Как оформить ле

Дом-легенда: павильон Ле Корбюзье

Расположенный в Цюрихе павильон Ле Корбюзье — его последняя работа и единственное построенное им здание в немецкой части Швейцарии. Впрочем, примечателен он не только этим.

Последнее творение Ле Корбюзье стоит недалеко от Цюрихского озера — рядом оживленная набережная и череда буржуазных особняков, спрятанных за заборами и живыми изгородями. Маленький яркий домик смотрится здесь как чужой среди своих. Архитектор спроектировал это здание для дизайнера и меценатки Хайди Вебер в начале 1960‑х годов. В первом варианте предполагалось строить из бетона, но итоговый проект не имеет ничего общего с брутализмом, которым архитектор увлекся в конце жизни.

“Это будет самый смелый из моих проектов”, — писал он тогдашнему директору музея Гуггенхайма Джеймсу Джонсону Суини. И не обманул: за десять лет до Центра Помпиду швейцарский архитектор тоже вывернул дом наизнанку — павильон собран из двадцати тысяч деталей, которые ­крепятся на винтах, а его каркас и коммуникации выставлены на обозрение; трубы отопления выкрашены в красный цвет, электроразводка — в голубой, водопровод — в синий.

Вебер заказывала Ле Корбюзье здание под выставочный зал, но оно мало чем отличается от жилого дома. В нем, например, есть кухня. Еще несколько лет назад экскурсанты могли наблюдать, как уже пожилая Вебер в белоснежных штанах и с ключом от спорткара на пальце наводит лоск на металлические поверхности. И хотя фасад здания напоминает абстрактное полотно, внутри все вполне уютно.

Встроенная мебель и межкомнатные перегородки облицованы дубовым шпоном, а через огромные окна в дом стучится природа. Цветовая палитра — приглушенная, а округлая форма дверей вызывает в памяти корабельные интерьеры: в 1920-е годы тогда еще молодой Ле Корбюзье во время путешествия в Южную Америку влюбился в певицу Жозефину Бейкер, а заодно и в морскую эстетику, причем второе чувство явно оказалось прочнее.

“Все возвращается в море”, — говорится в стихотворении, которое архитектор написал незадолго до того, как его жизнь неожиданно оборвалась в водах Средиземного моря. По иронии судьбы на побережье его отправил врач, чтобы поправить здоровье. Строительство дома закончилось лишь через два года после его смерти, но в точном соответствии с оставленными чертежами.

С 2014 года здание, которое до этого находилось в частных руках, перешло под патронат города, а затем начались судебные процессы — Хайди Вебер была недовольна тем, что дом переименовали в павильон, а заодно убрали из названия ее имя. Но, как говорится, все это пустяки в сравнении с вечностью. Сейчас дом на реставрации, но уже весной первые посетители смогут подняться по открытой бетонной лестнице на спрятанную под широкими навесами крышу, откуда открываются виды на Цюрихское озеро, и представить себя пассажирами океанского лайнера. Возможно, именно так это и задумывал великий архитектор.

Квартира Пьера Шарпена в “Жилой единице” Ле Корбюзье

Французский дизайнер Пьер Шарпен оформил интерьер квартиры номер 50 в уникальном с архитектурной точки зрения 17-этажном жилом комплексе Unité D ‘Habitations («Жилая единица»), который архитектор Ле Корбюзье начал строить в Марселе сразу после окончания Второй мировой войны.

Двухуровневую квартиру в одной из главных достопримечательностей Марселя Жан-Марк Друт, человек состоятельный и живо интересующийся архитектурой, купил несколько лет назад после смерти ее бывшей хозяйки, близкой подруги великого модерниста. Одна из квартир «Лучезарного города» (Cite Radieuse), так еще по-другому называют комплекс, досталась ему в оригинальном состоянии, близком к идеальному, с кухней авторства Шарлотты Перриан, мебелью Жана Пруве и статусом исторического памятника.

Жан-Марк Друт жить в ней не собирался, но и оставаться единоличным обладателем архитектурной драгоценности не захотел, поэтому придумал интересный проект, позволяющий любому желающему заглянуть внутрь знаменитого комплекса. Пять лет назад он запустил проект – современные дизайнеры по очереди оформляют интерьер квартиры и обставляют ее мебелью на свой вкус.

«Лучезарный город» – дом культовый, но внутрь комплекса попасть практически невозможно, в то время как его внутреннее уникальное пространство не менее интересно, – рассказывает о проекте Жан-Марк Друт. – Из искренней любви к архитектуре я решил исправить эту несправедливость».

Каждый дизайнер, принимающий участие в проекте, приглашает следующего – первым сам Жан-Марк Друт позвал Джаспера Моррисона , который после себя пригласил принять участие в проекте братьев Ронана и Эрвана Буруллек . Те в свою очередь передали эстафету молодому немецкому дизайнеру Константину Грчичу , который предложил этим летом оформить интерьер квартиры номер 50 Пьеру Шарпену.

Дизайнерам в рамках этого проекта предоставлена абсолютная свобода действий, но есть несколько условий – так как квартира является историческим памятником, они не могут сверлить стены и менять их цвет и выносить из квартиры «родные» предметы мебели. Еще одно условие – авторская интерьерная инсталляция живет и экспонируется лишь три летних месяца.

Пьер Шарпен наполнил легендарный интерьер цветом – яркими стеклянными вазами, собственными живописными полотнами, графичной мебелью, монохромными светильниками и настенными панно, которые на удивление органично вписались в пространство, созданное великим французским зодчим чуть больше 60 лет назад.

Для всех летняя выставка будет открыта на протяжении месяца – с 15 июля по 15 августа, попасть в квартиру можно только в составе группы из пяти человек и по предварительной записи.

“Марсельская жилая единица”, “Марсельский блок”, “Лучезарный город” – у этого знакового проекта Ле Корбюзье много названий.

Дом-легенда: Кабанон Ле Корбюзье

Под именем “Кабанон Ле Корбюзье” этот домик известен любому архитектору. Cаbanon – всего лишь название постройки, вроде хижины, хибарки, сарайчика. Но в русском языке даже слово “хижина” обозначает нечто более величественное, чем эта деревянная дачка над заливом. К тому же во французском у cаbanon есть еще одно значение – палата в психушке.

Кабанон — хижину площадью пятнадцать квадратных метров — Ле Корбюзье построил в Рокбрюн-Кап-Мартен в 1952 году.

Архитектор, спроектировавший к тому времени несколько городов, предпочитал называть свою конуру “замком”. “У меня есть замок на Лазурном Берегу, – говорил Ле Корбюзье. Но честно добавлял: – Размером 3,66 на 3,66 метра”. Как и всякий швейцарец, он любил точные цифры и даты. Он придумал свой “замок” в предновогодние дни 1951 года: “Тридцатого декабря на уголке стола в маленьком кафе я нарисовал в качестве подарка на день рождения моей жене план домика, который построил на следующий год на морском берегу. ­Проект занял у меня три четверти часа”. Кафе, о котором он говорил, называлось “Морская звезда” и принадлежало его знакомцам, семье Ребютато. Именно глава семейства Тома Ребютато в благодарность за советы по интерьеру, а точнее, в благодарность за знаком­ство и ученый разговор, подарил Ле Корбюзье и его жене Ивонне необходимые пятнадцать метров своего участка. Поэтому Кабанон стоял не в чистом поле. Он прислонялся к родительской “Морской звезде”, опираясь о стену ресторанчика, как Пушкин о гранит.

1950-е годы: великий архитектор выглядывает из окна своего скромного дачного домика.

То, что Кабанон паразитировал на теле “Морской звезды”, давало Ле Корбюзье немалые преимущества. Он не нуждался в кухне и столовой – в одной из стен его “замка” была узкая дверка, пролаз в обеденный зал “Звезды”, где его всегда ждали бифштекс или дорада и кувшинчик вина. Есть несколько фотографий, на которых он сидит за столиком в “Морской звезде” и выглядит в своих круглых роговых очках как выловленная из воды диковинная морская рыба.

1939 год: Ле Корбюзье и его жена Ивонна в гостях на вилле Эйлин Грей Е.1027 в Рокбрюн-Кап-Мартен. Справа — муж Грей, Жан Бадовичи. Свой Кабанон Корбюзье построил по сосед­ству через тринадцать лет.

Тринадцать лет дачной жизни в поселке, еще не ставшем модным местом со “знаменитыми соседями”, изменили его манеру одеваться. С поезда он сходил как господин архитектор в шляпе, в костюме, в очках Гарольда Ллойда – и чистым клоуном шел по горной дорожке над морем, сопровождаемый изумленным взглядом аборигена в майке пузырем и закатанных до колена штанах на босых ногах. В таком официальном виде он заходил в “Звезду”, здоровался с Ребютатами, выпивал с ними ритуальный, пахнущий прованским солнцем и анисовыми каплями пастис и удалялся через пролаз в Кабанон. А из Кабанона выходил и шел к морю глубоко местный дед в купальных трусах и ковбойке на голое тело.

Практически все в Кабаноне сделано из фанеры, а поверх­ность его рабочего стола — из квадратных брусков орехо­вого дерева.

В 1950-х годах Корбюзье уже стал главным архитектором мира, его идеи победили, его ученики работали на всех континентах, и целые государства – Индия, Бразилия, та же Франция – предлагали ему серьезные и почетные заказы. Он построил свою “Марсельскую единицу”, дружил с князьями церкви, политиками и финансистами. Он мог бы возвести себе в этом сладком местечке между Ментоной и Монте-Карло настоящий замок. Конечно, не с коринфскими колоннами и капителями, но нормальную корбюзианскую виллу, с белыми стенами, большими окнами – не хуже соседской Е.1027, построенной давней подругой и соперницей Эйлин Грей. Средиземноморская земля тогда еще не сравнялась с золотом, на архитекторе он бы точно сэкономил, а строительные подрядчики сочли бы за честь дать скидку нацио­нальному гению.

Для Ле Корбюзье пятнадцать метров были достаточным жизненным пространством.

Но Ле Корбюзье с самого начала не собирался строить себе “виллу”. На чертежах свою постройку он называет даже не домом, а “комнатой для виледжиатуры” – неловкое это слово, обозначавшее выезд на дачу, существовало когда-то и в России. Не то что его современник Пикассо, живший в буржуазных виллах и наполнявший их своими работами до такой степени, что приходилось срочно покупать новую, не то что Анри Матисс, завешивающий свой огромный дом в Ницце своими и чужими холстами, при жизни превращая его в музей. Для Ле Корбюзье пятнадцать метров были достаточным жизненным пространством.

Спальное место. В изголовье кровати — шторка, за которой спрятан унитаз.

Он предпочел вызывающе скромный план и кричаще скромные материалы. Гений функционализма доказал, что на доставшихся ему от Ребютато квадратных метрах можно разместить все – кровать, шкаф, рабочий стол, раковину-умывальник из нержавейки и даже унитаз за занавесочкой. По сегодняшним меркам отшельнику не хватало, может быть, душа, но в те времена к водным процедурам относились без фанатизма – во многих парижских квартирах ванные появятся только через десятилетия. Понятия гигиены были не американскими, да и зачем вообще купаться в ванне, когда море под боком.

В конечном итоге Ле Корбюзье поставил ванну снаружи под тенью росшего на участке рожкового дерева и лежал в ней, тощий и голый, наслаждаясь лазурью залива. А вот работать предпочитал внутри избушки, так, чтобы только одно окошко открывало вид на море, обещая награду после работы. Чтобы отовсюду в доме видеть залив и использовать южное солнце на все триста процентов, он скомбинировал в оконных рамах прозрачное стекло, расписные ставни и зеркала, наполнявшие комнату удвоенным и утроенным дневным светом.

Платяной шкаф с забавными вешалками сделан в виде крошечной выгородки. На стене — живопись Ле Корбюзье.

Местами дерево внутри Кабанона оставлено деревом (с массивными “народными” деталями вроде дверного засова), местами покрыто ровным слоем краски, местами записано живописью, типичной живописью Ле Корбюзье,­ с привычными эротическими мотивами и непривычными мотивами морскими, очертаниями женских грудей, мужских членов, клешней крабов, крыльев чаек. А в качест­ве подписи он поставил на одну из стен отпечаток руки – ­“архитектура создается мозгом, но делается рукой”.

Блокнот Корбюзье с эскизами Кабанона и комментариями по проекту.

Они с Ивонной приезжали сюда вдвоем на летние месяцы. Когда она умерла и упокоилась на сельском кладбище Рокбрюн-Кап-Мартен, в доме осталась от нее лишь фотография на стене возле стальной раковины – каждое утро Ле Корбюзье мог поздороваться с женой.

В первой книге Vers une architecture (“К архитектуре”), которая сделала его знаменитым, он приводил в пример архитекторам, любившим завитушки, инженеров-тран­спортников. Он печатал фотографии салонов аэропланов и кают кораблей, где максимум комфорта достигается на минимальном пространстве. Раз испытав его достоин­ства, он счел это пространство не ограничением, а подарком, достаточным не на неделю плавания, а на всю жизнь.

Для триеннале 2006 в Милане компания Cassina, выпускающая мебель по дизайну Корбюзье, реконструировала Кабанон. Материалы, подготовленные для проекта, изданы в книге Le Corbusier: L’Interno del Cabanon (Triennale Electa). На иллюстрациях — план.

Сравнение с корабельной каютой – первое, что приходит в голову, когда находишься внутри Кабанона и видишь в окнах синеву залива. Но при этом очевидно, что это не каюта первого класса “Нормандии”, что деревянные доски под ногами могут принадлежать разве что дощатой барже – вроде тех, на которых в 1920-х он предлагал разместить ночлежки Армии спасения. Если Кабанон и комфортабельнее ночлежки, то не намного.

Но Корбюзье лишь отчасти был отшельником и философом. Он был великим пиарщиком – вся архитектурная общественность знала, что мощный старик заперся в своем “замке”. К нему приезжали гонцы из париж­ской мастерской с рю де Севр, искатели правды, журналисты и коллеги. Модные журналы прислали к нему фотографа – а был это не кто иной, как великий Брассаи, – и Ле Кор­бюзье, как звезда с звездою говоря, признался: “Я так счастлив в своем Кабаноне, что хотел бы окончить свои дни именно здесь”.

Сказано – сделано. Он утонул 27 августа 1965 года: во время очередного заплыва у него остановилось сердце. “Шарль Ле Корбюзье, семидесяти восьми лет, погиб во время купания на виду Сasa del Mare, виллы актрисы Сильваны Мангано и продюсера Дино де Лаурентиса”, – писала местная газета Le Meridional. Виллы наступали на Рокбрюн-Кап-Мартен, и строили их совсем другие архитекторы. В Квадратном дворе Лувра греки посыпали его гроб землей с Акрополя, а индийцы окропили водой из Ганга. Ле Корбюзье похоронили на сельском кладбище рядом с Ивонной под предусмотрительно спроектировнным им самим надгробием.

Развертка стены, примыкающей к ресторану “Морская звезда”.

За много лет, прошедших с тех пор, архитекторы обмерили Кабанон так тщательно, как будто бы речь шла не об обычном деревянном ящике, а о Парфеноне, по крайней мере. Незаметный Кабанон стал мировым памятником архитектуры, свидетельством приложения корбюзианской модульной системы, знаменитого модулора, созданного на основе золотого сечения и роста среднего человека с поднятой правой рукой – 2,26 метра. На много лет вперед модулор оправдал низкие потолки и пятнадцатиметровые комнаты типовых домов.

“Я так счастлив в своем Кабаноне, что хотел бы окончить свои дни именно здесь”. Сказано – сделано.

Теперь сюда водят туристов, которые могут, если захотят, ознакомиться с эпитафией гарсона из “Морской звезды”: “Мне было шестнадцать, когда я работал у месье Ребютато и подавал Корбю стейк и вино. Я думал тогда – и думаю сейчас, – что он был славный художник и интересный человек, но не альтруист. Своей работой он дал оправдание людям, которые хотели блистать, но не имели таланта, и эти люди создали то, что окружает нас теперь. Он рассказывал всем, кто готов был его слушать, что крошечный Кабанон из деревянной вагонки его полностью устраивает. Еще бы не устраивал – на неделю в год да на всем готовом!”

Ле Корбюзье за работой в Кабаноне. На столе — камни и куски дерева, которые он со­бирал на берегу для того, чтобы изучать природные формы.

m.admagazine.ru

Павильон Ле Корбюзье в Цюрихе открывает новый сезон

Сегодня в павильоне Ле Корбюзье в Цюрихе открывается выставка, посвященная типологии архитектурных павильонов. Этот сезон работы павильона и Музея творчества Ле Корбюзье станет последним перед масштабной реконструкцией.

Павильон в Цюрихе (или Центр Ле Корбюзье – Музей Хайди Вебер) – это последний проект, созданный Ле Корбюзье по заказу швейцарского коллекционера искусства и многолетнего покровителя архитектора – Хайди Вебер.

Павильон Ле Корбюзье в Цюрихе.

Вебер и Ле Корбюзье познакомились летом 1958 года в Кап-Мартене, на Лазурном Берегу. Их дружба превратилась в тесное сотрудничество, а со стороны Вебер это было скорее покровительство. Однажды она сказала: «У меня есть одно желание: помочь Ле Корбюзье получить признание, которого заслуживают его картины и скульптуры».

Так появилась идея создания Центра Ле Корбюзье – музея для художественных работ архитектора. Хайди Вебер собрала огромную коллекцию его искусства, начиная с его элегантных пуристских работ 1910–1920-х годов и заканчивая буйными яркими творениями последних лет.

Ле Корбюзье создал дизайн павильона за два года до смерти – в 1965 году. Проект стал финальным манифестом творчества Ле Корбюзье как архитектора, художника и скульптора. Теперь здание из бетона и стали с парящей крышей, раскрашенное разноцветными панелями, может посетить любой желающий, а 3 мая 2017 года появляется новый повод – выставка, посвященная разнообразию архитектурных павильонов.

Ле Корбюзье и Янис Ксенакис: павильон Philipsна выставке в Брюсселе, 1958.

Выставка начинается с рассказа о павильоне, в котором она проходит, а дальше фокусируется на разнообразии павильонов, которые служат абсолютно разным целям, но все они представляют архитектурную и художественную ценность. В экспозицию вошли макеты, рисунки, эскизы и фильмы о павильонах Петера Цумтора, Кенго Кумы, бюро Herzog & de Meuron, Бернара Чуми, Сантьяго Калатравы, Марио Ботты и других прославленных архитекторов.

Бернар Чуми: Стеклянная видео-галерея в Гронингене, 1990.

В августе в павильоне Ле Корбюзье откроется вторая выставка (ее содержание пока держится в секрете), а уже осенью его закроют на реконструкцию, и павильон возобновит работу только весной 2019 года.

Group8: Вольер в парке с животными, Женева, 2008.

Localarchitecture: 9 павильонов в Парке де Ривес, Ивердон-ле Бен, 2007.

Бюро Gion A. Caminada: смотровая площадка в парке Гольдау, 2016.

Бюро Fuhrimann Hächler Architecten: ресторанный павильон в Цюрихе, 2004.

Бюро Gigon/Guyer: тематический павильон «Видение» в парке при археологическом музее Kalkreise, 2002.

Бюро Kengo Kuma and Associates: павильон ArtLab в Лозанне, 2016.

Студия Тома Эмерсона: Павильон отражений на биеннале Manifesta 11 в Цюрихе, 2016.

Текст: Софья Карпенко

читайте также

Предыдущий материал
Следующий материал

Комментарии

Дизайн деревянного дома: 10 вариантов

Квартира в Москве, 100 м²

#чтобятакжил: 5 уединенных домов

Маленькая квартира в Париже, 28 м²

Элегантный дом в Лондоне

Как оформить балкон: 14 вариантов

Лаконичная коллекция столов из стекла и дерева

Тренд на ресайкл: 6 дизайн-проектов, созданных с помощью переработанных отходов

Неоновый тропический отель на Гавайских островах

Реконструкция старой виллы в Испании

Дом с историей в Доминикане

Монохромная квартира на Патриарших прудах, 200 м²

AD Россия
в Facebook

AD Россия
в Vkontakte

AD Россия
в Twitter

Видео-канал
AD Россия

AD россия
в instagram

AD россия
в google+

Подпишитесь на наши новости

Дорогие читатели! Мы используем cookie-файлы , для того чтобы сделать наш сайт лучше и показывать вам то, что вы действительно любите. Возвращаясь на наш сайт, продолжая читать новости и разглядывать интерьеры, вы соглашаетесь с правилами использования cookie-файлов согласно Политике АО «КОНДЕ НАСТ» .

По вопросам соблюдения интеллектуальных прав обращайтесь по адресу intellectualrights@admagazine.ru

Предупреждение об авторском праве: Отдельные пользователи могут иметь доступ и загрузить материалы, которые составляют содержание этого сайта. Такое воспроизведение разрешено исключительно на временной основе для доступа к информации, составляющей содержание этого веб-сайта. Информация и материалы на данном сайте защищены авторским правом и не могут быть копированы, использованы или воспроизведены какой-либо третьей стороной без нашего письменного разрешения. Вы можете быть привлечены к ответственности за нарушение авторских и иных интеллектуальных прав.

www.admagazine.ru

Последний шаг «Днепра»

«Днепр» мощно стартовал в нынешней Лиге Европы и к концу группового турнира может себе позволить держать своих соперников на несколько шагов позади. Впрочем, задача выхода в весенний плей-офф ещё не решена, поэтому расслабляться подопечным Хуанде Рамоса никак нельзя. Две недели назад украинцы пытались оформить путёвку в следующий раунд в Неаполе – не получилось. «Наполи», а если быть точнее Эдинсон Каванни, в концовке матча разозлился и отложил праздник «Днепра» до следующего матча.

Во второй попытке украинцам будет противостоять голландский ПСВ, для которого матч против «Днепра» пройдёт под девизом: «пан или пропал». Команда Дика Адвоката занимает последнее место в группе, но, тем не менее, ещё не потеряла шансов на продолжение борьбы за выход из группы. В Эйндховене голландцев устроит только победа, днепропетровцам достаточно не проиграть.

В минувшем туре ПСВ проиграл на выезде АИК на выезде, зато в домашних стенах у голландцев после игры в Днепропетровске впечатляющая серия из восьми побед в чемпионате, поэтому Хуанде Рамосу придётся поломать голову над тем, как остановить порыв подопечных Адвоката. Об этом тренер говорил и на предматчевой пресс-конференции по прибытии в Эйндховен. «Больше всего беспокоит соперник. ПСВ очень хорошо играет, — отметил испанский специалист. — Лидер чемпионата в данный момент. Мы знаем, что это команда высокого уровня. Они рискуют остаться вне Европы. Мы знаем, что столкнёмся с командой, которая обязана выигрывать в последних двух турах. Они будут сверхмотивированы. Мы готовы к этому матчу. За последнее время мы выросли, прибавили. Но нам необходимо проверить свои силы. Мы отдаем отчёт, что на следующем этапе нам предстоят встречи с такими серьёзными клубами, как наш соперник».

В семи домашних играх, к слову, голландцы оформили 29 голов, причём 11 из них пришлись на два последних тура чемпионата. Перед игрой с «Днепром» ПСВ дома «размялся» на «Ден Хааге» (6:1).

«Днепру» в последнем туре в своём чемпионате было сложнее – украинцы на выезде играли с «Таврией» и добыли волевую победу благодаря голам Калинича и Жулиано. Не успев толком передохнуть, команда взяла курс на Голландию. Из Днепропетровска в Эйндховен вылетело 20 футболистов. В обойму вернулся хорватский защитник Иван Стринич, пропустивший пару игр из-за травмы, полученной в матче против «Металлиста». В то же время из-за болезни не сыграет с ПСВ Денис Олейник. Также остались в Днепропетровске Денис Кулаков, Руслан Бабенко и Самуэль Инкум.

В первой игре между «Днепром» и ПСВ в Украине украинцы взяли верх 2:0, и манера игры украинского клуба, по словам Адвоката, голландцев удивила. «Если у „Днепра“ девять очков, это замечательно. Мы были удивлены манерой игры этой команды. Победителей не судят, но если бы мы играли так же, болельщики бы нас не поняли. Также тренер хозяев заявил, что из-за травм в четверг на поле не смогут выйти многие игроки, в числе которых ветеран и капитан ПСВ Ван Боммель. Также в лазарете пребывают Тойвонен, Нарсингх, Питерс, Строотман, Виллемс, Ритцмайер и Свинкелс.

На предматчевом общении с прессой Дику Адвокату пришлось убеждать журналистов, что ПСВ не разделяет национальный чемпионат и Лигу Европы: „Это ошиочное впечатление, что мы больше думаем о чемпионате, — уверял тренер. — Для нас Лига Европы очень важна. Мы играем в еврокубках много лет. То, что этот турнир мало значит для нас – мнение прессы. Но не наше. Мы не защищаем себя. Всё это — очевидные вещи. Кто травмирован — тот травмирован. Кто может играть — тот играет“.

»Днепр» с учётом первого матча в Днепропетровске с голландскими клубами сыграл пять раз. Дома украинский клуб одержал две победы при одном поражении. На выезде — один раз победил и однажды сыграл вничью. Трижды украинский клуб играл с ПСВ (два раз в 1985 году) и ещё двумя соперниками украинцев были «Утрехт» и «Алкмаар». Причём с обеими командами «Днепр» обменялся выездными победами.

ПСВ в свою очередь с украинскими клубами встречался в два раза чаще – 11 раз. В пяти матчах на своем поле голландский клуб одержал две победы, дважды сыграл вничью и потерпел одну неудачу. На выезде он отпраздновал две победы при одной ничьей и трёх поражениях.

еврокубках ПСВ не проигрывает на своём поле в последних 22 матчах (15 побед при семи ничьих) с девятого декабря 2008 года, когда эйндховенцы были биты «Ливерпулем» (1:3) на групповом этапе Лиги чемпионов. Впрочем, домашний стадион «Филипс» счастливый и для Хуанде Рамоса – в 2006 году в Эйндховене испанец вместе с «Севильей» выиграл тут свой первый Кубок УЕФА. Зато в сезоне 2007/08 в 1/8 финала Кубка УЕФА именно Адвокат преградил Рамосу и его «Тоттенхэму» путь к финалу, переиграв английский клуб в серии послематчевых пенальти. Зато команды испанского тренера всегда преодолевали групповой барьер Кубка УЕФА и Лиги Европы.

Арбитром матча в Эйндховене назначен испанец Карлос Клос Гомес. 40-летний уроженец Сарагосы — опытный рефери, начавший карьеру в 1987 году. Его путь в испанскую Примеру был довольно долгим: в высшем дивизионе своей страны Клос Гомес дебютировал в марте 2006 года. В 2009 году он получил статус арбитра ФИФА, и с тех пор работает на международных матчах. Примечательно, что Клос Гомес привлекался и к обслуживанию игр чемпионатов других стран: в его активе одна встреча чемпионата Румынии и семь матчей Премьер-лиги ЮАР. В карьере арбитра значится и одна встреча с украинским клубом — в декабре прошлого года он судил матч Лиги Европы АЗ — «Металлист» (1:1).

У букмекеров перед матчем фаворитом предстоящей встречи числятся хозяева поля. Так, на победу ПСВ принимаются ставки с коэффициентом 1,6, на победу «Днепра» — 4,5, на ничью – 4.

m.championat.com

Популярное:

  • Деньги под залог авто в вологде Чудесная история о предательстве и покаянии Матушка Магдалина (Некрасова) подвизается в православном Покровском монастыре в Бюсси-ан-От в Бургундии (Франция). В труднейшие для Церкви 1960-е ее семья жила в Вологде, обосновавшись там после […]
  • Расписка в получении денег образец по договору купли-продажи Образец расписки за квартиру при продаже и покупке 2018 Расписка при продаже квартиры 2018 Расписку при продаже квартиры пишет продавец жилой недвижимости. РАСПИСКА Город, день, месяц, год прописью Я, _____ (ФИО продавца), _____ (дата) […]
  • Уголовного кодекса рф 1996 г Уголовного кодекса рф 1996 г Автострахование Жилищные споры Земельные споры Административное право Участие в долевом строительстве Семейные споры Гражданское право, ГК РФ Защита прав потребителей Трудовые […]
  • Как переводиться опек ОПЕК — что это такое? Расшифровка, определение, перевод ОПЕК это международный картель стран, добывающих и экспортирующих нефть, созданный с целью координировать объёмы её добычи и таким образом влиять на её цену. Аббревиатура ОПЕК […]
  • Правила для биатлона Правила биатлона, основные дисциплины и соревнования Биатлон - вид спорта очень увлекательный. В нём переплелись такие две интересные дисциплины, как лыжные гонки и стрельба. Скорость и меткость. Биатлон является зимним видом спорта. Как […]
  • Пленум верховного суда рф в постановлениях о судебном приговоре Постановление Пленума Верховного Суда РФ "О судебном приговоре": научный комментарий (Романов С.В.) Дата размещения статьи: 28.09.2017 Принятие Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 N 55 "О судебном приговоре" (далее - […]
  • Пенсии в 2018 году что нового о повышении Новый закон о пенсиях 2018 года Не успели улечься страсти по обсуждению пенсионной реформы 2013-2015 гг, как на подходе новый закон о пенсиях 2018 года? Решение о повышении пенсионного возраста принято, о чем объявил Дмитрий Медведев 14 […]
  • Может быть использовано против вас в суде Может быть использовано против вас в суде Я думаю все тут смотрели американские фильмы, где показывались эпизоды работы полиции. Так что, убежден, у каждого уже отпечаталась в памяти сакраментальная фраза: "Вы имеете право хранить […]