Отличие предмета и объекта преступления

Понятие предмета преступления и его значение. Отличие предмета от орудий и средств совершения преступления. Потерпевший

Предмет преступления – это овеществленный элемент материального мира, воздействуя на который виновный осуществляет посягательство на объект преступления.

Предмет преступления – признак факультативный. Некоторые преступные деяния могут и не иметь конкретного предмета посягательства. Если же предмет преступления прямо обозначен в законе или очевидно подразумевается, то для данного состава преступления он становится признаком обязательным.

Значение предмета преступления:

  • предмет преступления позволяет отграничивать преступное деяние от непреступного;
  • предмет преступления позволяет отграничивать смежные преступные деяния;
  • предмет преступления в ряде случаев выступает в роли квалифицирующего признака конкретного состава преступления, превращая его из простого в квалифицированный;
  • предмет преступления в ряде случаев может являться смягчающим обстоятельством;
  • предмет способствует выяснению характера и размера причиненного преступлением ущерба.
  • Соотношение объекта и предмета преступления: предмет обозначает специфику объекта преступления и позволяет раскрыть его уголовно-правовое содержание. В отличие от объекта предмет выполняет роль факультативного признака. Предмету, в отличие от объекта, не всегда причиняется вред.

    Предмет преступления необходимо отличать от орудий и средств совершения преступного деяния как признака объективной стороны преступления:

    • предмет – это то, что подвергается преступному воздействию для нанесения вреда объекту посягательства;
    • орудия и средства – при помощи (посредством) чего преступление совершается.

    Орудия и средства – это инструментарий, который использует виновный для совершения преступления, для воздействия на предмет посягательства.

    Потерпевший в уголовном праве – это лицо, которое подвергается преступному воздействию для нанесения вреда объекту посягательства.

    Уголовно-правовое понятие потерпевшего не следует смешивать с процессуальным – потерпевший как фигура в уголовном процессе, участник уголовного судопроизводства, поскольку есть множество преступлений, в которых имеется потерпевший, но предметом преступления является нечто другое.

    Понятие «потерпевший» в уголовном праве не следует смешивать и с виктимологическим понятием. Виктимология изучает свойства и поведение человека в плане потенциальной или реальной возможности стать потерпевшим от преступления.

    Уголовно-правовое значение личности и поведения потерпевшего определяется влиянием этих факторов на квалификацию преступления и назначение наказания:

    • в уголовном законе предусмотрены привилегированные (со смягчающими обстоятельствами) и квалифицированные (с отягчающими обстоятельствами) составы преступлений в зависимости от отдельных свойств, характеризующих личность, поведение или специфику деятельности потерпевшего;
    • с какими-либо свойствами либо характером поведения потерпевшего закон связывает смягчение или усиление уголовной ответственности для лица, совершившего преступление.
    • be5.biz

      Предмет преступления: отличие от смежных понятий (В.Н. Винокуров, «Журнал российского права», N 12, декабрь 2011 г.)

      Предмет преступления: отличие от смежных понятий

      В последнее десятилетие концепция «объект преступления — общественные отношения» подвергалась критике. Одним из доводов непризнания общественных отношений объектом преступлений является их абстрактность и неосязаемость. С целью конкретизации в теории уголовного права общественные отношения рассматриваются через предметы материального мира*(1). Предмет или вещь обладает свойствами, характеризуется целостностью, самостоятельным существованием, устойчивостью, границами (пространственными, временными, качественными) и является носителем свойств и отношений*(2). К предмету преступления в широком смысле относят все то, что подвергается непосредственному воздействию при посягательстве на общественные отношения: физических и юридических лиц и их деятельность, вещи и процессы как условия или предпосылки существования либо формы выражения общественных отношений. Такое понимание предмета преступления обусловлено структурой общественных отношений, элементами которых являются субъекты и их деятельность. Без посягательства на эти элементы (предмет посягательства) невозможно воздействовать на общественные отношения, а значит, не существует и «беспредметных» преступлений*(3).

      Таким образом, понятие «предмет преступления» необоснованно отождествлялось в научной литературе с предметами посягательства*(4). Признание предметом преступления деятельности участников отношений, выступающей содержанием объекта преступления, не позволяет отграничивать содержание общественных отношений от предметов материального мира. Пониманию и установлению предмета преступления не способствует также его отождествление с субъектом отношений. К предмету преступления следует относить лишь вещи и другие материальные образования объективного мира, на которые непосредственно воздействует виновный*(5). Хотя тело человека поддается чувственному восприятию, его нельзя относить к предмету преступления, как это делает Н.И. Коржанский*(6), поскольку человек, как субъект отношений, — это всегда социальная категория, воплощающая в себе те или иные социальные связи. Вещи, выражающей общественные отношения, может и не быть, но отношения между субъектами тем не менее существуют. Общественный характер предмет преступления приобретает в том случае, когда он вовлечен в сферу общественной жизни*(7).

      В теории советского уголовного права выделяли следующие признаки предмета преступления: физический, социальный, юридический*(8). Физический признак «материализует» общественные отношения как объект уголовно-правовой охраны. Изменения, произошедшие в предмете, свидетельствуют о том, что на него в процессе преступления было оказано воздействие, и характеризуют последствия преступления как признак объективной стороны. Значение социального признака заключается в том, что социальные свойства предмета преступления выражают характер общественных отношений*(9). Виновный, воздействуя на предмет преступления, посягает на возможность субъекта отношений реализовывать свои интересы. Юридический признак формализует социальный, когда законодатель посредством описания наиболее важных, по его мнению, свойств предмета преступления в диспозиции статьи Особенной части указывает характер правоотношений, выступающих объектом преступления как элемент состава.

      В последнее время происходит переосмысление понятия предмета преступления и содержания его признаков. Так, к предмету преступления относят блага (материальные и духовные), по поводу которых существуют охраняемые отношения и на которые направлено преступное воздействие, причиняющее вред отношениям, охраняемым уголовным законом *(10). В.Д. Филимонов полагает, что благом и предметом преступления являются, например, проведение собраний, митингов, осуществление предпринимательской деятельности. Поскольку общественное отношение как объект преступления имеет своим предметом некое социальное благо, а последнее, в свою очередь, является предметом преступления, недопустимо существование беспредметных преступлений. В связи с этим разграничение объекта и предмета преступления устарело*(11). Такой подход обусловлен отождествлением понятий «предмет отношения» (нематериальные явления, по поводу которых складываются общественные отношения) и «предмет преступления», служащий формой их выражения. Так, В.П. Кашепов к предмету отношений, имеющему, по его мнению, значение для уголовного права только если он совпадает по форме и содержанию с предметом преступления, относит такие материальные блага и нематериальные ценности, в связи с которыми субъекты вступают в отношения, как жизнь, здоровье человека, имущественные ценности, воинский порядок и т.п.*(12)

      Представляется, что отождествление предмета отношений как нематериального явления, в связи с которым существуют отношения между субъектами, и предмета преступления, как предмета материального мира и информации, выражающего эти отношения, произошло вследствие неразграничения общественных отношений на обобщенном уровне — как типизированных устойчивых связей, сложившихся в обществе, и на индивидуальном уровне — как социальных связей между конкретными субъектами. Когда речь идет о социальных связях между конкретными субъектами отношений, предметы материального мира можно относить к предмету этих отношений, поскольку субъекты взаимодействуют между собой по поводу этого конкретного предмета материального мира. Однако на обобщенном уровне общественных отношений как типизированных устойчивых связей предметы материального мира выступают лишь формой их выражения. Поэтому о предмете преступления как признаке состава преступления следует говорить, когда происходит посягательство на отношения, выражающиеся в материальных предметах*(13).

      Отождествление предмета отношений с предметом преступления произошло также из-за широкого понимания физического и социального признаков предмета преступления, содержание которых заключается в том, что предмет преступления способен подвергаться воздействию и удовлетворять потребности людей*(14). Поэтому неправильно относить правила охраны окружающей среды к предмету преступления, предусмотренного ст. 246 УК РФ; вступивший в законную силу приговор или решение суда — к предмету преступления по ст. 315 УК РФ; деятельность, направленную на получение прибыли, к предмету преступления по ст. 171 УК РФ*(15). Это обусловлено тем, что решение суда лишь подтверждает возникновение конкретных отношений, а правила охраны окружающей среды и деятельность, направленная на получение прибыли, непосредственному воздействию не подвергаются и своих свойств не изменяют.

      В современных условиях материальность как физический признак предмета преступления утратила свое значение. Так, информация является товаром и в зависимости от социальной значимости как объект права может иметь различный статус, поддаваться воздействию и изменению и, соответственно, быть предметом различных преступлений*(16). Согласно ст. 2 Федерального закона от 27 июля 2006 г. N 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» под информацией понимаются сведения (сообщения, данные) независимо от формы их предоставления. Поэтому следует отличать информацию как предмет преступления от носителя информации, являющегося формой ее закрепления*(17). К предмету преступления следует также относить электроэнергию и объекты природной среды (атмосферный воздух, землю, воду), поскольку они удовлетворяют потребности человека, доступны для восприятия (выражают общественные отношения), подвергаются изменениям, поддающимся фиксации?*(18).

      Признавая предмет преступления признаком его состава, следует установить его место в системе элементов состава преступления, определяемое характером действий, совершаемых с ним. В теории уголовного права отмечают, что предмет преступления — это предметы или вещи, служащие материальным (вещественным) поводом, условием либо свидетельством существования общественных отношений, и посредством изъятия, уничтожения, создания либо видоизменения которых причиняется вред объекту преступления*(19). А.А. Пионтковский считал, что о предмете преступления как признаке состава следует говорить, когда на него, в отличие от объекта преступления, не происходит посягательства. Так, объектом взяточничества является нормальная работа государственного аппарата, а предметом — определенные материальные ценности; объектом контрабанды — монополия внешней торговли государства, а предметом — товарно-материальные ценности, незаконно перевозимые через границу. Поэтому предмет преступления относится к объективной стороне состава преступления*(20). Хотя в силу тесной связи предмета и объекта преступления и невозможности выражения общественных отношений без материальных предметов, предмет должен рассматриваться вместе с объектом преступления*(21).

      Таким образом, возникает двойственность при определении места предмета преступления в системе признаков его состава. Во-первых, предметы преступления — это предметы материального мира и информация, существующие до совершения преступления, выражающие общественные отношения, охраняемые уголовным законом и подвергающиеся воздействию. Во-вторых, к предметам преступления относят также предметы материального мира и информацию, получаемые в результате преступления (ст. 185, 186, 187, 222, 228, 238, 327 УК РФ), и предметы материального мира, перемещение которых в пространстве посягает на объект преступления (ст. 174, 174.1, 188, 204, 290 УК РФ)*(22). Это терминологическое разногласие (в одних случаях предмет — это то, на что направлено воздействие, а в других — это то, чем воздействуют) ставит под сомнение изучение предмета в рамках понятия объекта преступления*(23).

      И в первом, и во втором случаях предметы материального мира конкретизируют общественные отношения как объект преступления, но их роль в процессе совершения преступления различна. В первом случае эти предметы существуют до совершения преступления и подвергаются непосредственному воздействию, а во втором — их изготовление и перемещение в пространстве образует объективную сторону преступления. Предмет преступления традиционно относят к признакам объекта уголовно-правовой охраны — системы отношений, существующих до совершения преступления. Предметы материального мира, изготовление которых характеризует процесс совершения преступления, не являются элементами этой системы и не относятся к объекту. Имущество, передаваемое в виде взятки, и предметы, перемещаемые через таможенную границу с нарушением требований, относятся не к объекту, а к объективной стороне*(24). В.Я. Таций отмечает нецелесообразность отделения от объекта предметов, не входящих в систему охраняемого отношения. По его мнению, предмет преступления — это вещи материального мира, с определенными свойствами которых закон связывает наличие в действиях лица признаков конкретного состава преступления*(25). В таком ключе рассматривает понятие предмета преступления и Пленум ВС РФ, указавший в постановлении от 10 февраля 2000 г. N 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» следующее: «По смыслу закона, предметом взятки или коммерческого подкупа наряду с деньгами, ценными бумагам или иным имуществом могут быть выгоды и услуги имущественного характера, оказываемые безвозмездно, но подлежащие оплате». Однако, как обоснованно отмечает Н.И. Коржанский, при взяточничестве имущество является средством воздействия на лицо и ничем не отличается от орудия совершения преступления. В то же время автор непоследовательно относит к предмету преступления оружие при его изготовлении*(26). Действительно, применительно к составу преступления, предусмотренному ст. 226 УК РФ, оружие выступает предметом преступления, но в составе, предусмотренном ст. 222 УК РФ, оружие не является предметом преступления — признаком объекта. Так, по верному замечанию Н.В. Вишняковой, нельзя относить к предмету преступления, предусмотренному ст. 186 УК РФ, поддельные деньги*(27). В то же время их нельзя относить и к орудиям или средствам преступления, при помощи которых виновный воздействует непосредственно на предмет преступления или потерпевшего*(28). Представляется, что их следует именовать предметами совершения преступления.

      В уголовно-процессуальном праве законодатель различает предметы материального мира, рассматриваемые как предмет преступления, орудия и средства совершения преступления, а также продукты и предметы деятельности. Согласно ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами признаются любые предметы: 1) которые служили орудиями преступления или сохранили на себе следы преступления; 2) на которые были направлены преступные действия; 3) иные предметы и документы, которые могут служить средствами для обнаружения преступления и установления обстоятельств уголовного дела. В первом случае речь идет об орудиях совершения преступления как о признаке объективной стороны преступления. Во втором — о предмете преступления как признаке объекта. В третьем — о предметах материального мира, изготовление которых свидетельствует о совершенном преступлении. К ним следует относить имущество, передаваемое в качестве взятки, незаконно перевозимые наркотические средства и т.д.

      Отличие предмета преступления как признака, характеризующего объект, от предмета его совершения как признака, характеризующего объективную сторону, четко просматривается при анализе механизма причинения вреда в зависимости от сферы жизнедеятельности человека. Преступление может совершаться в материальной и нематериальной сферах жизнедеятельности общества. На основании этого С.В. Землюков выделяет типы воздействия на общественные отношения. В материальной сфере преступления совершаются путем непосредственного посягательства на материальные блага в процессе их производства, распределения или потребления либо путем выполнения такой же материальной деятельности, но в запрещенных формах (создание, распространение, хранение опасных и вредных для общества продуктов, предметов, вещей, когда результаты преступления материализованы, овеществлены и в большинстве своем имеют стоимостную оценку). В нематериальной сфере преступления совершаются в двух формах. Первую форму составляют преступления, посягающие на овеществленные духовные блага (ценности), символы, что приводит к их незаконному изъятию, уничтожению, повреждению. Вторую — преступления, заключающиеся в производстве, распространении вредного для общественного и индивидуального сознания продуктов духовной деятельности (сбыт порнографических материалов, призывы к террористической деятельности). Если вредные результаты (продукты) преступлений в сфере производства материальных благ представляют непосредственную опасность для материальных благ, телесной неприкосновенности человека, то вредные — результаты (продукты) нематериальной преступной деятельности опасны для духовной сферы человека*(29).

      Отграничение предмета преступления как признака объекта преступления от предметов совершения преступления имеет и практическое значение. Так, Ф. был осужден по ч. 1 ст. 188 УК РФ, а вещественные доказательства — 6 тыс. долл. США постановлено конфисковать в доход государства. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ, признав правильной квалификацию действий Ф. по ч. 1 ст. 188 УК РФ, в то же время признала незаконной конфискацию указанной денежной суммы, поскольку умысел осужденного был направлен не на незаконное завладение денежными средствами, а на нарушение порядка их перемещения через таможенную границу, и в деле нет материалов, свидетельствующих о том, что изъятая валюта была добыта преступным путем, поэтому она (валюта) не является предметом преступления и конфискации не подлежит. В данном случае речь идет не о предмете преступления или орудиях его совершения, а о предмете совершения преступления, который, если не запрещен к свободному обороту, не подлежит конфискации. При воздействии на предмет преступления как признак объекта для квалификации, как правило, имеет значение количественная характеристика последствий, когда закон четко разграничивает преступное воздействие на предмет преступления от непреступного посредством описания последствий преступления, т.е. изменений, произошедших в предмете преступления. Количественная характеристика предметов совершения преступления (размер и количество) значения для квалификации зачастую не имеет. Главное, чтобы они обладали определенными свойствами: представляли угрозу общественной безопасности (ст. 222 УК РФ), здоровью населения (ст. 228, 238 УК РФ) и т.д.

      Подводя итоги отметим, что предмет преступления как форма выражения общественных отношений — это предметы внешнего мира и информация, существующие до совершения преступления и удовлетворяющие потребности людей (быть социально значимыми), энергия и объекты экологии, доступные для восприятия и способные подвергаться воздействию, изменению и учету произошедших в них изменений. Значение предмета преступления выражается в следующем: во-первых, посредством закрепления в диспозиции статьи социальных свойств законодатель определяет характер отношений, выступающих объектом преступления; во-вторых, воздействие на предмет фиксирует изменения в социальной действительности как последствия преступления. Таким образом, социальные свойства предмета преступления выражают общественные отношения и характеризуют объект преступления, а физические свойства — способность поддаваться изменениям, которые можно зафиксировать, и характеризуют последствия преступления как признак его объективной стороны.

      От предмета преступления, характеризующего объект, следует отличать предметы материального мира и информацию, создание и перемещение которых в пространстве характеризует объективную сторону преступления, которые следует именовать предметом совершения преступления, поскольку они в отличие от орудий и средств совершения преступления непосредственно не воздействуют на потерпевшего.

      Баландюк В.Н. Уголовно-правовая характеристика экологических преступлений. М., 2000.

      Баруллин В.С. Соотношение материального и идеального в обществе (методологические аспекты проблемы). М., 1977.

      Бикмурзин М.П. Предмет преступления: теоретико-правовой анализ. М., 2006.

      Благов Е.В. Механизм причинения вреда объекту преступления //