преобразования этих отношений в соответствии с целями дальнейшего их развития.

Таким образом, контроль – это ключевая, на мой взгляд, составляющая управленческого цикла, позволяющая построить адекватную модель воздействия принятых решений на управляемый объект, а при выявлении отклонений установить их причины и осуществить необходимую коррекцию рассматриваемой модели, а также установить степень надежности информационной системы. Для того чтобы эффективно выполнять эту функцию управления, контроль должен быть интерактивным, т.е. он не должен ограничиваться выявлением отклонений от ожидаемых показателей, а, используя принцип положительной обратной связи, поддерживать динамическое равновесие всей управляемой системы.

Особое место в управленческой деятельности занимает управление финансами, где необходимо выделить планирование, оперативное управление и контроль.

Существует достаточно много мнений относительно содержания контроля в системе управления финансами. По моему мнению, для внесения ясности в данный вопрос необходимо разграничить непосредственно финансовый контроль и иные виды контроля, используемые при управлении финансово-хозяйственной деятельностью в целом и финансами – в частности.

Финансовый контроль – это совокупность действий и операций по проверке финансовых и связанных с ними вопросов деятельности субъектов хозяйствования и управления с применением специфических форм и методов его организации.

Субъектами финансового контроля, т.е. пользователями информации, контролирующими деятельность ревизионных единиц, являются особые органы, организации или структурные подразделения, наделенные контрольными функциями в области финансов.

Объектом финансового контроля являются финансовые отношения субъектов хозяйствования и/или государства в процессе формирования и целевого использования фондов денежных средств.

Если исходить из положения о невозможности исключения прямой или опосредованной взаимосвязи формирования и использования финансовых ресурсов, фондов денежных средств с любыми видами деятельности, то предметом финансового контроля являются финансовые, а также хозяйственные операции и процессы, имеющие место в субъектах хозяйственной деятельности.

Непосредственно на практике это выражается в контроле финансовых (стоимостных) показателей, таких как прибыль, доходы, налоги, рентабельность, себестоимость, издержки обращения, отчисления на различные цели и в фонды.

В качестве объектов финансового контроля могут выступать:

а) государственные финансы (государственный бюджет, внебюджетные фонды, государственный кредит);

б) финансы юридических лиц (финансы государственных и коммерческих предприятий, учреждений, организаций; финансы общественных объединений; финансы учреждений и организаций, осуществляющих некоммерческую деятельность);

в) финансы физических лиц (граждан, осуществляющих деятельность в качестве субъектов предпринимательской деятельности).

Состояние государственных финансов характеризуется разнообразной финансовой информацией: о государственных доходах, источниках их формирования; о государственных расходах; о бюджетном дефиците; о доходах и расходах внебюджетных фондов.

Финансы юридических лиц характеризуются информацией об объемах и формах финансовых средств, источниках их формирования, направлениях использования финансовых ресурсов, формировании и использовании целевых фондов денежных средств, финансовом состоянии предприятий, учреждений, организаций, финансовых аспектах совершенных и планируемых сделок, о привлечении и использовании средств акционеров, кредитных и иных денежных источниках, о выполнении годовых финансовых показателей.

Источником информации о деятельности объекта финансового контроля являются данные учета и отчетности (оперативный, бухгалтерский, статистический). К качеству финансово-экономической информации предъявляются определенные требования, прежде всего, она должна удовлетворять пользователей информации, иначе говоря, – быть полезной.

На эффективность финансового контроля решающее влияние оказывают принципы и методы его организации и проведения. В условиях рыночной экономики основополагающими принципами финансового контроля должны стать его объективность и компетентность, а также:

— открытость для субъектов контроля, доступность результатов контроля для всех заинтересованных сторон (с учетом, однако, требования соблюдения коммерческой тайны);

— всеобщность или повсеместность: не должно быть зон, свободных от контроля в той или иной форме;

— полнота и действенность: должна быть достигнута основная цель контроля, т.е. на основании полученных результатов необходимо принять меры по устранению допущенных нарушений или оптимизации деятельности проверяемого субъекта;

— регулярность: для повышения эффективности обычно сочетают плановый контроль с внеплановыми проверками;

Остановимся на последнем принципе. Следует заметить, что независимость аудита (независимый контроль, осуществляемый вневедомственными организациями – аудиторскими фирмами) состоит в отсутствии какого бы то ни было влияния на формирование мнения аудитора о деятельности проверяемой организации и составление аудиторского отчета, в то время как независимость контроля может означать, что контроль за каким-либо фактом или событием возможен лишь в том случае, если информация об этом событии или факте поступает как минимум от двух независимых друг от друга источников информации.

Наличие независимых источников информации дает возможность сравнения и анализа полученных от них данных и, как следствие, метод установления достоверности информации о совершенном факте или событии (такими независимыми источниками могут быть или функционально независимые друг от друга внутренние службы, или же сама ревизионная единица и проверяющий ее независимый аудитор и т.п.).

На мой взгляд, комментария требует и такой принцип контроля, как всеобщность. Обращаясь к практике контроля, можно увидеть, что невозможно осуществить контроль каждой информационной системы, каждого источника информации в полном объеме.

Финансовый контроль невозможно рассматривать в отрыве от системы финансового управления, так как финансовый контроль – функциональный элемент финансового управления, включающего: финансовое планирование (прогнозирование), организацию выполнения принятого решения (оперативное управление) и контроль. Рассматривая финансовый контроль в таком аспекте наиболее очевидно переплетение (но не слияние) финансового контроля с другими видами контроля. Например, административным, если говорить о контроле соблюдения финансовой дисциплины (соблюдение норм финансового права), маркетинговым контролем, если говорить об определении фактической рентабельности различных товаров, территорий, сегментов рынка и каналов сбыта.

Далее следует раскрыть сущность понятия государственного финансового контроля, рассмотреть непосредственно его цели и задачи. Государственный финансовый контроль (ГФК) – одна из важнейших функций государственного управления. В широком смысле ГФК – это установленная законодательством деятельность органов государственной власти и управления всех уровней по выявлению, предупреждению и пресечению:

— ошибок и злоупотреблений в управлении государственными денежными и иными материальными ресурсами (капиталами), а также используемыми в хозяйственной деятельности и отчуждаемыми нематериальными объектами государственной собственности, влекущих прямой или косвенный финансовый и/или материальный ущерб государству;

— несоблюдения финансово-хозяйственного, в том числе бюджетного, законодательства;

— недостатков в организации системы управления финансово-хозяйственной деятельностью государственных органов, предприятий, организаций (в том числе внутреннего контроля) с полным или частичным государственным участием или особо связанных с государством.

Цель ГФК – обеспечение соблюдения принципов законности, целесообразности и эффективности распорядительных и исполнительных действий по управлению, включая стадии планирования, формирования, распределения и использования, государственными финансовыми ресурсами, материальными ценностями и нематериальными объектами, их сохранностью и преумножением для выполнения функций государства.

ГФК реализуется, главным образом, в регламентированной законодательством деятельности специальных государственных органов: Счетной палаты РФ, Главного контрольного управления Президента, Департамента государственного финансового контроля и аудита Минфина РФ, Главного управления федерального казначейства Минфина РФ, Министерства РФ по налогам и сборам. Федеральной службы налоговой полиции РФ, Государственного таможенного комитета РФ, органов банковского контроля России, а также различных государственных органов, осуществляющих ведомственный финансовый контроль в пределах своих полномочий. Эти органы осуществляют деятельность по оценке государственных программ и аспектов бюджетного процесса, а также по надзору и проверке органов государственной власти, организаций и их объединений для оценки соответствия целевому назначению, рациональности, полноты и своевременности направления и использования государственных финансовых ресурсов, вскрытия резервов в их формировании и расходовании, выявления фактов несоблюдения законности и низкой эффективности финансово-хозяйственных операций и неправильного их отражения в отчетности, установления полноты и своевременности расчетов с государственным бюджетом и внебюджетными фондами, а также выявления резервов повышения эффективности деятельности и роста доходов государственного бюджета. Очевидно, что от эффективности ГФК в конечном итоге зависит экономическое и политическое благополучие государства.

В принципе, ГФК можно представить как сложную социально ориентированную систему. В системе ГФК, по моему мнению, можно выделить следующие основные элементы:

— организационная структура (включая ее звенья – органы контроля, статус и порядок их взаимосвязей);

— методологическая основа (определения понятий, цели, задачи, принципы, требования, виды ГФК);

— научно-исследовательская и учебная база, кадровое обеспечение;

— материально-техническое и финансовое обеспечение (в том числе финансовые ресурсы, техника, помещения и т.д.);

— информационно-коммуникационная инфраструктура (информационное обеспечение, система коммуникаций).

На рис. 1 раскрыты основные направления ГФК, параметры его объектов: законность, целесообразность, эффективность, оптимальность оргструктуры. Указанные параметры выступают своеобразными агрегатами многочисленных, но менее важных требований (например, такие параметры, как рациональность, обоснованность, полнота, точность, своевременность так или иначе, в конечном счете, включены в вышеприведенные). Например, при проверке выделения финансовых средств получателям, осуществления денежных переводов устанавливается соблюдение полноты, точности, своевременности и иных моментов, предусмотренных законодательством.

Рис. 1. Параметры государственного финансового контроля

В конечном итоге, проверка соблюдения законов и других нормативно-правовых актов финансово-хозяйственного характера позволяет поддержать устойчивость бюджетных процессов и стабильность государственного финансового устройства, вовремя вскрывать отклонения от заданных нормотворческими органами правил и процедур, а также вносить в них необходимую коррекцию.

Целесообразность – категория, охватывающая не только характеристику целевого расходования государственных средств и использования приобретенного за счет этих средств имущества, но и соответствие деятельности намеченным целям, программам, приоритетам. С точки зрения эффективности проверяется не только экономное и оптимальное управление и использование государственных финансовых средств и иной собственности, предотвращение растрат и бесхозяйственности, но и возможность выполнения государственных программ, проведения различного рода государственных (или с участием государства) мероприятий с наименьшими затратами и наибольшим эффектом.

Последнее из основных направлений – оптимизация организационной структуры управления государственными финансами и иной собственностью. Здесь оценивается и структура аппарата, и численность, и распределение обязанностей между ответственными работниками государственных органов и их взаимодействие, анализируются процедуры, стиль и методы работы органов исполнительной власти, анализируется их способность принимать адекватные решения финансового характера, коммуникации, регламенты и структуры информационных потоков и т.д.

Эта область ГФК тесно связана с административным контролем (контролем исполнения). Следует отметить, что оптимальность организационной структуры непосредственно влияет (можно сказать, изначально) как на целесообразность, так и на эффективность финансового управления (впрочем, как и в любой организации), но, в силу своей специфики, эта область выделена в самостоятельное направление контроля.

Главными недостатки государственного финансового контроля можно назвать следующее:

1. Нет четкой и полной нормативно-правовой базы; ныне она характеризуется простым набором требований (между тем, отсутствует даже само определение государственного финансового контроля). ГФК не стандартизирован, следовательно, отсутствуют его методологическая база, общие правила, системность, повторяемость, стабильность. Частые проверки вносят разлад в функционирование хозяйствующих субъектов. Не применяются современные и опробованные в развитых государствах технологии контроля, не рассматриваются новые подходы к направлениям и приоритетам в деятельности органов ГФК.

2. Отсутствует надежная правовая, материально-техническая и социальная база деятельности государственных контролеров. Не отвечает требованиям происходящих реформ организация и осуществление деятельности субъектов ведомственного контроля (там, где он сохранился).

3. Практика прокурорского надзора показывает, что контрольная деятельность государственных органов не отвечает предъявляемым требованиям, является неэффективной, существующая система отчетности в некоторых из этих органов не позволяет судить о реальном исполнении ими своих функций.

4. Не определены достаточно четко место и роль каждого субъекта ГФК в его целостной системе, что порождает многочисленные коллизии и перекладывание ответственности. Отсутствует четкое разграничение сфер деятельности, имеет место нерациональное разделение обязанностей между субъектами контроля (при условии полного охвата всех объектов). Деятельность контролирующих структур в значительной мере накладывается, происходит пересечение направлений их деятельности, что при отсутствии координации порождает неоправданное дублирование и параллелизм. Вследствие этого не только размывается ответственность контрольных органов, но и происходит нерациональная трата выделенных на контроль бюджетных средств. Органы ГФК слабо взаимодействуют, связи между ними нерациональны, имеет место разобщенность и раздробленность в политике контрольных органов, отсутствует единая информационная база, что не позволяет полностью владеть ситуацией и правильно ориентироваться в среде контроля. Отсутствует информационная система оповещения о выявляемых правонарушениях в сфере экономики. Зачастую проверяются одни и те же хозяйствующие субъекты, а другие на протяжении многих лет оказываются вне сферы контроля.

Все это говорит о том, что существующий государственный финансовый контроль системой назвать весьма сложно. Термин «система ГФК» в настоящее время применим достаточно условно – существует, скорее, не система, а некая совокупность разрозненных и слабо связанных между собой контролирующих органов.

С моей точки зрения, слабая система контроля, отсутствие продуманной концепции ГФК – следствие традиционной недооценки его роли и значения. Причина такого положения дел видится, прежде всего, в недостаточном развитии в нашей стране науки о контроле, в недостатке специалистов в этой области, в упрощенном представлении о проблемах контроля у многих государственных чиновников и руководителей организаций. Негативное отношение к государственному контролю у руководителей хозяйствующих субъектов сформировалось, как нам представляется, в результате ошибок, допущенных при многочисленных и зачастую неудачных попытках создания контрольных систем при социализме.

Итак, для того, чтобы ГФК в России был действительно эффективным и соответствовал уровню развитых государств, необходимо произвести существенные преобразования.

В первую очередь, с учетом достижений международной науки и практики, российских особенностей, конституционных и правовых норм должна быть разработана концепция реформирования и развития ГФК, создания его системы. Уже формулирование концепции, идеи, заложенной в ней, являясь актом государственного значения, потребует основополагающих государственных решений.

Большое значение для успешного проведения мероприятий по реформированию и развитию ГФК имеет легитимизация участия органов ГФК (их представителей) в законо- и нормотворческой деятельности. Например, им целесообразно не ограничиваться экспертизой законопроектов и пакетов различных документов, касающихся вопросов, связанных с формированием, распределением и использованием государственных финансов и материальных ценностей (имущества), их учетом и контролем (включая акты ведомственного характера). Органы контроля должны принимать на себя большую ответственность посредством формально установленного санкционирования. На наш взгляд, должен быть установлен более строгий порядок экспертной оценки и визирования нормативно-правовых актов до их регистрации Минюстом России. В этом плане органами ГФК (в частности, Счетной палатой Российской Федерации), прежде всего, должны быть оценены все возможные финансовые последствия этих актов (в том числе в аспекте материально-технического и организационного обеспечения их реализации).

Основные направления реформирования и развития системы ГФК нам представляются следующими:

— приведение методологической основы в соответствие с современными условиями;

— реформирование организационных структур;

— формирование системной и завершенной нормативно-правовой базы;

— формирование системы процедур ГФК;

— создание современной научно-исследовательской и учебной баз по международным образцам, формирование системы кадрового обеспечения;

— организация адекватной информационно-коммуникационной инфраструктуры;

— материально-техническое (включая социально-бытовое) и финансовое обеспечение функционирования системы ГФК;

— разработка механизмов совершенствования ГФК.

Следует отметить, что свойства системы ГФК развиваются под влиянием управляющих воздействий и сами являются факторами управления. Важнейшими из таких факторов являются способность системы аккумулировать и эффективно использовать свои ресурсы и потенциал развития, а также восприимчивость к нововведениям. Необходимо также проанализировать и максимально использовать имеющиеся возможности, а также стартовые условия развития.

Подводя итог, хотелось бы отметить, что реструктуризацию системы ГФК необходимо проводить синхронно с изменением функций управленческих звеньев в части контроля. Например, на период реструктуризации, а точнее – отвлечения работников оргзвеньев ГФК в процессе смены их функций, целесообразно создать временную систему поддержки контрольных функций реструктурируемых органов. В то же время периодически должна производиться оценка достигнутого, т.е. анализ действенности системы, а при необходимости – уточнение концепции в соответствии с меняющимися политико-экономическими условиями.

Список использованной литературы:

1. Федеральный закон от 05.04.2013 N 41-ФЗ (ред. от 04.11.2014) «О Счетной палате Российской Федерации»/ «Российская газета», N 77, 10.04.2013.

2. Бабич A. M., Павлова Л.Н. Финансы. Денежное обращение. Кредит: Учебник. – М: ЮНИТИ-ДАНА, 2009. – 687с.

3. Бровкина Н. Д. Контроль и ревизия : учеб. пособие. — Москва: ИНФРА-М, 2010. – 346 с.

4. Бюджетная система России / Г. Б. Поляк. — Москва: ЮНИТИ-ДАНА, 2007. – 703 с.

5. Врублевской О. В., проф. Б.М. Сабанти.- М.:Издательство «Перспектива»; Издательство «Юрайт», 2011. – 311 с.

6. Грачева Е.Ю., Соколова Э.Д. Финансы и кредит. М.: Финансы и статистика, 2013. – 367 с.

7. Еремина О.Ф. Финансы. Учебный модуль для экономических специальностей. – Кемерово, 2012. – 120с.

8. Кустова М.В., Ногина О.А., Шевелева Н.А. Финансы, кредит, денежное обращение. М.: НОРМА, 2013. – 179 с.

9. Сабатини Б.М. Теория финансов: Учебное пособие. – М.: Издательство «Менеджер», 2013. – 194с.

10. Соколов Б. Н., Рукин В. В. Системы внутреннего контроля (организация, методика, практика). — Москва: Экономика, 2007. – 442 с.

11. Финансы: / Под. Ред. Проф. Л.А. Дробозиной – М.: ЮНИТИ, Москва 2002. – 212 с.

12. Финансы: Учебник для вузов. / Под ред. Проф. М.В. Романовского, проф., 2013. – 345 с.

kursak.net

Лекция № Понятие науки и структура научного знания

Лекция № Понятие науки и структура научного знания
1. Определение науки. 3 аспекта бытия науки.
2. Наука в системе культуры. Сциентизм и антисциентизм.
3. Закономерности развития науки и критерии научности.
4. Классификация наук.

1. Предмет философии науки. Философия науки как дисциплина возникла сравнительно недавно – во второй половине XX столетия и причиной ее появления стала необходимость осмыслить место, функции науки в условиях научно-технической революции. Термин был предложен нем. философом Евгением Дюрингом в 1878 г. Предметом философии науки являются общие закономерности и тенденции научного познания как особой деятельности рассматриваемых в историческом развитии. Это особое знание о науке в целом, ее месте в культуре, о том, как совершается научный поиск, какова динамика научного знания, методы и методология исследовательской деятельности. Рассматриваются такие проблемы, как критерии научности знания, принципы его организации и функционирования, способах его обоснования, логика и модели его развития, идеалы и нормы отдельных периодов развития науки и другое. Кроме того, изучаются конкретно-научные ситуации в истории развития науки, проблемы, возникающие в этом контексте.

Философию науки следует отличать от других дисциплин, изучающих те или иные аспекты науки. К таковым относятся история науки, науковедение, социология науки, психология науки. История науки занимается описанием отдельных открытий и изобретений в разных областях науки и в разные исторические периоды. Предметом науковедения является изучение форм взаимодействия науки с общественными структурами, социологии науки – это анализ структуры научных сообществ, взаимодействие между ними. Психология науки изучает важнейшие компоненты процесса научного творчества: воображение, интуицию, фантазию, озарение и пр. В отличие от них философия науки исследует сам процесс познания в совокупности его элементов и сторон, общий характер взаимодействия науки и общества, рост и развитие научного знания в целом.

Начало систематическому анализу науки было положено позитивизмом – направлением, основанном на принципе, что все подлинное (позитивное) знание может быть получено лишь как результат отдельных наук, опирающихся на факты. Старая философия, или «метафизика» со своими глубинными поисками бытия, должна уступить место «новой» философии – философии физики, химии и др., опирающейся не на абстрактные теоретические построения, а на факты, имеющих предметом исследования не область духа, а мир явлений, физический мир.

Эволюция позитивизма – это эволюция проблем философии науки.

Возникает он в 30-40-е годы XIX столетия, а его основателем считается французский философ, социолог, методолог и популяризатор наук О.Конт (1797-1857). Последователи О.Конта – Г.Спенсер, Д.С. Милль и др. составили ядро школы позитивизма. (В России это течение представлено именами П.Лаврова, Н.Михайловского.) Можно сказать, что философия позитивизма – это философия научного знания. В своем развитии позитивизм прошел 4 стадии.

Первый позитивизм (О.Конт, Г.Спенсер, Д.С. Милль, И.Тэн и др.). Первые позитивисты обосновали два коренных преобразования: в сфере науки – отказ от претензий на раскрытие причин и проникновения в их сущность, в сфере философии — отказ от метафизических наслоений. Позитивистские установки О.Конта, Г.Спенсера, Дж.С. Милля опирались на принцип механистического истолкования мира, сложившийся в физике. Однако новые открытия на рубеже XIX-XX столетий, связанные с развитием квантовой физики, поставили под вопрос механистическую методологию.

Второй позитивизм, представленный именами Э.Маха, Р.Авенариуса, В.Оствальда. . В этих условиях возникает кризис позитивистских установок, и на повестку встает ряд вопросов «метафизического» характера: о природе познания, об отношении объекта и субъекта познания, о взаимоотношении физического и психического, о характере и истоках опыта и др. Так возникает вторая стадия позитивизма – эмпириокритицизм (критика опыта), основателями которого являются австрийский философ Эрнст Мах, швейцарец Рихард Авенариус, немецкий ученый В.Оствальд. Суть эмпириокритицизма выражается в следующей позиции Эрнста Маха. Мир состоит из элементов, которые представляют собой соединения физического и психического: «…весь внутренний и внешний мир состоит из числа однородных элементов»[8].

Единственный вид отношений, существующий между элементами, – функциональные отношения и в познании не следует использовать такие понятия, как «причина», «сущность», (это было связано с открытиями в области микромира, отказом от классического понимания причинности, введением понятия вероятностной причинности). Их следует заменить на понятие «функции». Таким образом, функция науки и познания сводится лишь к описанию «численных величин одних признаков на основании численных величин других признаков…»[9]. Такая теория познания получила определение «дескриптивизм». Научные понятия Мах истолковывает как определенный род связи чувственных элементов: законы в науке – не более, чем описания. Однако теория необходима, поскольку в ней в сжатом виде аккумулируются огромные множества отдельных описаний, которые без них невозможно было бы запомнить и воспроизвести. В использовании теории появляется принцип экономии мышления, который Мах считает фундаментальным, регулирующим развитие человеческого познания. Конец XIX – начало XX столетия сопровождаются крупными открытиями: рентген-лучей, явления радиоактивности, электрона, кванта энергии. Объяснить их механическим путем было сложно и невозможно. А что можно было сделать? Описать, как это сделал Максвелл, фиксируя феномен электромагнитных явлений, или классифицировать. Такова была ситуация в науке того времени, таким было умонастроение эпохи, и Э.Мах успешно отразил его в своих работах.

Третий позитивизм, или неопозитивизм в форме аналитической философии (Карл Поппер (англ), Уиллард Куайн (амер.), Казимиш Айдукевич (польский логик и ф-ф), Л.Витгенштейн (австр.) и др.) и философов Венского кружка, на основе которого сформировался логический позитивизм в лице Морица Шлика (австр. философа, физика), Отто Нейрата (австр. ф-фа), Рудольфа Карнапа (нем.-амер. физика и логика) и др., и, наконец, четвертый позитивизм, или постпозитивизм (Т.Кун (амер. историк и философ науки), Имре Лакатос (англ. историк науки), П.Фейерабенд (амер. ф-ф) и др.)[7].

Представители Венского кружка предложили программу обновления научного и философского знания. В общем виде их взгляды можно свести к следующим положениям: важнейшими инструментами научной, познавательной деятельности являются логика и язык. Так, Бертран Рассел (англ. философ, мат-к, логик) обосновал идею, согласно которой задачей науки являются рассмотрение, изучение объектов и получение знаний о мире, задачей же его философии как логического анализа является прояснение, уточнение смысла слов и предложений, составляющих знание.

В сфере методологии науки представители Венского кружка выступили с идеей разграничения эмпирического и теоретического уровней знания, выделили в научном знании твердую эмпирическую основу. Отрицательно относились к философии, абсолютизировали логические методы анализа и построения научного знания, в истолковании научного знания они ориентировались на математические дисциплины.

Неопозитивисты (именно так определялось впоследствии это направление), считая подлинными только эмпирические знания, предприняли попытку свести теоретические понятия и суждения к утверждениям наблюдения. Так, Л.Витгенштейн в уже упоминаемой нами работе выдвинул принцип верификации (от лат. verificatia – подтверждения, или verus – истина) как процедуры установления истинности научной гипотезы на основе ее соответствия эмпирическим данным (прямая верификация) или теоретическим положениям, соответствующим эмпирическим данным (косвенная верификация).

4-ый позитивизм (Постпозитивизм). В его основе – проблемы развития научного знания, а в 70-е годы XX века – проблему рациональности научного знания. Она породила плеяду философов науки, таких как Карл Поппер, Томас Кун, Поль Фейерабенд, Имре Лакатос, Майкл Полани. Постпозитивистов особенно интересовала проблема взаимодействия традиций и новаций, на их теориях я остановлюсь отдельно, в контексте этой темы.

2. 3 аспекта бытия науки. При определении понятия «наука» следует учитывать по крайней мере три аспекта ее бытия: познавательный, социальный и социокультурный. При таком подходе наука предстает как «особый вид познавательной деятельности, направленный на выработку объективных, системно-организованных и обоснованных знаний о мире» [2], как «социальная система, состоящая из профессиональных сообществ, основной целью которых является получение, распространение и применение научного знания» [3], и как специфическая сфера культуры (наравне с моралью, религией, философией, искусством). Кратко рассмотрим содержание этих трех аспектов бытия науки.

Наука как познавательная деятельность имеет цель выявить объективные законы материального мира, с тем, чтобы эти объекты преобразовывать в соответствии с потребностями человека.

Здесь следует уточнить, что наука возникла из практической деятельности, обыденного, повседневного, житейского опыта, однако, в отличие от него, приобрела способность опережать практику по освоению объектов материального мира. Различают 2 стадии в истории развития науки: преднауку (зарождающуюся науку) и науку в собственном смысле слова. Преднаука, характерная для эпохи античности, была связана непосредственно с практикой и возникала путем абстрагирования и схематизации объектов материального мира. Пример преднаучного знания – математика, метеорология, выводящие эмпирические зависимости из практики. Возникновение же науки было связано с теоретическим способом познания мира, созданием теоретических моделей с помощью абстрактных и идеальных объектов. Пример – создание класса отрицательных чисел, теорем в геометрии, геометризация космоса древними греками.

Наука как познавательная деятельность исходит из положения об объективном характере познаваемых предметов, нацелена на выявление предмета исследования, реальных законов бытия.

Наука как социальный институт – это система взаимосвязей между научными сообществами, взаимодействующие между собой научные коллективы, организации и учреждения. Динамика создания научных сообществ достаточно любопытна. Если в Древней Греции (одном из основных научном и культурном центре) существовали десятки ученых, то в 18 – начале19 века в мире – около 1000 ученых, в середине 19 в. – уже 10000, в 1900 г. – 100 тыс, к концу 20 в. – 5 млн. Первые научные сообщества в современном смысле были созданы в 17-18 вв. в Западной Европе. Это было Лондонское Королевское общество (1662 г.), президентом которого некоторое время был И.Ньютон, и Парижская академия наук (1666 г.).

Интересно, что 90% ученых приходится на современность. Сегодня существует более 15000 научных дисциплин. Постоянно происходит рост научной информации, которая по статистике удваивается каждые 5 лет. Социальная организация науки включает широкую сеть научных сообществ от дисциплинарных до национальных научных и международных объединений» [6] : За период 1950-70 гг. произошло удвоение кол-ва ученых в мире. Европа: за 15 лет,США за 15 лет, СССР – за 7 лет.

Наука как специфическая сфера культуры рассматривается с точки зрения ее места в системе культуры, взаимодействия с другими формами общественного сознания (искусством, религией, философией, моралью и т.д.), а также выявления специфических для науки и отличительных от других форм общественного сознания признаков. Вторжение науки в нашу жизнь связано с активным обсуждением роли науки в социуме и индивидуальной жизни человека, использованием достижений науки в общественном развитии. И здесь необходимо выделить две противоположных позиции: «сциентизм – антисциентизм».

Сциентизм (от лат. science) абсолютизирует роль науки, рассматривая ее как универсальное средство от всех проблем современности.

На сегодня можно говорить о разных проявлениях сциентизма: социологическом, культурологическом, методологическом. В социологическом сциентизме абсолютизируется роль науки в социальной жизни, в культурологическом – наука занимает доминирующее положение в культуре, в методологическом – отдается пальма первенства методам познания – философии и логике.

Социологический сциентизм зарождается в Эпоху Просвещения (идеи фр просветителей 18 века Тюрго, Кондорсе и др.). В его основе – представление о том, что научно-технический прогресс отождествляется с прогрессом Разума, стремление создать некую социальную теорию, автономную от идеологии и политики, которая автоматически может стать силой общественного прогресса (О.Конт и его закон трех стадий человеческого мышления: теол., метафизич., позитивная).

Возрождение социологического сциентизма намечается после Второй мировой войны. В работах неопозитивистов (Нейрата, К.Поппера и др.) Так, К.Поппер не отрицает тезиса о том, что прогресс научного знания определяет ход общественного развития. Да, знания оказывают сильнейшее влияние на ход истории, но при этом невозможно предсказать будущее развитие знания, а, следовательно, и ход истории.

В 50-60-е годы намечается бум сциентизма. Сегодня сциентисты указывают не только на НТП как решающий фактор общественного прогресса, но и на особое место и особую роль техники. Большим влиянием пользуется новая идея технологического детерминизма, в которой демонологизируется техника, опять же как некое надиндивидуальное явление, управляющая сила общественного прогресса.

Ø Сторонники социологического сциентизма утверждают, что с ростом знаний и расширением последствий НТП все социальные проблемы будут автоматически разрешаться. Развитие науки приведет к угасанию идеологических разногласий, идеологическое мышление будет заменено логическим, научными доводами.

Культурологический сциентизм. Можно говорить о разных его вариантах: умеренном, радикальном, изоляционистском.

Умеренная форма культурологического сциентизма сформировалась в XIX веке в идее О.Конта об «онаучивании» всех форм духовной деятельности, об их перестройке по образцу научного мышления (философия, искусство, мораль). При этом следует отметить, что умеренные позитивисты не призывали к размыванию этих форм.

Радикальный вариант культурологического сциентизма сформировался в рамках неопозитивизма. Неопозитивисты пытались объявить все формы духовной деятельности, в которых нет научных оснований, незаконными, а потому их следует размыть, растворить в науке. Философия, по мнению Карнапа, ничего о мире не говорит, она – совокупность ненаучных высказываний, а потому не является знанием о мире.

Изоляционизм – один из вариантов культурологического сциентизма. Его суть заключается в попытке полной изоляции научно-теоретической деятельности от всех иных форм культурной деятельности. Науку следует изолировать от философии, искусства и т.д.

Антисциентизм – философско-мировоззренческая позиция, сторонники которой подвергают критике науку и технику, считая их враждебными подлинной сущности человека, разрушающими культуру. Ядро антисциентизма составляет идея об антигуманной сущности науки и технического прогресса. Наука и техника не способны создать адекватный образ человека, мир его ценностей, смысложизненных ориентиров (М. Хайдеггер: «Техника – судьба нашего времени, но в силу этого человек не встречает себя, свою сущность»), наука несет в себе опасность из-за экологических, технологических применений (К. Ясперс: «Наука – чудесный плод, но … является источником опасности. Она уничтожает человеческое бытие»). Наука усредняет и стандартизирует всех, она способна привести к утверждению тоталитарного сознания в обществе (Г.Маркузе в работе «Одномерный человек» говорит о том, что человек, ориентированный только на науку, – одномерный человек.).

Отечественный философ Н.Бердяев также в связи с этим рассуждал: «Никто не сомневается в ценностях науки, они – неоспоримый факт, но необходимо знать границы науки. Наука не может дать целей для жизни, осознание значимости жизни, она не знает тайн, а знает только истины».

Следует избегать крайностей этих позиций, понимая, что наука взаимодействует с различными сферами общественной жизни, оказывая совершенно различное влияние на общество, человека, его интеллект, культуру мышления, духовность.

Интересно привести позиции отдельных философов в отношении роли науки в жизни человека и общества. Так, К. Поппер критикует «интеллектуальное расстройство», причины которого он усматривает в иррационализме и мистицизме. Интеллектуал, на вкус которого «рационализм чересчур банален» и который расточает восторги перед мистицизмом, – не выполняет своего морального долга. Это есть следствие «романтической враждебности» к науке. Между тем, современная наука усиливает наш интеллект, подчиняя его дисциплине практического контроля. Научные теории контролируются практическими выводами из них, в противоположность безответственности мистицизма, который избегает практики, заменяя ее созданием мифов, а науку считает чем-то вроде преступления. Наука – это на собрание фактов, а «одно из наиболее важных духовных движений» наших дней.

В. Соловьев резко критикует позитивизм, кот. «изъявляет притязание на безусловное господство в области знания», сторонник синтеза науки, религии и философии, который называет «теософией».

Н.Бердяев полагал, что нельзя абсолютизировать роль дискурсивного мышления, но не оно, а интуиция, которая базируется на вере, является основой знания. Недопустимо методы математики и естественных наук переносить в социальные науки и другие области духовной жизни, чуждые науке. Л.Шестов полагал, что наряду с научными всегда существовали ненаучные способы отыскания истины, которые не следует «опорочивать современными методологиями». Все рассуждения имеют право на существование, поэтому следует положить конец «дикому обычаю пролагать посредством доказательства путь к истине».

Идеи Бердяева и Шестова о роли науки в жизни общества в определенной мере развил современный американский философ, историк физики Поль Фейерабенд. Он считал, что значение и роль разума не следует преувеличивать. Более того, науку (как главного носителя разума) необходимо лишить центрального места в обществе и уравнять с религией, магией и другими духовными образованиями. Так, он в частности, полагает, что наука «всегда обогащалась за счет вненаучных методов и результатов. Следовательно, попытка сделать науку более рациональной и более точной, уничтожает ее. Необходим обмен между наукой и ненаучными мировоззрениями в интересах всей культуры.

Постмодернизм ставит под сомнение науку как привелигированный способ познания и ядро всей культуры. Представители обвиняют науку в таких грехах, как объективизм, редукционизм, отрыв субъекта познания от объекта, упрощенное представление о последнем, логоцентризм (что ведет к игнорированию таких средств познания, как воображение и интуиция и др.). Постмодернизм предполагает новую парадигму науки, соединяющую современную науку с ее постмодернистскими альтернативами вплоть до исторического исчерпания науки.

Обобщая указанные позиции, следует отметить, что одинаково ошибочно как непомерно абсолютизировать науку, так и недооценивать, а тем более полностью отвергать. Необходимо объективно относиться к науке, учитывая достижения и противоречия. И если прежде наука развивалась как изолированный институт, то сегодня она пронизывает все сферы жизни общества, тесно взаимодействует со всеми формами общественного сознания, ориентируется на человека, его способности, творчество, активность в способах интеллектуальной деятельности.

Общая характеристика науки

Цель науки – получение знания о реальности: в этом – ее отличие от других видов человеческой деятельности (экономики, искусства, права и др.).

Различают научное и ненаучное знания. Виды вненаучного знания:

1. Жизненно-практическое, неспециализированное (общение, взаимопонимание, опыт и др.);

2. Специализированные виды практического знания (практическая медицина, практическая педагогика, практическая юриспруденция), в которых теоретические объяснения сводятся к минимуму, а навыки, умения играют определяющую роль. Эти виды знания дополняют научное познание.

3. Формы теоретической профессиональной деятельности, связанной с систематизацией и обобщением господствующих духовных ценностей (искусство, право и др.).

4. Псеводонаучное знание – система представлений, покоящихся на ложных основаниях, но создающих видимость научности и претендующих на истину (астрология, магия, оккультизм, парапсихология).

Проблема возникновения науки. Не существует однозначного мнения, когда же возникает наука. Иногда ее рождение связывают даже с каменным веком, подразумевая под научным знанием опыт практической и познавательной деятельности человека, что не тождественно. Более правомерно относить начало теоретической науки к 5 в. до н.э., к временам античности, когда в Восточном Средиземноморье возникает очаг европейской культуры. В Древней Греции античные мыслители создавали первые программы исследования природы, образцы исследовательской деятельности, первые фундаментальные принципы познания природы. В античности были созданы геометрические модели космоса, были введены элементы обоснования в математику и астрономию, классифицированы растительный и животный мир, сформулированы первые принципы теоретической науки (Фалес, Анаксимен, Анаксимандр, Пифагор, Платон, Аристотель).

Иногда связывают начало науки с внедрением и осознанием элементов опытного знания, что связано со средневековой культурой 12-14 веков. Английский епископ Роберт Гроссетет и францисканский монах Роджер Бэкон совершают ряд открытий в физике и математике, начинают осмысливать роль опыта и математики в научном познании. Бэкон: Мат-ка – врата к прчим наукам. Р. Гроссетет открывает законы преломления света, Р.Бэкон утверждает, что математика – это основа всех наук.

Конечно, наука в современном смысле этого слова возникает только в 16 – 18 веках. С именами Кеплера, Галилея, Ньютона связано начало научной революции Нового времени. В этот период складываются основы естествознания, формулируется роль физики и математики как основы научного познания. В этот же период наука приобретает социальный статус, возникает Лондонское Королевское общество, Парижская Академия наук.

Наконец, есть точка зрения, по которой наука возникает не раньше первой трети 19 века, когда складывается система высшего образования, происходят реформы Берлинского университета под руководством В. Гумбольдта. (Формируется «немецкая модель образования»: классическое университетское образование, предполаг. общее развитие чел-ка (огр. – гуманитар. составляющая). Корпорация студентов и преподавателей – творческий союз – развитие науки. Гумбольдт: «Истинная цель человека есть высшее и наиболее пропорциональное формирование его сил в единое целое». Была впервые реализована в хим. Лаборатории Юстуса Либиха (образцовая научная лаборатория, которая более 25 лет привлекала ученых , в частности, российских. Среди его учеников: Гофман, Кекуле, Зимин, Воскресенский). Поскольку наука развивалась в стенах вузов, эта позиция вполне имеет право на существование. Т. зр: совр. реформы ……

Сегодня наука становится все более значимой частью реальности. Поэтому представляется важным рассмотреть функции науки. Конечно, их следует понимать в развитии, поскольку современная наука существенно отличается от науки прошлого и вполне возможно – от науки будущего. Итак, современная наука выполняет культурно-мировоззренческие функции; является непосредственной производительной силой, а также позволяет решать социальные проблемы современности. Культурно-мировоззренческая функция, прежде всего, связана с тем, что наука реализуется в сфере определенной культуры и взаимодействует с институтами образования и воспитания. Поэтому в современных условиях особенное значение придается структуре образования (новые стандарты, методы), способствующей связи науке и образования, а также воспитанию личности человека, способного к самообучению, творческому развитию.

Функция науки как непосредственной производительной силы основана на том факте, что современная наука прежде всего ставит перед производством новые задачи, прямо или косвенно участвует в процессе производства.

Наконец, функция социального управления связана с возможностью научного предвидения и прогнозирования, что успешно используется в регулировании социальных процессов, создании и реализации проектов будущего (футурология).

Закономерности развития науки (таблица).

Классификация науки. По предмету и методу можно выделить:

1. Естественные (фундаментальные науки): физика, химия, биология.

2. Технические (прикладные) инженерные науки

3. Социальные (общество) экономика, социология.

4. Гуманитарные (н. о человеке): философия, литературоведение, история.

3. Традиции и новаторство в науке.

В науке постоянно возникает противоречие между традициями и новаторством. Если ученый работает в рамках традиций, то как возникает новое? Ученый вынужден пользоваться уже известной ему систематикой, определениями, классификациями. Такой подход существенно снижает возможность достижения новизны. Новое в науке – за счет построения новых классификаций, постановке новых проблем, разработке новых методов. Напр., Л.Пастер утверждал необходимость существования программы исследования: «Я не ввожу новых методов исследования, я ограничиваюсь тем, что стараюсь делать опыт хорошо». Он ставит эксперименты на более высоком уровне экспериментальной техники: не только кипятит питательную среду, но фиксирует время и температуру кипения. Теория электричества Кулона связана с продолжением традиций, сложившихся в области теории упругости и сопротивления материалов, заложенных до него Галилеем и Р. Гуком. Но Кулон исходил из необходимости взаимодействия традиций. Закон Кулона совершенно явно не мог быть открыт в рамках парадигмы теории упругости. Теория – это географическая карта, которая характеризует некий аспект реальности, поэтому необходимо умело работать с этими картами, отбирая нужную информацию.

Проблему взаимодействия традиций и новаций в науке пытаются решить постпозитивисты. Если логические позитивисты, как говорилось выше, заботились о верификации утверждений науки, об их подтверждении эмпирическими данными, то Карл Поппер выдвинул принцип фальсификации и фальсифицируемости знания. Научные теории в его интерпретации независимы друг от друга и в своем развитии не дополняют, а развивают друг друга. В науке постоянно происходит процесс перестроек теорий.

Как он пришел к этому? К примеру, если для верификации (или подтверждения) общего предложения «Все деревья теряют листву зимой» необходимо осмотреть огромное количество деревьев, чтобы убедиться в его истинности, то всегда можно опровергнуть это подтверждение, поскольку есть деревья или может найтись хотя бы одно дерево, не теряющее листву зимой. Тогда выходит, что законы и теории в науке остаются временными, предположительными, гипотетическими. Их невозможно верифицировать, их можно лишь подвергнуть проверкам, которые рано или поздно выявят их ложность. Отсюда выводы: цель, которую преследуют ученые, – получение истины – недостижима. Получить истинное описание мира невозможно. Даже если в процессе научного поиска мы случайно наталкиваемся на истину, то не можем с уверенностью сказать, что это истина. Ни непротиворечивость, ни подтверждаемость эмпирическими данными не могут быть критерием истины, поскольку любую фантазию можно логически представить как истину, а заблуждениям найти подтверждения.

В результате такой критики Поппер предлагает другой методологический принцип – фальсификации. Фальсификация – это принципиальная опровержимость (фальсифицируемость) любого утверждения, относящегося к науке. В каждом из утверждений необходимо выявлять ложные воззрения и отбрасывать их – только так можно приблизиться к истине. Познание – это процесс, начинается он не с наблюдений, а с выдвижений догадок, предположений и идет путем проб и ошибок. В итоге, в процессе познания обнаруживаются ложные догадки, и они отбрасываются. Ложная теория сменяется новой, не имеющей с прежней никакой связи, более того, она должна максимально отличаться от старой. Так, Поппер выступил против кумулятивизма в науке – такого представления, согласно которому развитие научного знания представлялось как процесс добавления, накопления новых истинных знаний, ведущих к прогрессу в науке.

Поппер опроверг достоверность индуктивного метода познания, долгое время считавшегося важнейшим и даже единственным в теории познания. Сутью этого метода является убеждение в том, что научное познание начинается с наблюдений и констатации фактов (Ф.Бэкон), затем следуют их обобщение и выдвижение теории. Но что позволяет нам от фактов переходить к общим положениям? Поппер отвечает на этот вопрос следующим образом: «Индукция, то есть вывод, опирающийся на множество наблюдений, представляет собой миф. Она не является ни психологическим фактом, ни фактом обыденной жизни, ни фактом научной практики»[10].

Несмотря на то, что многие положения концепции Поппера носят спорный характер, его вклад в философию науки огромен. Принцип фальсификации содержит ориентацию науки на критический анализ содержания научного знания (не случайно его философия определяется понятием «критический рационализм»), на постоянную необходимость критического пересмотра всех ее достижений. Поппер утвердил взгляд на науку как на динамический процесс, в котором происходят постоянные изменения. Кроме того, методологический анализ изменения знаний привел к необходимости обратиться к реальным примерам из истории науки. Это, в свою очередь, повлекло за собой утверждение исторического подхода к анализу науки (а не логического), что было предпринято Томасом Куном (1922-1996) – ключевой фигурой в постпозитивизме. Свои оригинальные идеи он изложил в работе «Структура научных революций» (1962). (Концепции Т.Куна, И.Лакатоса, П.Фейерабенда подробно излагаются в лекции «Динамика науки как процесс зарождения нового знания». – Прим. Автора.)

Главная заслуга его философии науки заключается в том, что он представил развитие науки как скачкообразный революционный процесс смены парадигм и дисциплинарных матриц. На каждом определенном историческом этапе развития науки в рамках научного сообщества складывается научная парадигма, и в ее рамках происходят процесс накопления эмпирических фактов, их обработка, совершенствуется методика исследования, после чего происходит скачок, влекущий за собой революционные изменения.

Томас Кун обозначил важнейшие проблемы науки, одна из которых – как знания развиваются. Но сразу на повестке дня появились другие проблемы: если знания растут и углубляются, то как осуществляется их преемственность, в каких формах старая парадигма передается новой? На каких основах осуществляется взаимодействие сторонников старой и новой парадигм? Как возможна оценка преимуществ новой парадигмы перед старой?

На эти вопросы ответил другой представитель критического рационализма – Имре Лакатос (1922-1974). Концепцию Лакатоса называют методологией научно-исследовательских программ. Его основные работы: «Фальсификация и методология научно-исследовательских программ», «История науки и ее рациональные реконструкции» и др.

Основой методологии Лакатоса является идея, согласно которой развитие науки представляет историю возникновения, функционирования и чередования научно-исследовательских программ, представляющих собой связанную последовательность научных теорий. Эта последовательность складывается вокруг одной, фундаментальной, теории (парадигмы), которую принимает интеллектуальная элита. Она и составляет «жесткое ядро» научно-исследовательской программы. Вокруг этого ядра создаются новые гипотезы, образуя «защитный пояс». Философ вводит еще ряд понятий: «позитивная эвристика», «негативная эвристика».

В функционировании, росте и смене научных программ и проявляет себя, по мнению Лакатоса, научная рациональность.

Заслугой Лакатоса является то, что он свои представления о научной рациональности максимально приблизил к истории науки, и тем самым попытался соединить исторический подход к науке с сохранением рационалистической установки.

Однако концепция Лакатоса страдала схематичностью, многие важные события в науке в нее не укладывались, тем не менее, был дан толчок к изменению представлений о научной рациональности, что и предпринял Поль Фейерабенд (1924-1994).

Концепция П.Фейерабенда определяется как эпистемологический анархизм.

Отталкиваясь от идей Поппера и Лакатоса, что при столкновении научных теорий с некоторыми фактами для их опровержения необходима еще одна теория, Фейерабенд выдвинул методологический принцип полиферации – размножения теорий. Согласно этому принципу, ученые должны создавать альтернативные теории, несовместимые с общепризнанными, в результате чего разворачивается их критика, конкуренция и в целом расширяется мощь человеческого мышления.

Каждая новая теория несоизмерима с предшествующей, поскольку соединяет в себе старые и устанавливает новые нормы. Каждый ученый свободен разрабатывать собственную теорию, невзирая на конкуренцию, критику, несообразности и противоречия, а потому развитие науки иррационально, теории получают признание не потому, что они ближе к истине или рационально обоснованы, а благодаря активной пропагандистской деятельности их сторонников. Таким образом, в науке царит анархия: каждый волен изобретать собственную концепцию; ее невозможно сравнить с другими концепциями, поскольку не существует никакой основы для такого сравнения, следовательно, все допустимо, все оправдано.

Сравнивая науку с мифом, Фейерабенд приходит к выводу о том, что они ничем не отличаются и представляют разные формы идеологии.

На сегодняшний день положение аналитической философии в разнообразии ее проявлений находится в состоянии кризиса. В лице Фейерабенда философия науки дошла до критики самой науки и оправдания иррационализма. Его призыв к стиранию граней между наукой и мифом, наукой и религией по сути дела привел и к выводу о ненужности философии науки как теории научного познания. В этой ситуации акцент смещается с проблем познания в область социологии науки, этики науки, герменевтики.

Интересно решает проблему новаций (возникновения принципиально новых феноменов, которые нельзя объяснить имеющимися знаниями) М.А.Розов:

1. Путь пришельца. В какую-то науку приходит ученый из другой области, не связанный с ее традициями. Он работает в традиции, но применяет ее к другой области, «монтируя» методы разных наук. Многие открытия в науке совершались на стыке наук (физики и астрономии, химии и биологии).

2. Путь побочных результатов. Ученые, работающие в одной области, случайно наталкиваются на случайные результаты, которые не планировались и представляют необычное явление для той традиции, в которой они работают. Возникает необходимость обращения к традициям другой области или пересмотр существующих традиций (открытие радиоволн Герцем, Рентгеновских лучей и др.).

3. «Движение с пересадками». Часто побочные результаты, полученные в рамках одной традиции, являются для нее неперспективными, бесполезными, но могут оказаться важными для традиций другой области знания, в результате чего появляется новое знание.

Вывод: новации в науке возможны только в рамках традиций, но существует многообразие традиций, что позволяет говорить о необходимости междисциплинарных исследований (взаимодействии традиций), в результате чего возникает новое знание.

Научные революции как смена типов научной рациональности.

Существуют глобальные научные революции, в процессе которых формируются новые способы и методы познания, меняется картина мира, стиль научного мышления, философские основания науки в целом и т. п. и микрореволюции – революции в отдельных науках, которые приводят к созданию новых теорий в сравнительно узком круге явлений.

Глобальные научные революции. Философские основания науки.

Научные революции как смена типов научной рациональности.

Литература:
  1. Степин В.С., Горохов В.Г., Розов М.А. Философия науки и техники. – М., 1996.
  2. Степин В.С. Наука // Новейший философский словарь. – Минск, 2003.
  3. Философия науки / Под ред. С.А. Лебедева: Учебн. пособие для вузов. – М., 2004.
  4. Рузавин Г.Н. Философия науки: Учебн. пособие для студентов высших учебных заведений. – М., 2005.
  5. Мах Э. Анализ ощущений и отношения физического к психическому. – М., 1998.
  6. Поппер К. Логика и рост научного знания. – М., 1983.
  7. Кун Т. Структура научных революций. – М., 1987.
  8. Курашов В.И. Начала философии науки. – Казань, 2004.

[1] Философия науки и техники / В.С. Степин, В.Г. Горохов, М.А. Розов. – М., 1996. – С. 9.
[2]Степин В.С. Наука // Новейший философский словарь. – Минск, 2003. – С. 66.
[3]Философия науки / Под ред. С.А. Лебедева: Учебное пособие для вузов. – М., 2004. – С. 26.
[4]Степин В.С. Наука // Новейший философский словарь. – Минск, 2003. – С. 662.
[5]Рузавин Г.И. Философия науки: Учебное пособие для студентов высших учебных заведений. – М., 2005. – С. 8.
[6]Философия науки / Под ред. С.А. Лебедева: Учебное пособие для вузов. – М., 2004. – С. 24-25.
[7]См.: Позитивизм / История философии: Энциклопедия. – Минск, 200. С. 799.
[8]Мах Э. Анализ ощущений и отношение физического к психическому. – М., 1998. – С. 9.
[9]Мах Э. Анализ ощущений и отношение физического к психическому. – М., 1998. – С.9.
[10]Поппер К.Р. Логика и рост научного знания. – М., 1983. С. 269.
[11]Подробно об интернализме и экстернализме см. в лекции «Динамика науки как процесс зарождения нового знания».

Популярное:

  • Учебное пособие pr Ольшанский Д.В.. Книги онлайн Ольшанский Дмитрий Вадимович (1953-2003) — известный социальный психолог, политолог, публицист. Доктор политологических и кандидат психологических наук, академик Международной академии информатизации. Автор […]
  • Гос нотариус в харькове Восьмая государственная нотариальная контора Киевского района города Харькова Место для Вашей рекламы! За 99 грн в месяц о Вас узнают все посетители этой страницы. Ближайшие места: Частный нотариус Серветник Анна Геннадьевна, Ярослава […]
  • Правила хранения противогазов Срок годности и основания для утилизации противогаза Противогаз относится к средствам индивидуальной защиты, и далеко не все равно, годно это средство или нет. Сколько времени может храниться этот предмет на складе, каков срок годности […]
  • Сокращение штата закон Как происходит сокращение при банкротстве Каждый гражданин Российской Федерации имеет право на оплачиваемый труд, соблюдение и выполнение всех норм и требований должности. Со своей стороны государство контролирует процесс соблюдения […]
  • Стороны произвели взаимозачет НДС: правила взаимозачета Компании в основном практикуют взаимозачеты, когда между партнерами заключено два договора. При этом фирма по одному соглашению будет кредитором, по другому — должником, а погасить задолженность деньгами не […]
  • Приказ об аттестационной комиссии в колледже Приказ об аттестационной комиссии в колледже МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИХабаровского края от 20 октября 2014 года N 60 О создании аттестационной комиссии для проведения аттестации педагогических работников в целях установления […]
  • Полномочия и задачи фскн Проект закона о ФСКН России: подготовка к первому чтению Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков была сформирована Указом Президента РФ 1 в 2003 году. Вот уже 10 лет ФСКН России остается единственным […]
  • Госпошлина за удостоверение по аттестации Как уплачивается госпошлина за аттестацию в Ростехнадзоре Если ваша деятельность связана с опасным оборудованием и от лиц (работников предприятия) зависит промышленная безопасность, вам придется воспользоваться услугами […]