Хищения социалистической собственности

Хищения социалистической собственности. Хищения — остаточное от прошлого, но еще сохраняющееся в различных формах в условиях нового, социалистического общественного строя явление.

Научное объяснение существования подобных антиподов социалистической нравственности дано основоположниками марксизма-ленинизма, которые убедительно показали, что каждая стадия общественного развития не сразу преодолевает наследие прошлого. «. Переделка коренных условий экономической жизни, борьба с теми привычками, которые столетиями и тысячелетиями впитывались в каждого мелкого хозяина, — говорил Ленин,— это — дело, которое, при условии полного свержения эксплуатирующих классов, требует долгих лет настойчивой организационной работы».

Среди причин, тормозящих искоренение этого явления, следует считать отношение к нему самих людей, уровень их культуры и сознательности, отсутствие социально-профилактической работы по его искоренению. Исследования показывают, напр., что в ряду причин, вызывающих те или иные хищения, и прежде всего государственной собственности, оказываются: небрежное отношение к сохранению материальных ценностей, терпимость к этому явлению со стороны окружающих людей, коллектива.

Отрицательную роль в борьбе с этим уродливым явлением играют и недостатки в правовом воспитании. Исследователи часто сталкиваются, напр., с таким положением, когда общественное мнение по данной проблеме базируется в основном на нравственных представлениях, не берется во внимание правовой аспект. Указание на это содержится в постановлении ЦК КПСС об улучшении работы по охране правопорядка и усилении борьбы с правонарушениями, принятом в 1979 г. В нем признается необходимым улучшить работу по правовому воспитанию трудящихся, предусмотрев с этой целью совершенствование изучения «основ советского законодательства в школах, профессионально-технических училищах и других учебных заведениях, в системе партийной учебы, экономического образования и комсомольского политического просвещения».

Однако при всем значении экономических, административных и правовых мер решающая роль в преодолении этого антиобщественного явления принадлежит воспитанию. «Причины многих из этих «болячек»,— отмечалось на июньском (1983 г.) Пленуме ЦК КПСС,— следует искать и в сегодняшней практике, в просчетах тех или иных работников, в реальных проблемах и трудностях нашего развития, в недостатках воспитательной деятельности».

Борьбе с этим злом необходимо уделить самое пристальное внимание во всей нашей воспитательной практике. Она должна быть целеустремленной, комплексной, учитывающей необходимость единства действий государственных, общественных организаций, всех социальных институтов общества.

www.ourpast.ru

ЗАКОН РСФСР от 27.10.60 «ОБ УТВЕРЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО КОДЕКСА РСФСР» (вместе с «УГОЛОВНЫМ КОДЕКСОМ РСФСР»)

Глава вторая. ПРЕСТУПЛЕНИЯ ПРОТИВ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ СОБСТВЕННОСТИ

Тайное похищение государственного или общественного имущества (кража) —

Кража, совершенная повторно, или по предварительному сговору группой лиц, или с применением технических средств, —

Кража, совершенная особо опасным рецидивистом или в крупных размерах, —

Примечание. Повторным в статьях 89, 90, 92 и 93 признается преступление, совершенное лицом, ранее совершившим какое-либо из преступлений, предусмотренных этими статьями либо статьями 77, 91, 144 — 147 настоящего Кодекса.

Открытое похищение государственного или общественного имущества (грабеж), совершенное без насилия, —

наказывается лишением свободы на срок до четырех лет или исправительными работами на срок до одного года.

Грабеж, соединенный с насилием, не опасным для жизни и здоровья, либо совершенный по предварительному сговору группой лиц, либо повторно, —

наказывается лишением свободы на срок до семи лет.

Грабеж, совершенный особо опасным рецидивистом или в крупных размерах, —

наказывается лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

Нападение с целью завладения государственным или общественным имуществом, соединенное с насилием, опасным для жизни и здоровья лица, подвергшегося нападению, или с угрозой применения такого насилия (разбой), —

наказывается лишением свободы на срок от трех до десяти лет с конфискацией имущества или без таковой.

Те же действия, если они совершены:

а) по предварительному сговору группой лиц;

б) с применением оружия или других предметов, используемых в качестве оружия;

в) с причинением тяжких телесных повреждений;

г) особо опасным рецидивистом;

д) лицом, ранее совершившим разбой с целью завладения государственным или общественным имуществом или личным имуществом граждан, либо бандитизм, а равно

е) если эти действия были направлены на завладение государственным или общественным имуществом в крупных размерах, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет со ссылкой или без таковой, с конфискацией имущества или без таковой.

Присвоение либо растрата государственного или общественного имущества, вверенного виновному, а равно завладение с корыстной целью государственным или общественным имуществом путем злоупотребления должностного лица своим служебным положением —

наказывается лишением свободы на срок до четырех лет, или исправительными работами на срок до одного года, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Те же действия, совершенные повторно или по предварительному сговору группой лиц, —

наказываются лишением свободы на срок до семи лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью или без такового.

Действия, предусмотренные частью первой или второй настоящей статьи, причинившие крупный ущерб государству или общественной организации, —

наказываются лишением свободы на срок от шести до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой и лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Завладение государственным или общественным имуществом путем обмана или злоупотребления доверием (мошенничество) —

наказывается лишением свободы на срок до трех лет или исправительными работами на срок до одного года.

Мошенничество, совершенное повторно или по предварительному сговору группой лиц, —

наказывается лишением свободы на срок до шести лет.

Мошенничество, причинившее крупный ущерб государству или общественной организации или совершенное особо опасным рецидивистом, —

наказывается лишением свободы на срок от пяти до пятнадцати лет с конфискацией имущества или без таковой.

Причинение имущественного ущерба государству или общественной организации путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения —

наказывается лишением свободы на срок до одного года, или исправительными работами на тот же срок, или лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, или увольнением от должности либо влечет применение мер общественного воздействия.

Требование передачи государственного или общественного имущества или права на имущество под угрозой насилия над лицом, в ведении или под охраной которого находится это имущество, насилия над его близкими, оглашения позорящих сведений о нем или его близких или истребления их имущества (вымогательство) —

наказывается лишением свободы на срок до четырех лет.

Мелкое хищение государственного или общественного имущества путем кражи, мошенничества, присвоения, растраты или злоупотребления служебным положением, совершенное лицом, которое уже подвергалось мерам общественного воздействия за мелкое хищение или хотя и не подвергалось таким мерам, но совершало мелкие хищения более двух раз, а равно совершенное лицом, к которому по обстоятельствам дела меры общественного воздействия не могут быть применены, —

наказывается лишением свободы на срок до одного года или исправительными работами на тот же срок.

Присвоение найденного или случайно оказавшегося у виновного ценного имущества, заведомо принадлежащего государству или общественной организации, —

наказывается лишением свободы на срок до шести месяцев или исправительными работами на срок до одного года либо влечет применение мер общественного воздействия.

Умышленное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества —

наказывается исправительными работами на срок до одного года, или штрафом до ста рублей, или возложением обязанности загладить причиненный вред.

Умышленное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества, совершенное путем поджога или иным общеопасным способом, или повлекшее человеческие жертвы, или причинившее крупный ущерб либо иные тяжкие последствия, а также умышленное уничтожение или существенное повреждение лесных массивов путем поджога —

наказывается лишением свободы на срок до десяти лет.

Неосторожное уничтожение или повреждение государственного или общественного имущества, повлекшее человеческие жертвы или иные тяжкие последствия, а также уничтожение или существенное повреждение лесных массивов в результате небрежного обращения с огнем или источниками повышенной опасности —

Недобросовестное отношение лица, которому поручена охрана государственного или общественного имущества, к своим обязанностям, повлекшее расхищение, повреждение или гибель этого имущества в крупных размерах, при отсутствии признаков должностного преступления, —

наказывается лишением свободы на срок до двух лет или исправительными работами на срок до одного года, или общественным порицанием.

Преступления против государственной или общественной собственности других социалистических государств, совершенные в отношении имущества, находящегося на территории РСФСР, —

наказываются соответственно по статьям настоящей главы.

zakonbase.ru

Хищения социалистической собственности

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Ответственность за хищение социалистической собственности путем мошенничества (на материалах Казахской ССР) :

Нурмашев, У. У.
Ответственность за хищение социалистической собственности путем мошенничества (на материалах Казахской ССР) : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук

Одной из важнейших задач в деле строительства коммунистического общества в нашей стране, выдвинутых Программой КПСС, является дальнейшее укрепление социалистической законности, искоренение преступности и устранение всех причин её порождающих[1]. «Классово-политическая оценка таких глубоко чуждых социализму антиобщественных явлений, как хищение социалистической собственности, стяжательство, нарушение трудовой дисциплины и общественного порядка, борьба с этими отрицательными явлениями — важная функция социалистического государства, всей общественности, гражданский долг советского человека»[2].

Коммунистическая партия и Советское правительство, уделяя большое внимание борьбе с преступностью, всегда придавали и придают особое значение вопросам всемерного развития социалистической системы хозяйства и социалистической собственности, как экономической основы советского строя, и принимают все меры к обеспечению охраны социалистического имущества от расхищения.

В этом деле призвано сыграть весьма существенную роль и уголовное законодательство, и прежде всего нормы, предусматривающие ответственность за хищение государственного и общественного имущества. Ныне действующие уголовные «кодексы союзных республик, в том числе и УК Казахской ССР, содержат целый ряд статей, устанавливающих ответственность за посягательства на социалистическую собственность. Нормы об ответственности за посягательства на социалистическую собственность предусмотрены в главах о государственных преступлениях, о преступлениях против социалистической собственности и в ряде других. В главе о преступлениях против социалистической собственности установлена ответственность за различные способы хищения: кража, грабеж, разбой и др. В этой же главе предусмотрена ответственность за такой вид хищения, который совершается путем мошенничества.

Каждый из этих видов хищения, значительно отличающийся

по своей юридической природе, заслуживает самостоятельного исследования.

Автор ограничивает свою работу исследованием одной из менее разработанных проблем ответственности за хищения социалистического имущества — хищения путем мошенничества.

Хищения социалистического имущества, которые совершаются путем мошенничества, причиняют нашему государству значительный материальный ущерб и наносят большой вред делу коммунистического воспитания советских граждан. Эта проблема заслуживает внимания и потому, что значительная часть мошеннических хищений совершается скрытно, мошенники при этом прибегают к изощренным способам завладения социалистическим имуществом и в практике их трудно обнаружить. Зачастую мошенническое хищение выявляется лишь при проведении ревизий, экспертиз и т. п. Как показывает изучение судебной практики Казахской ССР за 1963-1968 гг., проведенное диссертантом, этот вид хищений в большинстве случаев совершается в целях незаконного получения пенсий, а также зарплаты водителями автотранспорта, посредством подлога товаро-транспортных накладных и т. п.

В теории советского уголовного права, следственной и судебной практике нередко возникают спорные вопросы квалификации этого вида хищений, особенно в связи с разрешением вопросов разграничения хищения путем мошенничества от других сходных преступлений, таких как хищение путем подлога документов, злоупотребление служебным положением, вымогательство, коммерческое посредничество, обман покупателей, посредничество во взяточничестве, причинение государственному или общественному учреждению убытков путем обмана, утайки найденного социалистического имущества и др. Эти и другие спорные вопросы в квалификации указанных преступлений можно объяснить тем, что проблема состава хищения социалистического имущества путем мошенничества как в теории, так ив судебно-следственной практике еще недостаточно разработана, хотя в современной юридической литературе уже имеется ряд работ, посвященных отдельным вопросам уголовной ответственности за хищение социалистического имущества путем мошенничества (работы А. А. Пионтковского, Г. А. Кригера, Б. С. Никифорова, В. А. Владимирова, А. А. Герцензона, Г. Н. Борзенкова, В. А. Лобанова, А. А. Пинаева и др.).

Актуальность и практическое значение исследования состава хищения социалистического имущества путем мошенничества и предопределило выбор темы настоящей работы, тем более, что в судебно-следственной практике при квалификации этого преступления в ряде случаев допускаются серьезные ошибки, а в теории многие вопросы требуют дополнительной разработки на основе нового уголовного законодательства и изучения судебно-следственной практики.

При написании диссертации ставилась задача на основе изучения советского законодательства специальной литературы, анализ?

и обобщения практики следственных и судебных органов Казахской ССР, поставить и разрешить некоторые теоретические вопросы, а также сделать ряд рекомендаций, направленных на дальнейшее совершенствование охраны социалистической собственности от мошеннических посягательств.

При написании диссертации использованы труды классиков марксизма-ленинизма, философская, уголовно-правовая, криминологическая литература, материалы судебной практики судов Алма-Атинской, Джамбулской, Чимкентской, Гурьевской, Кызыл-Ординской, Уральской, Кустанайской, Карагандинской и др. областей Казахской ССР за период 1963-1968 гг., а также опубликованная практика Верховных судов СССР, РСФСР и Казахской ССР.

Диссертация состоит из введения и четырех глав.

Во введении обосновывается необходимость исследования проблемы борьбы с хищениями социалистической собственности путем мошенничества, а также содержится краткий исторический обзор советского законодательства об уголовной ответственности за этот вид преступления.

Глава первая посвящена проблеме понятия хищения социалистической собственности путем мошенничества и анализу состава этого преступления.

В диссертации проводится подробное исследование общего понятия хищения, которое непосредственно связано с вопросами квалификации тех или иных форм хищений, их разграничения между собой и отграничения от других смежных составов. На основе критического анализа литературы по уголовному праву, в которой рассматриваются вопросы понятия хищения, автор, не претендуя на исчерпывающее определение общего понятия хищения, считает возможным предложить следующее определение: Хищение — это общественно-опасное, корыстное изъятие, завладение или обращение социалистического имущества в свою пользу или пользу других лиц, совершенное в формах, предусмотренных уголовным законом.

Хищение, как собирательное понятие кражи, грабежа, мошенничества, присвоения, растраты и т. п., употребляется как в законодательстве, так и в уголовно-правовой литературе. Понятие хищения путем мошенничества составляет лишь часть общего понятия «хищение», которое относится к нему как часть к целому. Заглавие статей уголовных кодексов союзных республик, предусматривающих ответственность за мошенническое хищение, содержит термин «хищение», тем самым показывая, что мошенничество является одной из форм посягательства на социалистическую собственность, которое охватывается общим понятием хищения.

Согласно ст. 76-3 УК Казахской ССР (ст. 93 УК РСФСР) под мошенничеством понимается завладение государственным или общественным имуществом, совершенное путем обмана или злоупот-

ребления доверием. Определяя мошенничество, законодатель включает в это понятие два его способа: обман и злоупотребление доверием, которые своим содержанием охватывают признаки различных способов и средств мошеннического завладения социалистическим имуществом, встречающихся в судебной практике.

В юридической литературе по вопросу определения непосредственного объекта хищения социалистического имущества имеются разные точки зрения. Достаточно распространенным мнением является признание непосредственным объектом хищении имущества в смысле отдельных вещей, предметов и т. п. или совокупности вещей, предметов.

Автор отстаивает взгляд, что родовым объектам хищения социалистического имущества, в том числе и мошенничества, является совокупность общественных отношений социалистической собственности, неприкосновенность которых охраняется уголовным законом.

Наряду с исследованием объекта мошенничества, в работе всесторонне рассматривается вопрос о предмете данного преступления. В диссертации обосновывается положение о том, что предметом мошенничества, как и другой формы хищения, может быть и личное имущество граждан, сданное социалистическим организациям для различных целей (для перевозки, хранения, ремонта и т. п.). Вместе с тем в диссертации утверждается, что в случаях похищения личного имущества граждан из владения социалистических организаций по украденным или найденным преступником документам или легитимационным знакам на предъявителя (номеркам гардероба, жетонам камеры хранения, багажным квитанциям и т. п.) действия виновного причиняют ущерб не социалистическим организациям, а личной собственности.

Проведенное диссертантом изучение дел в судах Казахской СССР свидетельствует о том, что хищение социалистического имущества путем мошенничества получило наибольшее распространение в местностях городского типа, причем наибольшее число мошеннических хищений совершено в органах социального обеспечения, магазинах, автобазах, совхозах и т. д. Предметам мошенничества чаще всего оказываются деньги, продовольственные товары, в основном, спиртные напитки, продукты сельского хозяйства и животноводства и т. д.

С объективной стороны законодатель определяет хищение государственного или общественного имущества путем мошенничества, как завладение этим имуществом путем обмана или злоупотребления доверием. Следовательно, общественно опасное действие или бездействие, совершенное лицом, может быть квалифицировано как мошенническое хищение только в том случае, если оно выполнено именно путем обмана или злоупотребления доверием. Как показывает судебная практика, мошеннический обман как самостоятельный способ завладении социалистическим имуществом без сочетания с злоупотреблением доверием, встречается редко. Вместе с тем

обман и злоупотребление доверием понятия не тождественные, а потому требуют самостоятельного исследования.

Самым распространенным способом мошеннического хищения является обман. Применительно к мошенническому хищению обман представляет не только нарушение нравственной нормы — обязанности быть честным, правдивым, но и нарушение юридической обязанности сообщить истину, которая остановила бы потерпевшего от передачи имущества. Другими словами, нарушение нравственной обязанности становится преступным тогда, когда эта обязанность исходит из смысла уголовно-правовой нормы, т. е. является одним из необходимых признаков объективной стороны преступления (например, способом или средством совершения преступления). В качестве такого способа в мошенничестве выступает обман в виде искажения истины или умолчания об истине.

Следовательно, в отличие от обмана, осуждаемого моралью и не являющегося уголовно-наказуемым, обман с точки зрения юридической рассматривается как способ завладения социалистическим имуществом. Поэтому законодатель наказывает не за саму форму преступного действия — обман, а за конкретное общественно опасное деяние, способом которого является обман, используемый преступником в целях завладении имуществом. Вместе с тем следует отметить, что не всякий обман, хотя он и использовался как способ завладения имуществом, считается уголовно-наказуемым.

Понятие преступного обмана должно рассматриваться в связи с общим понятием преступления, данного в ст. 7 УК Казахской ССР и соответствующих статьях УК других союзных республик.

В хищении путем мошенничества, обман как ложное утверждение о наличии в действительности несуществующих обстоятельств или умолчание об обстоятельствах, сообщение о которых было обязательным совершается с целью ввести в заблуждение лицо, в распоряжении которого имеется имущество, чтобы потерпевший добровольно передал его виновному, приняв эти ложные сведения за истинные. При этом добровольность передачи имущества потерпевшим виновному является специфическим признаком, характеризующим мошенничество.

Далее автор, анализируя содержание мошеннического обмана, приходит к выводу, что для данного способа не имеет значения, к каким обстоятельствам — настоящего, прошлого или будущего — относятся факты, на которые ссылается виновный. Решающим в таких случаях является то, что, ссылаясь на эти факты, мошенник вызывает у потерпевшего волеизъявление, желаемое для него, с тем, чтобы потерпевший добровольно передал ему свое имущество. Обман может касаться различного круга каких-либо свойств или качеств предмета, личности, фактов, событий и т. п.

Завладение социалистическим имуществом путем обмана может быть совершено различными действиями и бездействием (подделка документов, т. е. представление подложных или содержащих лож-

ные сведения документов, устное сообщение ложных сведений и т. п.).

Изученная и использованная в диссертации судебная практика показывает, что другим распространенным способом хищения государственного или общественного имущества путем мошенничества является злоупотребление доверием. При злоупотреблении доверием, лицо использует во зло и во вред доверителю юридические и фактические отношения, существующие между ним и лицом, в распоряжении или под охраной которого находится это имущество. В связи с рассмотрением вопроса о злоупотреблении доверием как способе мошенничества, в работе высказывается несогласие с теми авторами, которые отождествляют это понятие с понятием злоупотребления доверчивостью. Доверие предполагает взаимное расположение, откровенность и т. д. Доверчивость, т. е, легковерие — это одно из свойств человеческого характера, которое включает в себя, например, такие качества, как простота, непосредственность, добродушие, отзывчивость[3].

В диссертации подчеркивается, что злоупотребление доверием отличается от обмана, как способа мошенничества, своеобразием поведения виновного, выражающегося в несовершении действий, способных ввести в заблуждение, характерные для обмана. Иначе говоря, виновный завладевает имуществом не посредством обмана, а благодаря сложившимся отношением доверия.

В диссертации далее подробно анализируются разнообразные способы мошеннического завладения социалистическим имуществом.

Известно, что объективная сторона любого преступления, в том числе и мошенничества, представляет собой сложный комплекс различных признаков. Ее основу составляют действие или бездействие, но, на ряду с этим для выявления объективной стороны мошенничества важное значение имеет выяснение таких ее признаков, как преступный результат и причинная связь. Мошенничество признается оконченным тогда, когда виновный, используя обман или злоупотребив доверием, завладел социалистическим имуществом, т. е. своими действиями причинил социалистическим организациям материальный, имущественный ущерб.

Установление причинной связи в мошенничестве имеет целью выяснить, явился ли наступивший имущественный ущерб результатом действия или бездействия виновного. В этой связи в диссертации рассматриваются вопросы причинной связи между обманом

(злоупотреблением доверием) и наступившим преступным результатом.

С субъективной стороны хищение путем мошенничества совершается только умышленно и в корыстных целях. При этом умысел виновного направлен непосредственно на преступное завладение путем обмана или злоупотребления доверием социалистического имущества с целью обращения его в свою или пользу других лиц. Виновный сознает, что он обманывает или злоупотребляет доверием (сообщает ложные сведения или умалчивает о фактах, которые он обязан был сообщить), предвидит, что в результате этих действий он может получить государственное или общественное имущество и желает наступления этого обстоятельства.

В работе исследуется роль и значение мотива и цели для субъективной стороны мошеннического хищения, анализируются недостатки и ошибки судебно-следственной практики, связанные с неправильной оценкой субъективной стороны данного состава.

В этой же главе дается характеристика юридических признаков субъекта мошенничества. Судебная практика показывает, что хищения социалистического имущества путем злоупотребления доверием и обмана (подлог документов и т. п.) совершается и должностными лицами. В связи с этим возникает вопрос о том, является ли в этих случаях субъектом хищения государственного или общественного имущества путем мошенничества должностное лицо. Большинство авторов считает, что субъектом данного преступления должностное лицо быть не может. Однако в уголовно-правовой литературе встречаются и такие точки зрения, согласно которым должностное лицо может быть признано субъектом мошеннического хищения.

Диссертант придерживается такой точки зрения: должностное лицо не может быть признано субъектом преступления, предусмотренного ст. 76-3 УК Казахской ССР, так как совершение мошеннических действий в целях хищения социалистической собственности должностным лицом подпадает под признаки хищения, совершенного путем присвоения или растраты, либо путем злоупотребления служебным положением (ст. 76-4 УК Казахской ССР).

В отдельных случаях должностное лицо в мошеннических хищениях может выступать как соучастник (подстрекатель или пособник). В таких случаях действия должностного лица должны квалифицироваться по ст. 17 и 76-3 УК Каз. ССР.

Наряду с анализом субъекта в уголовно-правовом аспекте, в диссертации на основе обобщения судебной практики проводится и криминологическое исследование, направленное на определение признаков, характеризующих личность преступника: пол, возраст, образование, социальное положение и др.

Bo-второй главе рассматриваются обстоятельства, квалифицирующие хищение путем мошенничества.

Несмотря на то, что понятие повторности хищения социалистического имущества дано в ст. 76-6 УК Каз. ССР, в практике встречаются значительные трудности в определении этого квалифицирующего преступление признака. Данное обстоятельство объясняется в некоторой степени тем; что наряду с понятием повторности, в законодательстве и практике применительно к хищению, употребляются и другие термины: неоднократность, систематичность. С понятиями «повторности», «неоднократности» и «систематичности» хищений, в тесной связи также находится понятие так называемого продолжаемого хищения. Поэтому вопрос о соотношении понятий повторных и продолжаемых хищений является весьма сложным. Как в юридической литературе, так и в практике по этому вопросу отсутствует единство мнений.

Рассматривай взгляды различных авторов, диссертант отмечает, что важным критерием, позволяющим отличить повторное преступление от продолжаемого, является признак единства преступного умысла и общности цели, реализуемые совершением отдельных актов, направленных на причинение ущерба одним и тем же непосредственным объектам.

Например, по мнению автора, представление шофером одновременно нескольких подложных товаро-транспортных накладных в одну и ту же организацию при единстве умысла и цели виновного получить зарплату за невыполненные работы за определенный промежуток времени, образует продолжаемое мошенничество. Иногда преступник, имея в своем распоряжении несколько подложных документов (например, больничных листов, кассовых чеков и т. п.) представляет их в организацию, предприятие и т. и. в отдельности и получает по ним государственные средства. В таких случаях, на наш взгляд, также можно говорить о продолжаемом хищении.

Далее в работе раскрываются вопросы, связанные с другим, квалифицирующим мошенничество, признаком-хищения по предварительному сговору группой лиц. Предварительным сговором, применительно к мошенничеству, следует считать сговор, состоявшийся между двумя или более лицами до начала совершения преступления. Началом совершения мошенничества необходимо признать момент, когда виновный начинает осуществлять обман или злоупотребление доверием, образующие объективную сторону этого состава. Предварительный сговор в мошенничестве обычно происходит в стадии приготовления. В данной главе дается также характеристика соучастия в мошенническом хищении, рассматриваются его различные формы.

В работе исследуется вопрос о мошенничестве, причинившем крупный ущерб государству или общественной организации. В связи с тем, что в законодательстве понятия «причинившее крупный ущерб» и «крупные размеры» употребляются неодинаково по отношению к отдельным формам хищений, вопрос о содержании этих понятий в литературе и практике не нашел единообразного истол-

кования. Так, некоторые авторы полагают, что понятие «причинение крупного ущерба» охватывает своим содержанием не только сумму, объем или вес похищенного, но и такие критерии, как дефицитность и особое хозяйственное значение похищенного имущества, упущенную выгоду, общий ущерб, причиненный преступлением и т.п. По мнению диссертанта, вменение в вину преступника предвидения указанных выше обстоятельств, противоречит определению понятия хищения, согласно которому хищением признается корыстное изъятие, завладение или обращение социалистического имущества в свою пользу или пользу других лиц. Иначе говоря, понятием «хищение» охватываются умышленные действия, связанные с реальным уменьшением имущественного фонда социалистических организаций. Поэтому при квалификации хищения по признакам крупного ущерба, представляется: следует исходить не из общего материального ущерба, причиненного преступлением социалистическим организациям в целом, а из размера похищенного, т. е. того конкретного имущества, которым непосредственно завладел виновный в результате своих действий. Что касается упущенной выгоды, то она должна учитываться только лишь при назначении виновному наказания.

Автор полагает, что по рассматриваемому вопросу необходимо руководящее разъяснение Верховного суда СССР, которое значительно способствовало бы устранению тех трудностей, которые возникают на практике при применении законодательства об ответственности за хищение, причинившее крупный ущерб государству или общественной организации.

В работе также анализируются обстоятельства, квалифицирующие мошенничество, совершенное особо опасным рецидивистом.

Проведенный анализ, уголовных дел по признакам, квалифицирующим мошенничество, показывает, что более половины осужденных совершили мошенничество повторно или по предварительному сговору группой лиц. Значительное число преступлений этого рода совершено одиночками без квалифицирующих обстоятельств.

Третья глава посвящена отграничению мошеннического хищения от смежных преступлений и вопросам квалификации данного состава по совокупности с указанными деяниями. Актуальность этой проблемы не вызывает сомнений, поскольку правильная квалификация преступления является гарантией вынесения судом законного и обоснованного приговора, ибо он выражает государственную оценку содеянного и определяет правовые последствия совершенного деяния[4].

Ввиду того, что обман и злоупотребление доверием, характеризующие мошенничество, нередко применяются и при других преступлениях, некоторое сходство признаков вызывает затруднения

в разграничении рассматриваемого деяния от смежных преступлений.

В судебной практике возникают спорные вопросы относительно квалификации действий виновных, которые посредством обмана завладевают денежными средствами представителей социалистических организаций в случаях «размена денег», передачи потерпевшему вместо денег, так называемой в практике «денежной куклы» и т. п. На основании того, что замена денег «куклой» или уменьшение суммы при «размене денег» происходит тайно, незаметно для потерпевшего, некоторые авторы утверждают, что в таких случаях налицо состав кражи. По мнению диссертанта, в рассматриваемых случаях, преступник, совершая «размен денег» или используя «куклу», не совершает тайного похищения денег. Они, в силу заблуждения относительно намерений преступника, первоначально передаются потерпевшими добровольно, а последующая махинация c деньгами составляет часть единого способа мошенничества, т. е. находится в неразрывной связи с обманными действиями виновного и. наступившим преступным результатам. Обман в таких случаях предшествует завладению имущества и является его причиной. Для мошенничества в указанных случаях также характерно то, что преступник завладевает имуществом потерпевшего (в лице представителя социалистической организации) непосредственно через него, т. е. потерпевший является обязательным участником перехода имущества в распоряжение виновного; в силу заблуждения, вызванного со стороны виновного, передача имущества происходит в добровольной форме; при нежелании потерпевшего переход имущества не может состояться; наконец, при мошенничестве виновник преступления всегда конкретен, тогда как при краже в большинстве случаев субъект не известен, не конкретизирован. В отличие от мошенничества, при краже имущество потерпевшего похищается тайно и в самом акте перехода имущества потерпевший какого-либо участия не принимает.

Большое внимание в диссертации уделяется отграничению мошенничества от обманных действий, направленных на хищение введенного или переданного во временное владение социалистического имущества недолжностным лицам. При этом отмечается, что в каждом случае необходимо установить, обладал ли какими-либо правомочиями виновный по отношению к похищенному имуществу. Выяснение этого обстоятельства имеет важное значение, так как является одним из оснований разграничения форм хищения и индивидуализации наказания.

В диссертации анализируется вопрос и об отграничении мошеннического хищения от присвоения или растраты в случаях, когда лицо по подложным документам устраивается на материально ответственную или высокооплачиваемую должность с целью совершения хищения. Чтобы правильно произвести разграничение, нужно не только выяснить цели, характер и направленность умы-

сла виновного, но и проверить подлинность документов, удостоверяющих личность и другие данные, использовав которые, лицо устроилось на ту или иную материально ответственную должность и сумело присвоить государственные или общественные средства. Если виновный, используя подлинные документы, поступает на работу с целью завладения социалистическим имуществом, и, завладев им, скрывается, его действия необходимо квалифицировать не как мошенничество, а по ст. 76-4 УК Казахской ССР (ст. 92 УК РСФСР).

Весьма сходен с мошенничеством по ряду признаков состав преступления, предусмотренный ст. 81 УК Каз. ССР (причинение государственному или общественному учреждению убытков путем обмана), содержащийся так же, как и мошенничество, в главе о преступлениях против социалистической собственности.

Сходство мошенничества и состава преступления, предусмотренного ст. 81 УК, определяется тем, что оба преступления посягают на общественные отношения социалистической собственности.

Как при мошенничестве, так и при причинении убытка, виновный применяет обман, злоупотребляет доверием потерпевшего, на основе чего может обогатиться. Однако, если при мошенничестве виновный путем обмана или злоупотребления доверием непосредственно завладевает имуществом, принадлежащим на праве собственности той или иной социалистической организации, то при деянии, предусмотренном ст. 81 УК, признаки хищения отсутствуют, т. е. (виновный, используя обман и злоупотребляя доверием, не изымает имущества из фондов этих организаций, а уклоняется от передачи имущества, которое он в силу закона или договора должен был передать.

В отличие от большинства уголовных кодексов союзных республик УК Казахской ССР не содержит специальной нормы, предусматривающей ответственность за присвоение случайно оказавшегося у виновного государственного или общественного имущества.

Статья 79 УК Казахской ССР (ст. 97 УК РСФСР) говорит лишь об утайке найденного социалистического имущества, заведомо принадлежащего государственным или общественным организациям. Как свидетельствует судебная практика, действия виновного, присвоившего случайно оказавшееся у него социалистическое имущество, нередко квалифицируется как мошенническое хищение.

Присвоение случайно оказавшегося государственного или общественного имущества представляет самостоятельный состав преступления, отличающийся от мошенничества характером и направленностью умысла виновного, степенью общественной опасности.

При мошенничестве умысел виновного непосредственно до передачи имущества или в момент его передачи направлен на использование в своих корыстных целях, заблуждения или ошибки потерпевшего. Присвоение же случайно оказавшегося имущества

предполагает отсутствие умысла виновного в момент передачи имущества на использование этой ошибки, поскольку излишне полученное имущество обнаруживается им после совершения какой-либо сделки. В связи с этим известную трудность в практике составляет определение момента, с которого лицо, получившее по ошибке имущество, узнало об этом, т. е. речь идет о доказательстве этого факта. При доказанности, что виновный сознавал в момент передачи излишнего имущества об ошибке должностного или материально-ответственного лица, действия виновного необходимо квалифицировать, если они совершены частным лицом, по ст. 76-3 УК Каз. ССР (ст. 93 УК РСФСР); аналогичные действия, совершенные должностным или материально-ответственным лицом — по ст. 76-4 УК Каз. ССР (ст. 92 УК РСФСР).

Далее автор, обосновывая практическое значение такого отграничения, считает целесообразным выделить в самостоятельный состав преступления присвоение случайно оказавшегося у виновного социалистического имущества, как это сделано в подавляющем большинстве уголовных кодексов союзных республик и включить это деяние в ст. 79 УК Казахской ССР, придав ей следующую редакцию:

«Ст. 79. Утайка найденного или случайно оказавшегося у виновного ценного имущества, заведомо принадлежащего государственным или общественным учреждениям или предприятиям, — наказывается. »

При отграничении мошенничества от частнопредпринимательской деятельности (ст. 165 УК Каз. ССР, ст. 153 УК РСФСР) в работе отмечается, что отличие этих преступлений следует проводить по непосредственному объекту, объективной стороне и субъекту деяния. Непосредственным объектом мошеннического хищения являются, как установлено, отношения социалистической собственности, тогда как непосредственный объект частнопредпринимательской деятельности — интересы социалистического народного хозяйства. Диссертант, однако, полагает, что отграничение между указанными преступлениями должно быть проведено, в основном, по признакам их объективной стороны.

Хотя при частнопредпринимательской деятельности виновные и прибегают к обману, вводя в заблуждение представителей социалистических организаций, которые заключают с ними сделки, их действия, все-таки, нельзя рассматривать как мошенничество. Использование обмана в подобных случаях направлено не на завладение имуществом, а на установление деловых связей между лжепредприятием и заинтересованной стороной. Отсутствие обмана при частнопредпринимательской деятельности делает невозможным установление этих связей. Обман здесь, как правило, направлен на прикрытие незаконной деятельности ложной вывеской предприятия.

Напротив, при мошенничестве обман выступает способом завладения социалистическим имуществом. Кроме того, в отличие от

частнопредпринимательской деятельности при мошенничестве виновные не выполняют взятых на себя обязательств по производству каких-либо работ, хотя и получают от представителей социалистических организаций материальные ценности, а также в виде вознаграждения и денежные средства.

Различие между этими преступлениями следует проводить и по субъекту. Если субъектом частнопредпринимательской деятельности могут быть как частные, так и должностные лица, то при мошенническом хищении субъектом преступления может быть только частное лицо.

Очень важно проводить отграничение мошенничества и от коммерческого посредничества (ч. 2 ст. 165 УК Каз. ССР, ст. 153 ч. 2 УК РСФСР).

Коммерческое посредничество представляет собой деятельность частного лица, умышленно оказывающего за вознаграждение содействие в приобретении или сбыте продукции, когда оно совершается в виде промысла и является средством нетрудового дохода[5]. Сходство .мошенничества и коммерческого посредничества выражается в том, что являясь как и при коммерческом посредничестве частным лицом, мошенник также может обратиться к представителям социалистических организаций с предложением своих услуг в посреднических действиях. Однако в отличие от коммерческого посредничества, где виновный, по существу, не совершает обмана в отношении сторон, а получает соответствующее вознаграждение за фактически выполненные, хотя и незаконные посреднические услуги[6], при мошенничестве преступник, завладев путем обмана или злоупотребления доверием социалистическим (имуществом, не выполняет и не думает о выполнении взятых на себя обязательств.

В случаях, когда виновный, осуществляя коммерческое посредничество, к тому же злоупотребляет оказанным доверием или обманывает социалистические организации, обращая часть имущества в свою пользу, налицо реальная совокупность двух преступлений: коммерческого посредничества (ст. 165 ч. 2 УК Каз. ССР) и хищения государственного или общественного имущества путем мошенничества (ст. 76-3 УК Каз. ССР).

Рассматривая вопросы разграничения мошеннического хищения и обмана покупателей (ст. 166 УК Каз. ССР, ст. 156 УК РСФСР), автор отмечает, что различие между этими преступлениями обуславливается, главным образом, по субъекту. Обман покупателей, допущенный лицом, временно исполняющим обязанности

работника «торговли, по просьбе последнего (родственник, супруг, знакомый и т.п.) квалифицируется как мошенничество по ст. 136 УК Каз. ССР (ст. 147 УК РСФСР), поскольку он в этих случаях не является работником торговли. В теории уголовного права н судебной практике нет единства взглядов по вопросу определения места совершения обмана покупателей. Правильное разрешение вопроса о месте совершения обмана покупателей имеет весьма важное практическое значение в целях разграничения отдельных форм хищения от обмана покупателей, ответственность за совершение которого предусмотрена ст. 166 УК Каз. ССР. Анализируя имеющиеся в литературе точки зрения по вопросу о содержании понятия «иные торговые предприятия» диссертант приходит к выводу, что это понятие охватывает не только предприятия розничной торговли и общественного питания, находящиеся в ведении Министерства торговли СССР и союзных республик, но и предприятия других ведомств и министерств, обслуживающих население и производящих куплю-продажу предметов торговли.

В работе выражается несогласие с мнением некоторых авторов, что за обсчет граждан кассирами, например, при выдаче заработной платы, расчетах за бытовые услуги и т.п., ответственность должна наступать за должностное преступление. Не вполне точным является и утверждение, что действия работников билетных касс, обманывающих покупателя, нужно квалифицировать либо как мошенничество, либо как злоупотребление служебным положением.

По мнению диссертанта действия кассиров, совершивших обман покупателей (частных лиц), надлежит квалифицировать или как мошенничество, или в зависимости от обстоятельства дела, по совокупности ст. ст. 136 (мошенничество против личной собственности) и 143 УК Казахской ССР (злоупотребление служебным положением) и соответствующим статьям УК других союзных республик.

Некоторые авторы считают, что обмеривание, обвешивание, обсчет и другие обманные действия, совершенные работниками торговли в отношении государственных или общественных организаций, должны квалифицироваться как хищение социалистической собственности путем мошенничества. На наш взгляд, субъектами такого мошеннического хищения могут быть только частные лица.

Если должностное или недолжностное лицо, которому было вверено социалистическое имущество, обратило в свою пользу его «излишки», образовавшиеся в результате обмана государственных или общественных организаций при отпуске имущества со складов, баз и предприятий (торговых и неторговых), оно должно нести ответственность по ст. 76-4 УК Каз. ССР.

Весьма спорным в теории и практике является вопрос о квалификации мошенничества, совершенного путем подделки или использования подложных документов.

Изучение материалов судебной практики Казахской ССР по делам о мошенничестве, показывает, что значительное число всех изу-

ченных этой категории дел составляют дела о хищении, совершенном путем подлога документов. Вместе с тем, изученные материалы свидетельствуют о том, что в практике применения ст. ст. 177, 178 УК Каз. ССР (ст. ст. .195 и 196 УК РСФСР), предусматривающих ответственность за подделку документов или применение подложных документов в целях хищения социалистического имущества, существует разнобой. Одни суды квалифицируют однотипные случаи мошеннического подлога по совокупности ст. ст. 76-3 и 177 УК Каз. ССР, а другие — только пост. 76-3 УК. Из числа уголовных дел о мошенничестве, совершенном путем подлога документов в ряде случаев суды применили наказание по совокупности статей за хищение и подлог документов, а в остальных случаях — только за мошенничество.

В теории уголовного права по этому вопросу также нет единого мнения. Одни авторы считают, что в таких случаях действия виновного необходимо квалифицировать по совокупности статей, предусматривающих ответственность за хищение и подлог документов. Другие полагают, что использование поддельных документов в целях получения социалистического имущества не имеет самостоятельного значения, а служит способом или средством хищения

Нам представляется, что правильное решение рассматриваемого вопроса может быть найдено в результате анализа непосредственных объектов хищения и подлога документов. В уголовном законодательстве хищение и подлог документов находятся в разных главах уголовного кодекса, т. е. в результате этих преступлений причиняется ущерб разным родовым объектам, соответственно и ответственность за их наступление предусмотрена различными уголовно-правовыми нормами. Хотя подлог или использование подложных документов выступают в качестве средства или способа совершения хищения, эти преступления носят самостоятельный характер и имеют свой непосредственный объект посягательства. К тому же законодатель не предусматривает и не выделяет подлог или использование подложных документов в качестве самостоятельной формы хищения государственного или общественного имущества. Иначе говоря, подлог и использование подложных документов при хищении составляют два самостоятельных состава преступления. Поэтому поглощение подлога или использование подложного документа виновным, какой-либо формой хищения, как нам кажется, нельзя признать правильным.

Нам представляется более правильным подлог документов или использование заведомо подложных документов в целях хищения социалистического имущества в различных его формах, в том числе и путем мошеннического подлога, во всех случаях квалифицировать по совокупности двух преступлений — подлога (ст. 177 УК Каз. ССР) и хищения (ст. 76-3 или 76-4 УК Каз. ССР).

На основе изучения и обобщения судебной практики в диссертации анализируются данные, показывающие, что виновные под-

делывают и используют различные по характеру и значению документы. Наибольший процент подложных документов, используемых преступниками в целях хищения, приходится на официальные удостоверяющие личность документы (паспорт, трудовые книжки и т. п.); товар, транспортные накладные, накладные, доверенности, наряды, кассовые чеки, талоны и квитанции предприятий торговли и т.д.

В этом же разделе диссертации подробно рассматриваются вопросы разграничения мошенничества от присвоения власти или звания должностного лица, квалификации подделки лотерейных билетов и др.

В главе четвертой исследуются некоторые вопросы применения наказания за мошенничество и пресечения этого преступления.

В диссертации на основе изучения судебной практики отмечается, что в ряде случаев при назначении наказания мошенникам, недостаточно учитываются такие обстоятельства, как совершение мошенничества путем подлога документов, присвоения звания или власти должностного лица и т. п. По мнению диссертанта, поскольку указанные формы мошенничества представляют большую степень общественной опасности по сравнению с мошенничеством, совершенным без этих дополнительных преступных действий, — эти обстоятельства должны учитываться при назначении виновному наказания

В целях последовательного осуществления принципа индивидуализации наказания, санкции советского уголовного законодательства в большинстве своем носят относительно определенный характер. Это дает суду широкую возможность, в зависимости от степени общественной опасности и характера совершенного преступления, обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность и учета других данных, характеризующих личность виновного, в рамках этих санкций назначить ему справедливое наказание. Относительно определенные санкции представляют суду также возможность не только выбрать вид наказания, но и назначить низший или высший пределы. За мошенническое хищение в УК всех союзных республик установлены санкции с указанием низшего и высшего пределов наказания. В этом отношении не составляет исключения и ст. 76-3 УК Каз. ССР; предусматривающая ответственность за мошенническое хищение, санкция которой носит не только относительно определенный, но и альтернативный характер. В ч. I ст. 76-3 УК Каз. ССР и соответствующих статей УК других союзных республик, в качестве альтернативы лишения свободы выступают исправительные работы. В связи с этим в главе дается характеристика санкций статей УК других союзных республик, предусматривающих ответственность за мошенническое хищение. При этом, по мнению автора, УК Узбекской ССР в недостаточной мере учитывав степень опасности мошенничества, совершенного в крупных размерах и совершенного особо опасным рецидивистом, хотя эти деяния представля-

ют повышенную общественную опасность и требуют применения более суровых мер наказания, чем предусмотрено в ст. 119 ч. III УК Узбекской ССР. Установление в этой статье предела санкции за совершение особо квалифицированного вида мошенничества в 10 лет лишения свободы против 15 лет лишения свободы в УК других союзных республик не может быть объяснено какими-либо национальными или местными условиями, или степенью распространенности мошенничества на территории этой республики.

В работе на основе изучения судебной практики рассматриваются виды наказания, которые были применены к виновным, совершившим мошенническое хищение. В частности, обобщение материалов уголовных дел данной категории показывает, что суды в большинстве случаев применили наказание в виде лишения свободы сроком от 1 до 3 лет. Достаточно распространено в практике суда назначение исправительных работ.

Специального внимания заслуживает вопрос о конфискации имущества. Часть 3 ст. 76-3 УК Каз. ССР предусматривает в качестве дополнительной меры наказания конфискацию имущества виновного. Однако, как свидетельствует практика, эта мера наказания применяется очень редко. В таком же положении находится и вопрос о применении штрафа в трехкратном размере пост. 76-8 УК Каз. ССР за совершение мошенничества впервые и в небольшом размере по ч. I ст. 76-3 УК Казахской ССР.

В этой же главе рассматриваются причины и условия, способствующие мошенничеству, а также меры, направленные на их выявление и устранение. При изложении данного вопроса отмечается, что при рассмотрении общих причин и условий, способствующих хищениям, следует учитывать ряд объективных и субъективных факторов в истории развития нашего государства. Нельзя забывать того обстоятельства, что наше государство получило в наследство отсталую в экономическом отношении страну с низким культурным уровнем большей части населения, нельзя сбрасывать со счета и то, что из пятидесяти двух лет своего существования наша страна на своих плечах вынесла исключительно тяжелые войны, а затем вынуждена была затратить огромные усилия на ликвидацию последствий этих войн. Эти обстоятельства не могли не сказаться на проявлении в обществе отрицательных явлений в виде хищений разного рода, на стремлении неустойчивых людей удовлетворить свои нужды незаконными путями, на которые они не решились бы пойти в обычных условиях.

Непосредственной причиной мошеннических посягательств на социалистическую собственность, как и других преступлений, является сохранение и оживление пережитков прошлого в сознании и поведении людей. Живучести хищений способствуют и отрицательное влияние буржуазной идеологии. В настоящей работе не представляется возможным дать полный перечень причин и условий, способствующих совершению мошеннического хищения.

В диссертации рассматриваются наиболее типичные условия, способствующие мошенническому хищению.[7]

Изучение и обобщение судебной практики по делам о мошенничестве показало, что по ряду дел условиями, способствовавшими этому преступлению, были несовершенство системы отпуска товаро-материальных ценностей; недостаточная специальная подготовка материально-ответственных лиц, счетных работников и т. п.; недостаточная профессиональная грамотность работников пропускной системы (сторожа, вахтеры и т. п.); недочеты в постановке первичного бухгалтерского учета и контроля за поступающими в бухгалтерию документами; грубое нарушение правил оформления хозяйственных операций; плохая постановка учета и хранения бланков, штампов, печатей и документов на получение материальных ценностей; неудовлетворительная постановка приемки выполненных работ.

Условиями, способствующими мошенничеству в некоторых организациях, является непомерно большой объем документации, отражающий хозяйственную деятельность и находящийся в непосредственной связи с ними, отсутствие своевременного и должного контроля за правильностью записей выполненных работ в документах со стороны должностных лиц. Нередко хищениям государственных средств в виде пенсий и пособий благоприятствует незнание правового положения оформления документов на их получение, отсутствие простейшего оборудования в целях удостоверения подлинности документов при первичном ознакомлении с ними; должностные злоупотребления, должностей подлог, взяточничество в ходе оформления пенсионных документов.

В работе рассматриваются также и другие условия, способствующие мошенничеству. Так, в отдельных случаях этому преступлению способствует неправильное поведение должностных, материально-ответственных лиц, которые совершают в обход закона сделки с частными лицами на производство каких-либо работ, доставку дефицитных материалов и т. п. Пользуясь ротозейством и благодушием, отсутствием бдительности у таких лиц, мошенники путем обмана нередко завладевают значительными по размеру государственными средствами.

В этой же главе излагаются меры, направленные на предотвращение мошенничества. Здесь отмечается, что задача по предотвращению преступлений вообще, и в частности, хищений разного рода, осуществляется государством, путем обширного комплекса мер, проводимых его органами, общественными организациями и коллективами трудящихся. Борьба за предупреждение и искоренение хищений организуется в разных направлениях путем экономичес-

ких, социально-культурных, идеологических и организационных мероприятий. Особая роль в указанном комплексе мероприятий, направленных на предупреждение и ликвидацию хищений, отводится судебно-следственным органам.

Важное значение в предупреждении хищений имеет пропаганда законов об охране и неприкосновенности социалистического имущества. Знание и уважение этих законов способствуют предотвращению хищений.

В целях предотвращения мошенничества и других видов хищений необходимо проводить конкретные мероприятия политико-воспитательного характера, информировать широкие массы о распространенных способах хищений государственного и общественного имущества и об условиях, способствующих этим преступлениям, бичевать в печати, по радио и телевидению не только мошенников и других расхитителей, но и ротозеев, чья беспечность, беспринципная доверчивость и благодушие способствовали хищениям социалистического имущества. В отдельных случаях, в зависимости от обстоятельств дела, ротозеев следовало бы привлекать к дисциплинарной, материальной или другой ответственности.

Немаловажное значение имеют мероприятия, направленные на борьбу с пьянством, тунеядством, паразитическим существованием отдельных лиц, из числа которых формируются расхитители, мошенники, воры и другие преступники.

В диссертации рассматриваются и рекомендации технического и организационного характера, направленные на предупреждение мошеннического хищения.

Достаточно эффективными мерами в борьбе с посягательствами на социалистическую собственность является общественное мнение, создание обстановки нетерпимости, атмосферы морального осуждения расхитителей. В этом отношении большое значение имеют организационные меры, направленные на широкое вовлечение общественности в дело охраны социалистического имущества от мошеннических и т. -п. хищений. Весьма существенную помощь органам милиции и прокуратуры могут оказать добровольные дружины, которые активно участвуют в разоблачении, розыске и задержании лиц, посягающих на государственное и общественное имущество, в раскрытии мошеннических и других видов хищений, в выявлении причин и условий, способствующих совершению этих преступлений.

Применение широкого комплекса организационных, экономических, технических и правовых мероприятий, направленных на предупреждение и устранение причин и условий, способствующих мошенническим хищениям социалистического имущества, — залог успеха в борьбе с этим опасным преступлением.

По теме диссертации автором опубликованы следующие работы:

1. Спорные вопросы квалификации хищений. «Социалистическая законность», 1970, № 2.

2. Ответственность за хищение государственного или общественного имущества путем мошенничества по УК Казахской ССР «Известия Академии наук Казахской ССР», серия общественная, 1960, № 2.

3. К вопросу о квалификации мошенничества, совершенного посредством подлога документов. Материалы второй научной конференции молодых ученых Академии наук Казахской ССР. Алма-Ата, 1970 г.

4. Отграничение мошеннического хищения от некоторых смежных преступлений, посягающих на социалистическую собственность. «Социалистическая законность». (В печати).

5. Понятие хищения социалистической собственности. Проблемы государства и права в современный период. Сборник исследований молодых ученых Института государства и права. (В печати).

[1] Программа Коммунистической партии Советского Союза. Политиздат, М., 1967, стр. 106.

[2] «К 100-летию со дня рождения Владимира Ильича Ленина». («Тезисы Центрального Комитета Коммунистической партии Советского Союза). Госполитиздат, 1970 г., стр. 59.

[3] Такого же мнения придерживаются Б. С. Никифоров. Борьба с мошенническими посягательствами на социалистическую и личную собственность по советскому уголовному праву. М., 195’2, стр. 166; Н. Дмитриев, Уголовная ответственность за мошенничество. «Советская юстиция», 19,63, № 7, стр. 17; Г. Н. Борзенков, Злоупотребление доверием как способ мошенничества. «Вестник МГУ», серия XII, Право, 1966, № 4, стр. 40.

[4] См. В. Н. Кудрявцев. Теоретические основы квалификации преступлений. М., 1963, стр. 16-17.

[5] Постановление Пленума Верховного суда СССР по делу Ф. «Бюллетень Верховного суда СССР», 1967, № 6, стр. 25-27.

[6] Правильно отмечает Г. А. Кригер, что при коммерческом посредничестве «заключенные договоры и соглашения являются незаконными и имущество передается в фактическое владение преступников лишь на основе оказываемого им доверия соответствующими организациями». См. Г. А. Кригер. Борьба с хищениями социалистического имущества. М., 11965, стр. 171.

[7] На основе соответствующих проверок и криминологических исследований выявлено, примерно, 150 конкретных видов обстоятельств, способствующих, хищениям и иным нарушениям законов об охране социалистической собственности. См. Предупреждение хищений социалистического имущества. «Юридическая литература», 1969, стр. 105.

Если Вы не видите полного текста или ссылки на полный текст книги, значит в каталоге есть только библиографическое описание.

www.law.edu.ru

Популярное:

  • Правила хранения противогазов Срок годности и основания для утилизации противогаза Противогаз относится к средствам индивидуальной защиты, и далеко не все равно, годно это средство или нет. Сколько времени может храниться этот предмет на складе, каков срок годности […]
  • Ст39 закон о сми За отказ в предоставлении информации представителю СМИ могут установить ответственность Ответственность за отказ или необоснованное затягивание сроков предоставления информации представителям СМИ могут ужесточить. Соответствующий […]
  • Полномочия и задачи фскн Проект закона о ФСКН России: подготовка к первому чтению Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков была сформирована Указом Президента РФ 1 в 2003 году. Вот уже 10 лет ФСКН России остается единственным […]
  • Форма заявления 11 Сроки, заявления, перечень необходимых документов Информация о получении уведомлений на экзамены для участников ГИА-11 (ЕГЭ, ГВЭ), итогового сочинения (изложения). Обучающиеся, отказывающиеся дать согласие на обработку персональных […]
  • Можно ли оформить доверенность на ипотеку Доверенность на продажу квартиры: виды и способы оформления Доверенность на продажу недвижимости представляет собой документ, в котором собственник (доверитель) передаёт свои полномочия на продажу недвижимости третьему (доверенному) […]
  • Осаго п 161 Навязывание страхования жизни при покупке ОСАГО Добрый день, уважаемый читатель. В этой статье речь пойдет про навязывание страхования жизни при покупке страхового полиса ОСАГО. За последние несколько месяцев многие читатели сайта […]
  • Правила оформления решения Решение – это правовой акт, принимаемый коллегиальными и совещательными органами учреждений, организаций, предприятий в целях разрешения наиболее важных вопросов их деятельности. 1 Решениями называются также совместные распорядительные […]
  • Диагностика машины для страховки Диагностическая карта и ОСАГО Диагностическая карта автотранспортного средства выдается по итогам техосмотра и является официальным документом, который может использоваться вместо талона техосмотра. На сегодняшний день наличие диагностики […]