Должностные преступления в англии

ВЕЛИКОБРИТАНИЯ

Право Великобритании не кодифицировано. В связи с этим источниками правового регулирования в стране являются либо отдельные парламентские акты (статутное право), либо прецеденты (общее право). Несмотря на то что сфера парламентского регулирова­ния систематически расширяется, поглощая общее право, тем не менее сохраняются до настоящего вре­мени некоторые нормы, источниками которых тради­ционно продолжают быть судебные прецеденты. Для уголовно-правовых санкций это различие имеет суще­ственное значение. Когда ответственность предусмат­ривается парламентским актом, то наказание в виде лишения свободы или штрафа, как правило, устанав­ливается этим актом в виде определенного или макси­мального размера или срока. Если таких указаний нет, это означает, что суд сам определяет размер штрафа или срок лишения свободы. Для преступлений, пре­дусмотренных общим правом, штраф и срок лишения свободы также определяются судом с тем, однако, что срок лишения свободы не может превышать двух лет. Мера наказания зависит и от того, рассматривается ли дело судом присяжных или магистратским судом в суммарном порядке (без присяжных). При рассмотре­нии дел в суммарном порядке сумма штрафа не может превышать установленного для магистратских судов максимума (в настоящее время — 5000 ф.ст.), а срок лишения свободы — 6 месяцев.

Все сказанное выше относится и к должностным преступлениям.

Общая характеристика должностных преступлений.

Круг должностных преступлений в праве Велико­британии довольно узок. К ним относятся те уголов­ные правонарушения, при которых наказуемость деяния связана с фактом нарушения служебных отноше­ний. Поскольку такой факт может иметь место в раз­личных сферах деятельности, то и ответственность мо­жет регулироваться не только общими консолидиро­ванными законами, но и отдельными парламентскими актами, относящимися к какой-либо сфере. Такое по­ложение характерно, например, для случаев неуполно­моченного распространения информации или несоб­людения должностными лицами специфических зако­нодательных норм.

Субъектами должностных преступлений являются, как правило, так называемые публичные должностные лица, хотя могут быть и другие служащие и любые лица, в том числе и юридические.

По принятой в Англии уголовно-правовой докт­рине эти преступления объединяются в одну группу «преступлений, совершаемых должностными лицами или связанных с их деятельностью». Такая классифи­кация принята, в частности, в известном «Собрании законов Англии» Хэлсбери*. В этом Собрании уголов­ному праву отведено два тома: 11(1) и 11(2). В главу 7 тома 11(1), относящуюся к должностным преступле­ниям, включены четыре состава преступления: 1) взя­точничество; 2) продажа должностей и обструкция должностных лиц; 3) неисполнение публичным долж­ностным лицом его обязанностей и 4) преступления, совершаемые отдельными должностными лицами.

Виды должностных преступлений.

Взяточничество. Английское право придает особое значение этому деянию, судя по тому широко­му понятию взятки, которое содержится в основных законах, регулирующих ответственность за нее и в об­щем праве (прецедентах). Помимо общего права, уго­ловное законодательство о взяточничестве составляют три следующих закона: Закон о взяточничестве в пуб­личных организациях 1889 года; Законы о предупреж­дении коррупции 1906 и 1916 годов. В отношении подкупа во время выборов парламента или местных органов ныне действует Закон о народном представи­тельстве 1983 года. Хотя аналогичные законы издаются периодически через 2—3 года, общее понятие о подкупе должностных лиц было сформулировано анг­лийским общим правом в частности, прецедентами 1809 и 1914 годов. Согласно этим источникам, взяточ­ничество заключается в том, что кто-либо дает взятку, дабы склонить должностное лицо действовать вопреки своим служебным обязанностям или выразить благо­склонность либо удержаться от выражения благо­склонности при исполнении этих обязанностей, а должностное лицо принимает с этой целью взятку. Дела о взяточничестве по общему праву рассматрива­ются судом присяжных. Это преступление наказывает­ся лишением свободы и штрафом по усмотрению суда. Как говорилось выше, срок лишения свободы по общему праву не может превышать 2 лет.

В Законах 1889 — 1916 годов это общее положе­ние расширяется и конкретизируется. В частности, ими предусматривается ответственность за взяточни­чество членов и служащих публичных организаций. Совершает преступление любое лицо, в том числе и юридическое, которое само или совместно с другим лицом с целью подкупа вымогает или получает либо соглашается получить для себя или другого лица пода­рок, ссуду, гонорар, вознаграждение или преимущест­во как средство побуждения члена или служащего публичной организации сделать что-либо или воздер­жаться от действия в отношении какого-либо вопроса и сделки — реальных или предполагаемых, относя­щихся к компетенции публичной организации. При этом, если лицо получает подарок, понимая, что это взятка, оно, таким образом, заключает сделку о кор­рупции, даже если оно не имело намерения выпол­нить условия этой сделки (прецедент 1956 года, дело Короны против Карра). В деле Короны против Парке­ра 1985 года суд постановил, что понятие коррупции охватывает и случаи получения денег за проявленную в прошлом благосклонность, даже если по этому по­воду не было никакого предварительного соглашения. Равным образом, к понятию «вознаграждения» как взятки относится и получение денег за выраженную ранее благосклонность без предшествующего соглаше­ния (прецедент 1972 года).

Понятие «преимущество» достаточно широко тол­куется Законом 1889 года. Согласно ст. 7 этого Закона, оно включает в себя получение любой должности или звания или воздержание от истребования денег, их эквивалента либо иной ценной вещи, а также по­лучение помощи, голоса на выборах, согласия или влияния, а также любое обещание, способствование, соглашение, принятие усилий, чтобы способствовать получению или поддерживать ожидание какого-либо подарка, ссуды, гонорара, вознаграждения.

Совершает преступление и тот, кто с целью под­купа дает, обещает или предлагает подарок, ссуду, го­норар, вознаграждение или преимущество любому лицу для склонения члена или служащего публичной организации сделать или не сделать что-либо по воп­росу или сделке, находящимся в компетенции этой организации. Лица, виновные в указанных преступле­ниях, наказываются лишением свободы на срок до 7 лет или (и) штрафом, если дело рассматривается су­дом присяжных (по обвинительному акту), или лише­нием свободы до 6 месяцев или (и) штрафом в преде­лах законного максимума (в настоящее время — 5 ты­сяч ф.ст.), если дело слушается в порядке суммарного судопроизводства (без присяжных). Кроме того, осуж­денного могут судебным приказом обязать уплатить публичной организации стоимость или цену полу­ченных им подарков, ссуды, гонорара или вознаграж­дения. Помимо этого, суд может лишить его права в течение 5 лет быть избранным или назначенным на какую-либо публичную должность. При повторном совершении подобного преступления суд может в ка­честве дополнительного наказания признать его вооб­ще неспособным занимать публичную должность, а в течение 5 лет запретить ему регистрироваться в каче­стве избирателя или голосовать на выборах в парла­мент или в другую публичную организацию. При осуждении чиновника или служащего по найму ка­кой-либо публичной организации суд может лишить его права на компенсацию или пенсию, которые пола­гались бы ему по закону.

Закон 1916 года предусматривает ответственность лиц за подкуп, относящийся к государственным контрактам. В данном случае речь идет о подкупе в связи с договором или предложением договора, за­ключаемого с правительством, каким-либо правительственным департаментом или публичной организа­цией либо с их представителями. Ответственность за подкуп несут обе стороны. Судя по тому, что это пре­ступление требует наказания лишением свободы не менее 3 лет и до 7 лет, т.е. более сурового, чем в вы­шеприведенных положениях, данному виду взяточни­чества придается особое значение, поскольку речь идет о выполнении государственных заказов. Дела об этих преступлениях рассматриваются судом присяж­ных. При этом бремя доказывания того факта, что уп­лата или получение не носили характер подкупа, ле­жит на обвиняемом (ст. 2 Закона).

В отдельный состав взяточничества английский законодатель выделяет подкуп с целью получения по­четных наград. Ответственность предусмотрена как для дающих, так и для получающих взятку в виде по­дарка, денег или любого ценного предмета с целью склонения или способствования в получении звания, титула или награды или совершения иных действий, связанных с их присуждением. Дела такого рода могут рассматриваться как судом присяжных, так и в сум­марном порядке. В первом случае виновные наказыва­ются лишением свободы на срок до 2 лет или (и) штрафом по усмотрению суда. Во втором случае —-лишением свободы до 3 месяцев или (и) штрафом в пределах статутного (предусмотренного законом) мак­симума. Предмет взятки изымается в пользу казны (Закон о предупреждении злоупотребления с награда­ми 1925 года).

Закон о народном представительстве 1983 года предусматривает уголовную ответственность за взя­точничество, связанное с проведением выборов в парламент или в местные органы власти. Преступле­ние заключается в даче взятки, прямо или косвенно, в виде денег или в виде способствования в полу­чении какой-либо должности избирателю, с тем что­бы он отдал свой голос или воздержался от голосова­ния в пользу взяткодателя или другого лица. Получение взятки, а равно заключение соглашения о подкупе наказуемы независимо от того, когда произошло принятие взятки: до, во время или после выборов. Виновные наказываются лишением свободы до 1 года или (и) штрафом. Наконец, английское общее право рассматривает в качестве самостоятельного преступления подкуп су­дей и судебных чиновников. Лица, которые предлага­ют или дают судье, магистрату или судебному чинов­нику какой-либо дар или денежное вознаграждение с целью повлиять на его служебное поведение или дей­ствие, и судья, магистрат или судебный чиновник, ко­торые принимают дар или вознаграждение, совершают преступление, наказуемое штрафом или лишением свободы по усмотрению суда (до 2 лет).

Продажа публичных должностей. За­коном о продаже должностей 1809 года в редакции За­кона об уголовном праве 1967 года предусмотрена от­ветственность за коррупцию в виде продажи, покупки, сделок с целью получения какой-либо должности, в том числе и работы по найму, предоставляемых Коро­ной или каким-либо государственньм департаментом для работы как в пределах Соединенного Королевства, так и в британских владениях. Виновные наказывают­ся лишением свободы на срок до 2 лет и лишением навсегда права занимать соответствующую должность.

Нарушение публичным должност­ным лицом его обязанностей. Эта группа правонарушений, которую можно отнести к основно­му виду должностных преступлений, охватывает пять деяний: злоупотребление властью, нарушение доверия и обман, небрежность при исполнении обязанностей, неисполнение обязанностей и неуполномоченное рас­пространение служебной информации.

Под злоупотреблением властью понимается вся­кое «притеснение» со стороны должностного лица. Это преступление предусмотрено общим правом и за­ключается в совершении должностным лицом неза­конных действий при осуществлении им или под ви­дом осуществления им своих обязанностей. Оно со­стоит в безмотивных телесных повреждениях, лише­нии свободы и в унижении. До 1968 года в число «притеснений» включалось и вымогательство. Теперь оно регулируется Законом о краже 1968 года. Пре­ступление не считается совершенным, если будет до­казано, что должностное лицо действовало справедли­во, будучи уверенным, что поступает так по закону, и без намерения совершить коррупцию или «притесне­ние».Одним из видов злоупотребления по общему пра­ву является нарушение доверия или обман в деле, за­трагивающем публичные интересы, даже если сходные действия между частными лицами влекут только граж­данско-правовую ответственность.

Преступлением считается и сознательно небреж­ное исполнение должностным лицом его обязанно­стей, возложенных на него законом или общим пра­вом, если отсутствуют разумные извинения или оп­равдания. Наказывается такое деяние, помимо штрафа и лишения свободы, по усмотрению суда (до 2 лет), отстранением от должности.

Неоправданное бездействие лица, отказ его от вы­полнения тех обязанностей, которые были на него возложены, .или от исполнения должности, на кото­рую лицо было назначено, также влечет ответствен­ность по общему праву.

Наконец, разновидностью общего понятия долж­ностного преступления является неуполномо­ченное распространение информации, полученной должностным лицом в силу возложенных на него служебных полномочий. Указанная ответст­венность должностных лиц предусмотрена в различ­ных законодательных актах. Так, согласно Закону о государственной тайне 1989 года, должностные лица, которые владеют в силу своей должности какой-либо информацией, документом или предметом и знают либо имеют возможность знать о запрещении их рас­пространения, но, тем не менее, раскрывают содержа­щиеся в них сведения, совершают преступление, на­казуемое лишением свободы на срок до 2 лет или (и) штрафом, по усмотрению суда, а при рассмотрении дела в суммарном порядке — лишением свободы на срок до 6 месяцев или(и) штрафом в пределах статут­ного максимума.

Аналогичное наказание грозит тому государствен­ному служащему или правительственному контраген­ту, которые не соблюдают конфиденциальности в от­ношении доверенных им по должности сведений.

Преступлением является также несоблюдение го­сударственным служащим или правительственным контрагентом правил сохранности доверенных им до­кументов и информации, а равно нарушение служеб. преступлениях. Ответственность за их совершение предусматривается в разных главах раздела 18.

www.vuzllib.su

2. Уголовный процесс Англии

Английский уголовный процесс считается классическим процессом эпохи

капитализма, поскольку в нем впервые возникли многие фундаментальные

институты, которые впоследствии стали достоянием других процессуальных

В современной Англии основными источниками права, в том числе и

уголовно-процессуального, являются статуты (парламентское законодательство)

и судебные прецеденты. Помимо этого, к источникам права в Англии относятся

также труды классиков юриспруденции, положения канонического права,

средневековые правовые обычаи и даже общепринятые нормы морали. В

исторически сложившейся системе источников английского права определенная

иерархия между ними практическиотсутствует. Это приводит к несогласованности

и противоречивости системы в целом, что проявляется не только при сравнении

отдельных видов источников между собой, но ив пределах каждого конкретного

вида. Для ориентации в огромном массиве норм используется так называемый

метод конкурирующей аналогии, который позволяет из всего обилия норм избрать

именно ту, которая в наибольшей степени подходит данному юридическому

Английский уголовный процесс строится на основе принципа

состязательности. Такая конструкция предполагает следующую дифференциацию:

функция обвинения (возбуждение уголовного дела перед судом, собирание

обвинительных доказательств, поддержание обвинения в суде): функция защиты

(собирание оправдательных доказательств, защита в суде): функция суда

(обеспечение соблюдения сторонами правил судебного спора, решение вопроса о

виновности, определение меры наказания).

Предварительное расследование В соответствии с концепцией

общегражданского обвинения, действующей в современном английском процессе,

право уголовного преследования представляется любому физическому или

юридическому лицу. В этих условиях потерпевший, а также иные лица, которые

по закону располагают правом уголовного преследования, могут осуществлять

предварительное расследование либо лично, либо посредством приглашения

частного детектива или обращения в соответствующий государственный орган.

В тех случаях, когда уголовное преследование осуществляется от имени

государства или частное лицо обращается в государственные органы,

предварительное расследование производится должностными лицами полиции,

следственными аппаратами департамента Директора публичных преследований,

Государственной обвинительной службой (с 1986 г .), возглавляемой Генеральным

Британская полиция осуществляет предварительное расследование по подавляющему большинству преступлений. Ее полномочия были существенно

расширены Законом о полиции и доказательствах по уголовным делам 1984 г.

Например, полиция получила право в неотложных случаях осуществлять арест без

судебного ордера. Решение органов полиции о предъявлении обвинения могут

быть отменены только директором публичных преследований или генеральным

По особо опасным преступлениям, затрагивающим интересы государственной

безопасности (мятеж, взяточничество, коррупцияи преступления,

предусмотренные Законом 1912 г. об охране государственной тайны),

расследование проводит департамент Директора публичных преследований под

руководством Генерального атторнея, который является высшим должностным

лицом государства в сфере осуществления уголовного преследования. Его

указания являются обязательными для всех лиц и органов, производящих

предварительное расследование. В результате реформы следственного аппарата в

1986 г. создана Государственная обвинительная служба, возглавляемая

Функции возбуждения уголовных дел переходят от полиции к специально

создаваемой Государственной обвинительной службе, возглавляемой Генеральным

атторнеем, и находящемуся у него в подчинении Директору публичных

преследований, который в свою очередь назначает на места королевских

обвинителей. Штат этой службы составляет 2440 человек. На этой стадии

процесса допускается применение ряда мер процессуального принуждения, в

частности обыска и ареста. Эти действия могут осуществляться без санкции

суда и даже без проверки первичных данных о признаках преступления. В

соответствии с доктриной общегражданского обвинения право производства

ареста предоставляется не только должностным, но и частным лицам, если

существуют «разумные основания» подозревать лицо в совершении или подготовке

преступления, влекущего арест.

Таким образом, эта мера процессуального принуждения может быть

применена не только в случае очевидности признаков преступления и лица, его

совершившего, когда обстоятельства дела не терпят промедления, но даже в тех

многочисленных случаях, когда налицо сомнение не только в отношении личности

преступника, но самого факта преступного деяния вообще.

Вполне понятно, что столь широкие полномочия порождают многочисленные

злоупотребления. Согласно данным МВД Великобритании, в стране ежегодно

производится более 50 тыс. незаконных арестов.

С целью предотвращения такого рода злоупотреблений и проверки

правомерности содержания арестованного под стражей в Англии используется

процедура, известная под названием «хабеас корпус». Согласно ей арестованный

или любое другое лицо, действующее от его имени, может обратиться в суд с

заявлением о незаконности ареста. В этом случае арестованное лицо

доставляется в суд и рассматривается вопрос о правомерности его ареста с

Применение судом мер процессуального принуждения. Эта стадия

английского уголовного процесса начинается с момента представления полицией

в суд процессуального документа, известного под названием «информация». В

нем содержится обоснование необходимости привлечения конкретного лица к

уголовной ответственности. Если судья соглашается с информацией, то он

издает так называемый варрант — судебный приказ, содержащий предписание

осуществить арест, обыск и иные меры процессуального принуждения. В

английском уголовном процессе известны два вида варрантов: специальный и

общий. В специальном варранте точно указывается лицо, подлежащее аресту,

помещение, в котором необходимо провести обыск. Общий варрант имеет, по

существу, безадресный характер, поскольку санкционирует применение мер

процессуального принуждения к любым лицам в связи с расследуемым

Предварительное производство в суде. В уголовном процессе Англии

существуют две процедуры рассмотрения уголовных дел: суммарное (упрощенное)

судопроизводство и судопроизводство с обвинительным актом. В основе данного

разделения лежит прежде всего степень опасности конкретных видов

преступлений. Так, к суммарной юрисдикции отнесены дела о малозначительных

преступлениях. К делам, требующим обвинительного акта, относятся более

опасные преступления. В связи с этим закон устанавливает важные условия:

стадия предварительного производства в суде имеет место только в том случае,

когда разбирательство уголовного дела осуществляется в порядке

судопроизводства с обвинительным актом. На этой стадии в условиях

состязательности происходит проверка судьей достаточности оснований для

предания обвиняемого суду. При этом допустимо производство допросов

свидетелей обвинения и исследование иных обвинительных доказательств. После

производства указанных действий судья оглашает обвиняемому формулу обвинения

и разъясняет его сущность. Далее рассматриваются доказательства,

представленные защитой. В заключение выступают обвиняемый (или его защитник)

и обвинитель, которые дают свою оценку рассмотренным доказательствам.

Результатом предварительного производства в суде является решение о предании

обвиняемого суду или о прекращении уголовного дела.

Судебное разбирательство дела по существу. Данная стадия начинается с

рассмотрения судьей проекта обвинительного акта, в котором излагается

сущность обвинения. Далее этот документ утверждается судьей единолично.

Утвержденный обвинительный акт предъявляется для ознакомления обвиняемому.

Признание обвиняемым своей вины резко упрощает весь последующий процесс.

Судья может вслед за этим заслушать изложение обвинителем основных фактов и

заявление обвиняемого, его защитника, и вынести единолично приговор.

Если обвиняемый отрицает свою вину, а обвинитель не представил

изобличающих доказательств, судья издает приказ о записи в протоколе

оправдательного вердикта без передачи дела на рассмотрение присяжных.

В случае если обвиняемый не признает своей вины, а обвинитель

представил изобличающие доказательства, судья приступает к формированию жюри

присяжных заседателей. Состав жюри определен в количестве двенадцати

человек. Отобранные и не подвергнутые отводу присяжные приступают к

Теоретически критерий разграничения судьи и присяжных заседателей

установлен четко: жюри решает вопросы факта, судья — вопросы права. Этот

критерий в нормативном виде был закреплен еще в 1877 г. Палатой лордов.

Впоследствии круг вопросов, подлежащих разрешению присяжными, уменьшался, а

компетенция судьи соответственно расширялась: При этом судьи

перераспределяют компетенцию по своему усмотрению, вне рамок нормативного

регулирования. Эта возможность у судей появилась в результате исключительной

казуистичности, с которой английское доказательственное право связывает

разграничение вопросов права и факта.

Судебное следствие начинается с исследования доказательств обвинения.

Порядок судебного следствия такой же, как при предварительном рассмотрении

дела в суде. Наряду с изложением сущности обвинительного акта и обзором

основных доказательств обвинителем вызываются и допрашиваются свидетели,

указанные в обвинительном акте. Затем обвинитель подводит итоги исследования

доказательств обвинения. После этого подсудимый или защитник может

обратиться к судье с заявлением о неубедительности обвинительных

доказательств и о прекращении дела. Если судья сочтет это заявление

обоснованным, он должен дать указание присяжным об оправдании подсудимого.

Если такого заявления не последовало, исследуются доказательства

защиты. Перед допросом свидетелей защиты подсудимому или его защитнику

предоставляется вступительное слово для обзора доказательств защиты. После

исследования доказательств защиты подсудимый и его защитник подводят итоги.

Обвинителю также предоставляется слово для анализа доказательств защиты.

После заслушивания сторон и рассмотрения доказательств обвинения и

защиты судья подводит итоги судебного следствия и произносит напутственное

слово присяжным. По существу, в напутственном слове судья дает анализ не

только фактической, но и юридической стороны дела.

Далее следует процедура вынесения вердикта присяжными заседателями.

Если присяжные не пришли к определенному решению о наличии или об отсутствии

виновности лица, судья вправе распустить состав жюри и назначить новое

После вынесения вердикта присяжными заседателями суд производит ряд

процессуальных действий, направленных на определение меры наказания (в

случае вердикта «виновен») и постановляет приговор. С этой целью

заслушиваются показания свидетелей о личности подсудимого, рассматриваются

аргументы защиты о смягчении наказания, предоставляется последнее слово

подсудимому. Особое значение имеет при назначении наказания доклад о

социальном обследовании подсудимого, который составляется органами пробации.

Суммарное производство. В порядке суммарного производства (упрощенного)

магистратскими судами рассматриваются в Англии более, чем 96 процентов всех

Правосудие в магистратских судах осуществляется без присяжных

заседателей. Число судей от двух до семи, в некоторых случаях производство

осуществляется судьей единолично.

Особенностью суммарного производства является возможность рассмотрения

дела в отсутствие подсудимого в зале судебного заседания, причем круг

конкретных случаев, при которых это допустимо, расширил, в частности, Закон

об уголовном правосудии 1988 г .

Порядок рассмотрения уголовных дел в магистратских судах зависит от

отношения подсудимого к вопросу о виновности. Если он признает свою вину,

суд без исследования доказательств постановляет приговор. Единственным

основанием такого приговора является признание подсудимым своей виновности,

поскольку материалы, собранные полицией не оформляются процессуально в

качестве источников доказательств и не проверяются судом по существу в

В том случае если подсудимый не признает себя виновным, дальнейшее

судебное разбирательство осуществляется по правилам, аналогичным правилам

судопроизводства с обвинительным актом. Только вопросы виновности и

назначения меры наказания с постановлением приговора решаются магистратскими

Апелляционное производство. В английском уголовном процессе не

существует единой процедуры обжалования приговоров. Это обусловлено тем, что

процессуальная регламентация обжалования судебных решений, вынесенных в

порядке суммарного производства и в порядке производства с обвинительным

актом, весьма различна.

Имеется несколько апелляционных инстанций, каждая из которых

руководствуется в своей деятельности отдельными процессуальными нормами.

Апелляционные жалобы на приговоры и решения, вынесенные в порядке

суммарного производства, рассматриваются в Суде Короны. Жалобы на приговоры

Суда Короны и Высшего суда рассматриваются отделением по уголовным делам

Апелляционного суда. Высшим судом страны считается Суд Палаты лордов,

который рассматривает решения Апелляционного суда в порядке вторичной

Основания апелляционного обжалования разделяются на две категории:

фактические и правовые. Для обжалования приговора и вердикта присяжных по

фактическим основаниям необходимо разрешение судьи, постановившего приговор,

или согласие суда апелляционной инстанции на пересмотр данного дела.

Апелляция по правовым основаниям особого разрешения не требует.

Компетенция судов апелляционной инстанции весьма широка. В соответствии

с Законом о судах 1971 г. и Законом об уголовном правосудии 1988 г . они

могут оставить приговор без изменений, отменить приговор и направить дело на

новое разбирательство в нижестоящий суд, изменить приговор и, наконец,

постановить новый приговор. При этом первоначальное наказание может быть

повышено, если апелляция подавалась по правовым основаниям.

www.bibliotekar.ru

ДОЛЖНОСТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ

1 должностные преступления

См. также в других словарях:

ДОЛЖНОСТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ — см. Преступления должностные … Юридический словарь

ДОЛЖНОСТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ — – умышленные или неосторожные общественно опасные действия (бездействие) должностного лица (см.), выразившиеся в преступном использовании предоставленных ему по службе прав или в невыполнении либо в ненадлежащем выполнении возложенных на него… … Советский юридический словарь

Должностные преступления — см. Преступления должностные … Большая советская энциклопедия

ДОЛЖНОСТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ — см. Преступления должностные … Энциклопедия юриста

должностные преступления — см. преступления должностные … Большой юридический словарь

ДОЛЖНОСТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ — см. Преступления против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления … Словарь-справочник уголовного права

ДОЛЖНОСТНЫЕ ПРЕСТУПЛЕНИЯ — (crime of official) противозаконные, противоправные деяния должностных лиц, причинившие существенный вред государственным и общественным интересам граждан. К ним уголовный кодекс Российской Федерации относит или служебным положением, превышение… … Власть. Политика. Государственная служба. Словарь

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ДОЛЖНОСТНЫЕ — преступления, посягающие на нормальную деятельность государственного или муниципального аппарата, если налицо сочетание двух признаков: виновный является должностным лицом, а совершенные им общественно опасные действия (бездействие) связаны с его … Юридический словарь

ПРЕСТУПЛЕНИЯ ДОЛЖНОСТНЫЕ — преступления, совершаемые должностными лицами с использованием своего служебного положения. Объект преступлений этой группы может быть различным (интересы государственной и муниципальной службы, конституционные права и свободы граждан, отношения… … Энциклопедия юриста

Преступления Должностные — преступления, совершаемые должностными лицами с использованием своего служебного положения. Словарь бизнес терминов. Академик.ру. 2001 … Словарь бизнес-терминов

Преступления воинские — в СССР преступления против установленного порядка несения воинской службы, совершенные военнослужащими (См. Военнослужащий), а также военнообязанными (См. Военнообязанный) во время прохождения ими учебных сборов. Предусмотрены Законом об… … Большая советская энциклопедия

translate.academic.ru

Должностные преступления в англии

Источник: Электронный каталог отраслевого отдела по направлению «Юриспруденция»
(библиотеки юридического факультета) Научной библиотеки им. М. Горького СПбГУ

Преступление и проступок по уголовному праву Англии и США :

Шахунянц, Е. А.
Преступление и проступок по уголовному праву Англии и США : автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук.

На современном этапе, характеризующемся усилением общего кризиса капитализма, обострением идеологической борьбы между социализмом и капитализмом, одной из важнейших задач, стоящих перед общественными науками, является разоблачение классовой и реакционной сущности современной буржуазной идеологии.

В отчетном докладе ЦК КПСС на XXV съезде КПСС Генеральный секретарь ЦК КПСС товарищ Л. И. Брежнев указал, что «в борьбе двух мировоззрений не может быть места нейтрализму и компромиссам. Здесь нужна высокая политическая бдительность, активная, оперативная и убедительная пропагандистская работа, своевременный отпор враждебным идеологическим диверсиям»[1].

Значительная роль в разоблачении классовой и реакционной сущности современной буржуазной идеологии принадлежит советской науке о государстве и праве. И это вполне понятно, т. к. в буржуазных государственно-правовых науках в значительной степени отражаются коренные интересы господствующего класса — право частной собственности, капиталистический правопорядок и др. с их классовой и реакционной сущностью.

Поэтому закономерно, что в постановлении ЦК КПСС (1967 г.) «О мерах по дальнейшему развитию общественных наук и .повышении их роли в коммунистическом строительстве» указано, что одной из стоящих перед советскими правовыми науками задач является «разоблачение реакционной сущности современного империалистического государства и права»[2].

Буржуазное право, будучи надстройкой над капиталистическим базисом, имеет антинародный характер и поэтому является одним из орудий господствующего класса, созданных для подавления эксплуатируемых масс. Такой характер буржуазного нрава весьма ярко проявляется в уголовном праве. На это в свое время указывал К. Маркс, который писал: «По-

мимо того, что господствующие при данных отношениях индивиды должны конституировать свою силу в виде государства, они должны придать своей воле, обусловленной этими определенными отношениями, всеобщее выражение в виде государственной воли, в виде закона, — выражение, содержание которого всегда дается отношениями этого класса, как это особенно ясно доказывает частное и уголовное право»[3].

Предметная критика буржуазного уголовного права должна показывать его роль в борьбе с различными посягательствами на капиталистический правопорядок и, в том числе, в борьбе с прогрессивными деятелями в буржуазных странах, с борцами за мир и демократию.

Указанная проблема может быть решена, в частности, путем всестороннего изучения и критической оценки проблемы преступления и проступка, т. к. эти понятия являются ведущими в уголовном праве. Необходимость изучения проблемы преступления и проступка в буржуазном уголовном праве диктуется и тем, что относящиеся к ней вопросы еще далеко не полно освещены в советской уголовно-правовой литературе.

Так, в советской юридической литературе все деяния, предусмотренные англо-американским уголовным законодательством, рассматривались, как правило, в качестве преступлений. Однако уголовное законодательство Англии и США предусматривает ответственность не только за преступления, но и за проступки, объединяя их общим термином «уголовное правонарушение». Из-за отсутствия такого дифференцированного подхода к рассмотрению уголовных правонарушений, в теоретических исследованиях советских юристов, как правило, не выявляются надлежащие критерии, которые позволяют дать определение преступления и проступка и отграничить их друг от друга.

При анализе советскими учеными проблемы классификаций преступлений и проступков в англо-американском уголовном праве не всегда учитывалось деление уголовных правонарушений на преступления и проступки, что в значительной мере обедняло рассматриваемые классификации.

Кроме того, в советской литературе вовсе не уделялось внимания вопросам подсудности дел о преступлениях и простушках, хотя данное обстоятельство имеет весьма важное значение для понимания как сущности преступления и проступка, так и для уяснения прав и гарантий лиц, обвиняемых в их совершении.

Результатом указанного подхода к вопросу о преступлениях и проступках явилось отсутствие дифференцированного подхода к вопросу об их наказуемости, что необходимо для более полного уяснения вопроса об оценке законодателем

степени опасности преступлений, с одной стороны, и проступков—с другой.

Указанные обстоятельства послужили основной причиной избрания автором для своей диссертации темы — «Преступление и проступок по уголовному праву Англии и США».

В представленной диссертации проблема преступления и проступка рассматривается на основе изучения уголовного законодательства и уголовно-правовых теорий Англии и США. Ограничение рассмотрения этой проблемы двумя названными государствами обусловлено тем, что в уголовном праве Англии и, особенно, США в наиболее концентрированном виде проявляются основные черты, присущие уголовному праву капиталистических государств.

Исследуя законодательный материал Англии и США, автор использовал целый ряд уголовных законов, принятых в Англии в различное, особенно в последнее время, а также федеральное уголовное законодательство Америки и уголовное законодательство отдельных американских штатов (например, Айдахо, Джорджия, Иллинойс, Калифорния, Канзас, Кентукки, Колорадо, Миннесота, Массачусетс, Нью-Йорк, Нью-Гэммшир).

Наряду с изучением законодательного материала были изучены монографические работы таких крупнейших английских ученых прежних лет, как Блэкстон, Кении, Стифея, Хелсбери, а также целый ряд монографий и отдельных статей современных английских и американских ученых-юристов, как правило, в подлинниках.

Критически осмыслив всю эту литературу, автор попытался показать реакционную и классовую сущность основных концепций англо-американских теоретиков по проблеме преступления и проступка.

В процессе работы были также использованы опубликованные статистические и другие официальные материалы различных ведомств Англии и США и отчеты отдельных государственных комиссий, анализ которых позволил выявить некоторые особенности в репрессивной политике этих государств.

При написании диссертации была использована также советская юридическая литература, в которой в той или иной мере исследовались проблемы преступления и проступка. Так, были использованы труды таких советских ученых в области уголовного права, как А. А. Пионтковского, Н. Д. Дурманова, А. Н. Трайнина, М. Д. Шаргородского, Н. Н. Полянского, Б. С. Никифорова, Н. Ф. Кузнецовой, Ф. М. Решетникова, П. И. Гришаева, К. Ф. Гуценко, О. Ф. Шишова, Ю. В. Калинина, В. П. Шупилова, А. И. Лубенского и др.

Представленная диссертация состоит из введения, четырех глав и заключения.

В первой главе диссертации, посвященной понятию преступления и простушка по уголовному праву Англии и США, рассматривается общее понятие уголовного правонарушения (offence), поскольку оно включает в себя мак преступление, так и проступок. При этом анализируются как его законодательные определения, так и определения, данные в уголовно-правовой теории.

Английское и американское федеральное уголовное законодательство и законодательство ряда штатов США не содержат определения уголовного правонарушения. Однако в законодательстве тех штатов США, в которых содержатся его определения, они не раскрывают его сущности, а имеют формальный характер, т. к. в их основу положена не общественная опасность деяний, а запрещенность и наказуемость их законом.

Так, например, согласно ст. 4 УК штата Массачусетс «уголовным правонарушением является поведение, запрещенное настоящим кодексом или каким-либо иным статутом помимо настоящего кодекса, или какой-нибудь нормой или правилом, которые предусмотрены каким-либо статутом и приняты в установленном законом порядке, и которые наказываются смертной казнью, или тюремным заключением, или штрафом».

Далее в работе рассматриваются определения уголовного правонарушения, данные в англо-американской уголовно-правовой теории, которые советские теоретики уголовного права делят на формальные, прагматистские и смешанные.

В англо-американской уголовно-правовой теории наиболее распространенными являются формальные определения, данные представителями классической школы уголовного права. Таким, своего рода «показательным», определением рассматриваемого понятия является определение, данное английскими теоретиками уголовного права и процесса И. Карвеллом и Е. Грином, с точки зрения которых, уголовным правонарушением является «действие или бездействие, запрещенное законом под страхом наказания»[4].

Критикуя ‘формальные определения уголовного правонарушения, диссертант указывает, что они не только затушевывают классовую природу уголовного правонарушения в капиталистическом обществе, но и создают возможность для законодателя объявлять уголовно-наказуемыми деяния в связи с их опасностью для системы общественных отношений буржуазного общества.

Наряду с формальными определениями уголовного правонарушения в эпоху империализма появляются и другие определения, выдвинутые уже социологической школой уголовного права и называемые прагматистскими. В противовес формальным определениям «классиков», представители прагматистского толка пытаются дать материальное определение уголовного правонарушения как деяния, вредного для общества, как «любое поведение, которое противоречит благополучию общества»[5], причем не обязательно запрещенное законом.

Игнорируя тем самым значение закона при определении уголовного правонарушения, некоторые американские социологи, например Вамбери, считают, что грань между преступным и непреступным должна определяться не законом, а отношением к этим действиям со стороны «влиятельной части общества»[6]. Совершенно очевидно, что под «влиятельной частью общества» имеется в виду никто иной, как господствующий класс — буржуазия. Как правильно указывает, Ф. М. Решетников: «Объективно это означает борьбу против принципа законности даже в его буржуазном понимании»[7].

Возникновение прагматистских определений уголовного правонарушения вполне закономерно, ибо в условиях современного империализма формальные определения уже перестали отвечать требованиям господствующего класса.

Поэтому попытки буржуазных теоретиков создать такие определения уголовного правонарушения, которые, как справедливо указывает П. И. Гришаев, «явились бы оправданием той трясины произвола и беззакония, в которую все больше и больше погружается империалистическая буржуазия»[8], обусловлены ничем иным, как потребностью политики господствующего класса.

Кроме того, необходимо указать, что прагматистские определения уголовного правонарушения, несмотря на их материальный характер, не раскрывают классовый характер уголовных правонарушений, а, наоборот, помогают скрыть его. Сторонники подобных определений говорят о деяниях, якобы наносящих вред обществу в целом, в то время как в действительности в буржуазном обществе уголовными правонарушениями признаются лишь, такие деяния, которые наносят вред в первую очередь интересам правящего класса.

Важно отметить, что прагматистские определения уголовного правонарушения и не могут раскрыть его действительную сущность в буржуазном обществе, т. к. методологической основой этих определений является субъективно-идеалистическое философское течение — прагматизм, определяющий значение истины ее практической полезностью, а в данном случае — полезностью для господствующего класса.

В этой же главе указывается, что наряду с приведенными определениями уголовного правонарушения, выдвигаемыми представителями классической и социологической школ уголовного права, буржуазная уголовно-правовая наука выработала и так называемые смешанные определения, для которых характерно сочетание сановных признаков формальных и прагматистских определений. С точки зрения сторонников этих определений уголовным правонарушением является социальный вред, причиняемый всему обществу. Но в то же время, в отличие от сторонников прагматистских определений, они под таким вредом подразумевают лишь тот, который предусмотрен и наказуем законом. Типичным примером смешанного определения уголовного правонарушения является определение, данное американским ученым Р. Перкинсом: «Уголовным правонарушением является социальный вред, который определяется и наказывается по закону»[9]. Нетрудно заметить, что и смешанные определения ничего нового не привносят в раскрытие классовой сущности уголовного правонарушения.

Оказанное дает основание для того вывода, что в англо-американском уголовном праве вопрос о понятии уголовного правонарушения не решен и не может быть решен с подлинно научных позиций, ибо понятие уголовного правонарушения является классовым и только классовым, и лишь руководствуясь этим принципом и используя марксистско-ленинскую методологию, можно правильно решить этот вопрос.

Далее в этой же главе исследуется вопрос о понятии преступления и проступка и их разграничении по уголовному законодательству Англии и США. Этот вопрос имеет принципиальное значение не только потому, что по словам К. Маркса «определяет нравственную физиономию общества»[10], но также и потому, что законодательство Англии и США предусматривает при совершении преступлений, с одной стороны, и проступков — с другой, наличие различных последствий материально-правового и процессуального характера.

Изучение и анализ уголовного законодательства Англии и США свидетельствует о том, что в основу определения поня-

тий преступления и проступка (так же как и в основу определения уголовного правонарушения) и их разграничения положены сугубо формальные критерии.

Уголовное законодательство Англии принимает за основу разграничения преступления и проступка процессуальный критерий — порядок уголовного судопроизводства, применяемый при рассмотрении конкретного уголовного правонарушения. Так, если согласно закону, уголовное правонарушение рассматривается в порядке судопроизводства с обвинительным актом (т. е. судом присяжных), то оно является преступлением (crime), а если в порядке суммарного (упрощенного) судопроизводства, то — проступком (или суммарным правонарушением)[11].

Такой формальный критерий разграничения преступления и проступка, не содержащий указаний на какие-либо конкретные существенные признаки, по которым можно было бы отграничить их друг от друга, не позволяет уяснить вопрос о том, почему одни правонарушения рассматриваются в порядке судопроизводства с обвинительным актам и, таким образом, относятся к преступлениям, а другие — в порядке суммарного судопроизводства и тем самым относятся к проступкам.

Вместе с тем следует сказать, что разграничение преступления и проступка по способу судопроизводства является весьма неустойчивым, условным, т. к. английские законы знают целый ряд исключений, позволяющих рассматривать преступления в порядке суммарного судопроизводства, а проступки — в порядке судопроизводства с обвинительным актом.

Неустойчивость такого разграничения проявляется также в там, что английскому уголовному законодательству известны так называемые «смешанные» правонарушения (hybrid offences), которые, согласно закону, могут рассматриваться как в порядке судопроизводства с обвинительным актом, так и в суммарном порядке. При этом вопрос о выборе порядка судопроизводства решается самим судом, что создает суду благоприятные условия для признания в «нужном» случае одного и тало же деяния то преступлением, то проступком для обеспечения более гибкой политики в области применения наказания.

В уголовном законодательстве США проблема понятия преступления и проступка[12] и их разграничения решается также с формальных позиций, хотя, в несколько ином аспекте, а именно, в зависимости от характера наказания, предусмотренного за совершение конкретного уголовного правонарушения.

Так, например, согласно ст. 4 (в) УК штата Массачусетс «преступлением является уголовное правонарушение, наказуемое смертной казнью или тюремным заключением». Проступком, согласно ст. 4(c) этого кодекса является уголовное правонарушение, «которое (1) обозначено таким образом в настоящем кодексе или в каком-либо ином статуте, или (2).предусмотрено каким-либо иным статутом, который устанавливает за него наказание только в виде штрафа, а не тюремного заключения. Нарушение не составляет преступления и осуждение за него не влечет каких-либо правопоражений или ухудшение правового положения, вытекающих из осуждения за преступление».

Такой критерий, установленный в уголовном законодательстве США, ни в коей мере не разрешает вопроса о том, почему одни уголовные правонарушения наказываются более строго и относятся к преступлениям, а другие — менее строго и относятся к проступкам.

Однако в указанных критериях достаточно ярко выражен классовый характер уголовного законодательства Англии и США, ибо они создают возможность относить к преступлениям деяния, совершаемые преимущественно трудящимися, а к проступкам — деяния, совершение которых наиболее характерно для господствующего класса, что подкрепляется в диссертации соответствующими -примерами из законодательства этих стран.

Вторая глава -посвящена проблеме классификаций преступлений и проступков в англо-американском уголовном праве, важность которой заключается в том, что с этой проблемой -связаны весьма существенные последствия как материально-правового, так и процессуального характера.

В настоящее время основной классификацией преступлений и проступков в Англии является та, которая была примята Законом об уголовном праве от 21 июля 1967 года (The Criminal Law Act, 1967), критерием которой является порядок производства ареста, т. е. без судебного приказа или по судебному приказу. В соответствии с этим все уголовные правонарушения подразделяются на две группы: 1) правонару-

шения, за которые подозреваемый может быть подвергнут аресту без судебного приказа (arrestable offences), и 2) правонарушения, за которые подозреваемый может быть арестован только по судебному приказу (non-arrestable offences).

В первую из названных групп включены: а) правонарушения, за которые может быть назначено абсолютно-определенное, установленное законом наказание (fixed by law), т. е. только смертная казнь или пожизненное тюремное заключение. К этой категории относятся такие преступления, как измена, тяжкое убийство, пиратство с насилием и поджог на судостроительных верфях Ее Величества; б) правонарушения, за которые лицо (ранее не судимое) может быть в соответствии с каким-либо законом приговорено к тюремному заключению на срок в пять лет и более; в) попытка совершить правонарушение, подпадающее под какую-либо из вышеуказанных категорий.

Ко второй группе отнесены все прочие уголовные правонарушения.

Лежащий в основе данной классификации формальный критерий—порядок производства ареста—не может свидетельствовать о характере и степени опасности правонарушений и дает возможность классифицировать их в зависимости от степени опасности для интересов господствующего класса.

Здесь же рассмотрен вопрос об основной классификации преступлений и проступков по уголовному праву США, регламентированной самим уголовным законодательствам США, в соответствии с которым все уголовные правонарушения подразделяются на фелони и мисдиминоры и проступки. Причем в США, в отличие от Англии, критерием разграничения указанных групп уголовных правонарушений служить тяжесть установленного за них наказания.

К фелониям относятся такие уголовные правонарушения, за которые могут быть назначены наказания в виде смертной казни, пожизненного заключения или тюремного заключения на срок, как правило, более одного года.

К мисдиминорам относятся менее опасные уголовные правонарушения, наказываемые, как правило, тюремным заключением на срок не свыше одного года.

При этом необходимо указать, что фелонии и мисдиминоры считаются (преступлениями в собственном смысле этого слова (crimes), и некоторые уголовные кодексы (например, УК штатов Нью-Йорк, Кентукки, Нью-Гэмпшир) специально на это указывают.

Третью группу уголовных правонарушений основной классификации составляют проступки, т. е. деяния, которые, как правило, наказываются только штрафом.

Подвергая критике данную классификацию, диссертант указывает, что формальный критерий — тяжесть наказания,

положенный в ее основу, — не может дать четкого ответа на вопрос, почему конкретное деяние отнесено именно к той, a не и иной группе уголовных правонарушений.

Вместе с тем в диссертации указывается, что данная классификация является еще одним свидетельством классовой природы уголовного права США. Например, при отнесении кражи к той или иной группе уголовных правонарушений во внимание принимается не причиненный потерпевшему ущерб, а стоимость похищенного имущества. Например, по УК штата Нью-Гэмпшир кража на сумму свыше 100 долларов является фелонией, а на сумму менее 100 долларов — мисдиминором. Совершенно очевидно, что кража на сумму менее 100 долларов может причинить значительный ущерб бедняку, однако, сомнительно, чтобы кряжа даже на большую сумму, совершенная у миллионера, могла бы причинить ему серьезный материальный ущерб. Это служит примером того, как формальное равенство по буржуазному уголовному праву фактически является неравенством. Совершенно прав Н. Д. Дурманов, когда он пишет, что «особая защита собственности капиталистов выступает здесь в циничной наготе»[13].

В этой же главе рассматривается классификация преступлений и проступков по признаку так называемой «моральности», в основу которой положена оценка уголовного правонарушения с точки зрения морального фактора. Руководствуясь этим критерием, уголовные правонарушения делятся на две группы: 1) mala in se и 2) mala prohibita.

Уголовные правонарушения первой группы определяются как деяния, которые являются «злом сами по себе», противоправны по своей природе и влекут глубокое моральное осуждение, независимо от того, признаются ли эти деяния нормами права в качестве преступных. При этом считается, что деяния «mala in se» нарушают нормы естественного права, которое признается общим, вечным и неизменным для любого общества. К этой группе относятся фелонии, нарушения общественного порядка, причинение вреда отдельным лицам и имуществу, грубое нарушение благопристойности и нравственности и т. п.

Уголовные правонарушения второй группы, называемые «mala prohibita», определяются как деяния, которые признаются преступными только лишь в силу запрещения их законом. Эти деяния нарушают чьи-либо права, хотя с точки зрения сторонников этой классификации не противоречат нормам морали. Противоправность уголовных правонарушений «mala prohibita» вытекает из норм так называемого позитивного права.

К уголовным правонарушениям «mala prohibita» относятся нарушения различных статутных предписаний, например, правил движения и эксплуатации транспорта, санитарных правил, правил производства и реализации промышленных и производственных товаров, лекарств и т. п.

Из сказанного в диссертации делается тот вывод, что к группе «mala in se» относятся фелонии и наиболее опасные мисдиминоры, а к группе «mala prohibita» менее опасные мисдиминоры и .проступки.

Критикуя данную классификацию, диссертант указывает, что в ее основу положена антинаучная концепция естественного права, покоящаяся на догматах идеалистической философии. Сторонники этой классификации игнорируют тот факт, что мораль в буржуазном обществе не может быть единой, что она имеет классовый, исторический и изменчивый характер. Поэтому моральный критерий, положенный в основу этой классификации преступлений и проступков, представляется псевдонаучным.

В действительности данная классификация призвана выполнять сугубо классовую функцию — приуменьшить степень тяжести преступлений, совершаемых представителями буржуазии, создать льготные условия для их ответственности и считать уголовные правонарушения, совершаемые трудящимися, более тяжкими, как противоречащие нормам буржуазной морали.

К классификации преступлений и проступков по признаку «моральности» близко примыкает рассмотренное в этой же главе деление уголовных правонарушений на позорящие (infamous) и непозорящие (non-infamous), которое берет свое начало в английском средневековом общем праве.

Первоначально к позорящим правонарушениям относились лжесвидетельство, подлог, мошенничество, подстрекательство к даче ложный показаний и т. п., т. е. такие уголовные правонарушения, которые могли быть совершены путем обмана (crimen falsi). Лица, виновные в них, считались настолько себя опозорившими, что кроме назначенного наказания по приговору, они лишались права давать свидетельские показания в суде по любому делу.

Go временем круг позорящих правонарушений стал увеличиваться, и вместе с этим стал расширяться круг правовых последствий при осуждении за них. Так, в США, где в настоящее время широко используется деление уголовных правонарушений на позорящие и непозорящие, осуждение за совершение позорящего правонарушения влечет весьма существенные, а подчас и тяжкие правовые последствия, например, лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью, участвовать в выборах

или быть избранными, представлять чьи-либо интересы в суде и т. д.

Расширение круга позорящих правонарушений и правовых последствий осуждения за них -привело к качественному изменению критерия такого деления, которым стала не природа самого уголовного правонарушения, а тяжесть наказания (его .вида, срока и т. д.), т. е. формальный критерий. Так, американский юрист Р. Перкинс указывает, что вопрос о том, «является ли то или иное уголовное правонарушение (позорящим, решается исключительно в зависимости от наказания»[14]. При этом наказанием, в силу которого конкретное уголовное правонарушение признается позорящим, является, по славам У. Кларка и У. Маршалла «смертная казнь или тюремное заключение в пенитенциарии, с тяжкими работами или без них»[15].

Таким образом, в круг позорящих правонарушений входят нее фелонии, а в ряде случаев — мисдиминоры, если за них может быть назначено тюремное заключение, соединенное с тяжкими работами.

Деление уголовных правонарушений на позорящие и не-позорящие в зависимости от тяжести наказания дает в руки господствующему классу дополнительные средства борьбы со своими классовыми противниками. Ведь такие антиконституционные и реакционные законы, как законы Маккарена, Смита, Тафта—Хартли, направленные против коммунистов, и других прогрессивных деятелей и организаций, признавая преступлениями такие деяния, как участие в коммунистических организациях, непрекращение забастовок по приказу суда и т. п. устанавливают за них такие наказания, в соответствии с которыми они становятся позорящими. Это обстоятельство позволяет буржуазии объявить позорящим преступление, заключающееся в участии в прогрессивной деятельности, а также лишить коммунистов и других классовых противников их основных политических и других прав.

Третья глава диссертации посвящена процессуальным особенностям рассмотрения дел о преступлениях и проступках.

Поскольку рассмотрение всех этих особенностей выходит за пределы темы диссертации, в ней исследуются лишь некоторые наиболее важные особенности рассмотрения дел о преступлениях и проступках.

Общеизвестно, что процессуальные особенности рассмотрения дел об уголовных правонарушениях обусловливаются в основном характером судов, их рассматривающих. В связи с этим в диссертации уделяется определенное внимание ха-

рактеристике судов, рассматривающих дела о преступлениях и проступках в Англии и США.

Далее, в этой главе рассматриваются некоторые особенности судебной процедуры в Англии и США по делам о преступлениях и проступках.

При этом автор отмечает знамение обвинительного акта (indictment), являющегося основной особенностью суда присяжных в Англии. В диссертации кроме того указывается на наличие исключений, позволяющих ряд преступлений рассматривать в порядке суммарного судопроизводства, а ряд проступков — в порядке судопроизводства с обвинительным актом.

Анализируя эти условия, диссертант приходит к выводу, что выбор порядка судопроизводства для рассмотрения как преступлений, так и проступков в значительной степени, а в некоторых случаях — целиком зависит от судейского усмотрения.

Уголовному судопроизводству США присущи основные черты английского уголовного судопроизводства. В США, так же как и в Англии, существуют два вида уголовного судопроизводства: 1) судопроизводство с обвинительным актом или с так называемой информацией[16], осуществляемое судами общей юрисдикции и 2) суммарное судопроизводство, осуществляемое судами ограниченной юрисдикции. Однако, уголовное судопроизводство США имеет и свои весьма существенные особенности.

Так, например, если в Англии порядок судопроизводства является критерием решения вопроса о том, является ли содеянное преступлением или проступком, то в США, наоборот, отнесение деяния к преступлениям или к проступкам определяет порядок судопроизводства.

Говоря о процессуальных особенностях рассмотрения дел о преступлениях и проступках в США, в диссертации указывается на те отрицательные стороны, которые присущи уголовному судопроизводству США.

Одной из них является крайняя перегрузка судов уголовными делами, являющаяся следствием колоссального роста преступности в стране (например, в судах г. Нью-Йорка на (каждого судью в день приходится в среднем около 200 дел по тяжким преступлениям)[17]. В результате этого при рассмотрении дел нередко допускаются грубейшие нарушения законности.

В результате такой перегрузки при производстве с обвинительным актом имеют место такие случаи, когда интерва-

лы между представлением дела в суд и вынесением приговора нередко превышают годичный срок. Это, в свою очередь, приводит к тому, что значительное «количество обвиняемых направляется в тюрьмы без вынесения приговора, а также необоснованно освобождается от уголовной ответственности и наказания.

В судах, осуществляющих суммарный порядок судопроизводства, такая перегрузка ведет к весьма поверхностному рассмотрению дела, нередко в течение нескольких секунд, к вольному и пренебрежительному обращению судей с законом, к лишению подсудимых самых элементарных гарантий.

Высказанные положения диссертант подкрепляет соответствующими примерами из судебной практики, опубликованной в печати США.

Критикуя серьезные недостатки уголовного судопроизводства США, диссертант указывает, что они, являясь грубейшим нарушением законности, дают возможность использовать эти нарушения в реакционных целях. В качестве примера приводятся дела, рассмотренные судами ограниченной юрисдикции и, в частности, дела об ответственности безработных, вынужденных в поисках работы кочевать из одного штата в другой. Отождествляя безработных с бродягами и применяя к ним нормы об ответственности за бродяжничество, американские суды, выполняя волю господствующего класса, пытаются, таким образом, вести борьбу со все растущей армией безработных.

В последней главе рассматривается вопрос о наказании преступлений и проступков по уголовному законодательству Англии и США, исследование которого необходимо для установления оценки законодателем степени их опасности и выявления его классовой направленности. При этом внимание уделяется лишь таким видам наказания как тюремное заключение и штраф, т. к. именно они характеризуют особенности ответственности за преступления и проступки.

В уголовном законодательстве Англии классовая направленность наказания проявляется в том, что за некоторые весьма опасные преступления, совершаемые буржуазией (например, нарушение предпринимателем правил охраны труда, которое причинило или могло причинить вред жизни и здоровью людей), закон вообще не предусматривает тюремного заключения.

По уголовному законодательству США тюремное заключение может быть назначено за любое преступление, а за проступки—по законодательству лишь некоторых штатов. При этом для максимальных сроков тюремного заключения за преступления и проступки для законодательства отдельных штатов характерен серьезный разнобой. Так, по УК штата Нью-Гэмпшир максимальный срок этого наказания

за преступления равен 15 годам, по УК штата Массачусетс— 30 годам, а по УК штата Колорадо — 50 годам.

Далее в этой же главе подвергаются критике существующая в США система неопределенных приговоров за преступления, позволяющих держать в тюрьме неугодных для буржуазного строя лиц столько времени, сколько потребуется для того, чтобы сделать из них, как рассчитывает буржуазия, послушных исполнителей своих законов.

Что касается штрафа, то это достаточно широко применяемое наказание может быть назначено за любое уголовное правонарушение, за исключением лишь тех, которые наказываются пожизненным тюремным заключением или смертной казнью.

Такое широкое применение штрафа также является одним из проявлений классовой сущности буржуазного уголовного права, ибо по словам Ф. Энгельса, хотя штрафы и являются формально «одинаковыми для бедных и богатых, но богатых они мало или совсем не обременяют, между тем как бедняк в девяти случаях из десяти не может их уплатить, и тогда, без дальних околичностей, за неуплату, его отправляют на несколько месяцев на принудительные работы»[18]. Эти слова Ф. Энгельса не утратили своего значения и в настоящее время.

При этом особое внимание в диссертации уделано вопросу о размерах штрафа и порядке его уплаты. При этом указывается, что многие английские законы не устанавливают максимального размера штрафа. И это, естественно, создает возможность для использования судьями этого наказания в классовых целях.

В законодательстве США максимальный размер штрафа установлен, но в каждом штате он различен.

В диссертации также рассматривается вопрос о замене штрафа в случае его неуплаты тюремным заключением, широко практикуемым в Англии и, особенно, в США, что, главным образом, касается преступников из бедноты. По словам американцев Н. Морриса и Г. Хокинса, около 60% обитателей тюрем США были туда направлены именно за неуплату штрафа[19].

В заключении даются краткие выводы по всем рассмотренным в диссертации вопросам.

Основные выводы по диссертации сводятся к следующему:

В основу решения проблемы понятия преступления и проступка и их разграничения в англо-американском уголовном праве положены формальные критерии — порядок уголовного судопроизводства для рассмотрения уголовных правонару-

шений (Англия) или характер установленного за них наказания (США). Указанные критерии, не содержащие такого необходимого признака, как общественная опасность уголовных правонарушений, дают возможность признавать деяния преступлениями или проступками не в соответствии с их объективной опасностью, а по произвольному усмотрению законодателя, что нередко используется господствующим классом в своих интересах. В частности, это выражается в том, что позволяет законодателю объявлять весьма опасные деяния, совершаемые лицами из среды господствующего класса, лишь проступками, влекущими незначительные наказания, и, наоборот, объявлять преступлениями деяния, совершаемые трудящимися, даже незначительные по своей опасности и устанавливать за них весьма серьезные наказания.

Такой же псевдонаучный характер присущ и классификациям преступлений и проступков, ибо в основу отнесения конкретных правонарушений к различным группам, согласно этим классификациям, положены либо формальные критерии (характер наказания), либо критерии, основанные на идеалистических концепциях естественного права (признак «аморальности»).

Эти положенные в основу классификаций преступлений и проступков критерии, как и критерии, используемые для их разграничения, представляют собой определенную «выгоду» для господствующего класса. Пользуясь такими критериями, законодательство, теория уголовного права и судебные органы Англии и США имеют широкие возможности для отнесения деяний, совершаемых преимущественно буржуазией, к менее опасным группам уголовных правонарушений, а трудящимися — к более опасным. Учитывая различия правовых последствий, которые связаны с отнесением тех или иных деяний к различным группам, правонарушители из среды господствующего класса оказываются в привилегированном положении по сравнению с правонарушителями из среды трудящихся. Кроме того, включая такие деяния, направленные на борьбу коммунистов и других прогрессивных деятелей против эксплуатации и угнетения трудящихся как, например, участие в коммунистических организациях, забастовках и т. п. в группы наиболее опасных преступлений и устанавливая за них весьма суровые наказания, господствующий класс получает также возможность объявить их «противоправными по своей природе и позорящими», усилив тем самым уголовную репрессию в отношении лиц, совершивших такие деяния.

Наказуемость преступлений и проступков по англо-американскому уголовному праву находится в полном соответствии с классовой природой этих правонарушений, что подтверждается установлением за них таких наказаний, как

тюремное заключение и штраф. Так, если за преступления и ряд проступков, совершаемых лицами из среды трудящихся, предусматривается тюремное заключение, то за ряд весьма опасных преступлений, совершаемый предпринимателями, законы вообще не предусматривают такого наказания. Кроме того, возможность назначения штрафа почти за любое уголовное правонарушение создает условия богатым легко откупиться от заслуженного наказания, а существующий порядок замены штрафа при неуплате тюремным заключением является замаскированным лишением свободы для бедных. Наконец, наличие системы неопределенных приговоров в законодательстве США делает карательную политику весьма гибким и надежным орудием для расправы с лицами, неугодными буржуазному строю.

Приведенные в диссертации положения являются ярким свидетельством классового и реакционного характера уголовного законодательства и теории уголовного права Англии и США применительно к проблеме преступления и проступка.

Основные положения диссертации отражены в следующих работах автора:

1. Некоторые вопросы соучастия в преступлении по англо-американскому уголовному праву. Сб.: Проблемы предупреждения преступности и дальнейшего укрепления законности и правопорядка (Пятая научная конференция аспирантов и соискателей). М., 1974 г.

2. Проступки и их наказуемость по законодательству современных капиталистических государств. Известия Академии Наук Туркменской ССР, № 2, 1975 г.

3. Штраф как один из видов наказания, назначаемого за преступления и проступки по уголовному законодательству Англии. Сб.: Правовое регулирование и социальное управление. Тезисы IV межвузовской научно-теоретической конференции адъюнктов и аспирантов. М., 1975 г.

4. Некоторые вопросы классификации преступлений в уголовном праве Англии и США. Вопросы криминологии, уголовного права, процесса и прокурорского надзора. (Сборник научных трудов). М., 1975 г.

5. Понятие преступления и проступка в уголовном праве Англии и США. «Социалистическая законность», № 6, 1976 г.

[1] Л. И. Брежнев. Отчет Центрального Комитета КПСС и очередные задачи партии в области внутренней и внешней политики. Доклад XXV съезду КПСС 24 февраля 1976 г. М, Политиздат, 1976, стр. 89.

www.law.edu.ru

Популярное:

  • Вск осаго в челябинске Отзывы о страховой компании «ВСК» в Челябинске За разбитый бампер, скол на крышке багажника, и вмятину на крыле, страховая насчитала 3800. Когда один элемент минимум 5000 покрасить стоит. Не говоря о том что бампер задний под замену. ВСК […]
  • Что за статья 158 ч1 ук рф Статья 158 УК РФ. Кража 12 сентября 2016 15 июля 2016 26 мая 2016 15 апреля 2016 Зачем России министерство счастья, во сколько обойдется очередное бальзамирование тела Ленина, когда перестанут продавать сигареты и другие интересные идеи […]
  • Штрафы от мади если не платить Сколько стоит эвакуация автомобиля на штрафстоянку в 2018 году Эвакуация автомашины – неприятная ситуация, которая возникает при несоблюдении принципов остановки/стоянки и других правил дорожного движения. Если автовладелец не застал […]
  • Стороны не имеют никаких претензий Аль-Каида, Хамас, Талибан: 8 крупнейших исламистских группировок мира «Исламское государство» начало наступление на северные и западные районы Ирака в июне 2014 года. На помощь властям Ирака пришли военные США, которые нанесли десятки […]
  • Как узнать на кого машина оформлена Проверка регистрации автомобиля 1. Как проверить регистрацию автомобиля? Свидетельство о регистрации ТС (СТС) – это ламинированная карточка, выдаваемая при постановке транспортного средства на учет. Это один из документов, который […]
  • Экспертиза прайс Стоимость независимой экспертизы и оценки - прайс на экспертные услуги: Экспертиза Экспертиза бытовой, вычислительной, радиоэлектронной и оргтехники. Экспертиза ноутбуков и компьютеров. от 5000 до 7500р. Независимая экспертиза ткани. […]
  • Размеры военных пенсий в процентах Денежное довольствие для исчисления пенсий В силу исполнения особых действий, которые направлены на защиту государства или для выполнения стратегических задач, военнослужащие имеют ряд привилегий. Одной из предоставляемых прерогатив для […]
  • Типы штрафов Идея всеобщего блага и любви к человеку получила широкое распространение и большую поддержку. Ее последствия сильно коснулись уголовного права. В качестве мягкого наказания за определенные типы преступлений, не отличающиеся жестокостью и […]