Оперативный эксперимент взятка

Оперативный эксперимент в деле о взятке как основание для оправдания

Обвинение по уголовным делам о взятке, как правило, основано на результатах ОРМ «Оперативный эксперимент». Труднее всего адвокату защищать тех, кто попался с поличным.
Когда оперативный эксперимент может послужить основанием для оправдания? — рассмотрим типичную ситуацию.

Конечно, в делах о взятках все зависит от конкретных обстоятельств проведения ОРМ и документирования самого процесса получения либо дачи взятки. Незаконность проведения ОРМ — трудно доказуемый факт. Как на практике удается признать оперативный эксперимент незаконным? — приведем конкретный пример признания оперативного эксперимента недопустимым доказательством по уголовному делу, что повлекло оправдание в даче взятки.

Оперативный эксперимент в деле о взятке – это воспроизведение обстоятельств противоправного события и совершения необходимых действий для задержания подозреваемого с поличным при получении либо дачи взятки.

Адвокат по делам о взятках в каждом втором преступлении, выявленном в ходе оперативного эксперимента, в качестве линии защиты аргументировано отстаивает, что в ходе ОРМ имели место подстрекательство, фальсификация и другие нарушения закона. Ведь если оперативный эксперимент проведен с нарушением закона, то все документы, составленные при его проведении ОРМ, должны быть признаны недопустимыми доказательствами по уголовному делу, а значит, сторона обвинение лишиться основных доказательств.

Но для оправдания требуется больше! — умысел обвиняемого либо подсудимого должен доказываться помимо оперативных материалов (ОРД). Иными словами если до проведения оперативного эксперимента умысел на получение либо дачу взятки подтверждается иными доказательствами, то виновным скорее всего признают, но наказание назначат не столь строгое как могло бы быть. Так что в любом случае Ваш адвокат должен и обязан разбираться в оперативно-розыскном законодательстве, а также иметь практику по делам о взятках, иным коррупционным и должностным преступлениям, чтобы эффективно проводить защиту и осуществлять проверку законности проведения тех или иных ОРМ.

Результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора лишь в том случае, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на совершение преступления, сформировавшегося независимо от деятельности сотрудников оперативных подразделений.

Пример оправдания по взятке
из-за признания незаконным оперативного эксперимента

Чтобы добиться оправдания по обвинению в получении взятки требуется завидное упорство и от адвоката, и от подзащитного. Пройти круги правосудия и преодолеть цикличность порядка обжалования, чтобы добиться оправдания, — удача немногих опытных адвокатов по делам о взятках.

Итак, пример дела о взятке:
по приговору суда М. осуждён по ч.3 ст.204 УК РФ, т.е. признан виновным в незаконном получение денег (взятки) за совершение действий в интересах дающего (аналогия ст.290 УК РФ, которая отличается субъектом преступления).

Апелляционная, кассационная судебные инстанции приговор по коммерческой взятке оставили без изменения. Но судебная коллегия Верховного суда все решения в отношении М. отменила в связи с нарушениями уголовно-процессуального закона.

Обстоятельства уголовного дела:
19 августа 2011 г. к М., являвшемуся председателем правления СНТ, обратился Ф. – оперуполномоченный, который действовал в рамках оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент», с просьбой выдать ему за деньги справку, содержащую ложные сведения о том, что получатель справки выращивает на участке в садовом товариществе сельскохозяйственную продукцию, и дающую основание для предоставления торгового места на рынке.
Для получения доказательств сотрудниками правоохранительных органов была использована помощь Ф.Е., действовавшей в рамках ОРМ, которая 20 и 25 августа 2011 г. обращалась к М. от имени Ф. с просьбой выдать ей за деньги данную справку.

ВС указал, что проведение оперативного эксперимента возможно лишь в целях выполнения задач, предусмотренных ст. 2 Федерального закона от 12 августа 1995 г. № 144-ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности», и только при наличии оснований, указанных в ст. 7 этого закона.
Органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий.
Кроме того, результаты оперативно-розыскного мероприятия могут быть положены в основу приговора лишь в том случае, если они получены в соответствии с требованиями закона и свидетельствуют о наличии у лица умысла на совершение преступления, сформировавшегося независимо от действий сотрудников оперативных подразделений, а также в случае проведения лицом всех подготовительных действий, необходимых для совершения противоправного деяния.
Между тем в уголовном деле не имеется доказательств того, что М. совершил бы преступление без вмешательства сотрудников правоохранительных органов.

Обоснованность принятия постановлений о проведении оперативно-розыскного мероприятия «оперативный эксперимент» в отношении М. судом не обсуждалась.
Обстоятельства дела свидетельствуют о том, что действия сотрудников полиции совершены в нарушение требований ст. 5 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» и были направлены на склонение М. к получению незаконного вознаграждения.
Одновременно обстоятельства свидетельствуют, что без вмешательства сотрудников правоохранительных органов умысел на получение незаконного вознаграждения у М. не возник бы и инкриминируемое ему деяние не было бы совершено.
Принятие же М. денежных средств в сумме 5000 рублей в результате склонения его к совершению преступления не может расцениваться как уголовно наказуемое деяние, в этом случае в содеянном отсутствует состав преступления.
Учитывая изложенное, Судебная коллегия Верховного суда приговор и последующие судебные решения в отношении М. отменила, уголовное дело прекратила на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, признав за М. право на реабилитацию.

Таким образом, оправдание основано на признании незаконным проведения оперативного эксперимента, поскольку умысел на совершение взятки возник у человека вследствие вмешательства оперативных сотрудников, которые своими действиями склонили его на противоправный поступок.

См.
— Обзор практики судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ за 2 полугодие 2013 года, утверждённым Президиумом Верховного суда РФ 5 марта 2014 г.;
— Определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 29 октября 2013 г. № 11-Д13-33;
— Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. N 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях»

advokat-zashchitnik.ru

Оперативный эксперимент как средство проверки информации о готовящейся передаче взятки. Статьи по предмету Уголовный процесс

ОПЕРАТИВНЫЙ ЭКСПЕРИМЕНТ КАК СРЕДСТВО ПРОВЕРКИ ИНФОРМАЦИИ О ГОТОВЯЩЕЙСЯ ПЕРЕДАЧЕ ВЗЯТКИ

В.Н. КАРАГОДИН

Значение оперативного эксперимента как эффективного средства выявления фактов и участников взяточничества не подвергается сомнению ни в теории, ни в судебно-следственной практике. В то же время высказываются справедливые опасения по поводу того, что при проведении этого оперативно-розыскного мероприятия могут допускаться нарушения закона, исключающие возможность использования полученных результатов в уголовно-процессуальном доказывании. Действительно, процедура проведения этого оперативно-розыскного мероприятия не регламентирована законом. Отсутствует и закрепленное в нормах права понятие оперативного эксперимента. В связи с этим предлагаются различные определения анализируемого оперативно-розыскного мероприятия, с учетом которого формулируются критерии его допустимости. На первый взгляд определение понятия оперативного эксперимента имеет чисто теоретическое значение. Однако некоторые далеко не бесспорные теоретические взгляды на сущность рассматриваемого действия воспринимаются судами при признании полученных результатов недопустимыми. Например, М.А. Фомин определяет оперативный эксперимент как «целенаправленное негласное наблюдение, в условиях которого происходит выявление, пресечение и раскрытие преступления, установление взяткополучателя» .
———————————
Фомин М.А. Допустимость материалов ОРМ в качестве доказательств по делам о получении взятки // Уголовный процесс. 2010. N 2. С. 21.

Казалось бы, что такой подход, пускай и подвергавшийся критике, поскольку не раскрывает сущности определяемого действия, не может повлиять на оценку допустимости результатов оперативного эксперимента в реальных ситуациях. Однако в своей следующей статье этот автор, анализируя пример из судебной практики, фактически опирается на указанную дефиницию. Так, при оценке действия органа оперативно-розыскной деятельности по проверке сообщения о получении взяток врачом М. в содержание эксперимента включено только наблюдение за проверяемым, в ходе которого установлен факт совершения названным лицом служебного подлога. На этом основании делается вывод о недопустимости материалов, в которых зафиксированы результаты проведенного спустя две недели задержания с поличным .
———————————
См.: Фомин М.А. Отграничение оперативного эксперимента от провокации взятки // Уголовный процесс. 2010. N 3. С. 19.

Следует согласиться с мнением авторов, полагающих, что сущность оперативного эксперимента не может определяться через наблюдение. Поскольку в их основе лежит использование двух разных эмпирических методов познания .
———————————
См.: Захарцев С.И. Оперативно-розыскные мероприятия: общие положения. СПб., 2004. С. 139.

Оперативное наблюдение в большинстве ситуаций проводится на этапе подготовки оперативного эксперимента, в рамках единой оперативно-тактической операции по проверке информации о готовящейся передаче взятки.
Оперативное наблюдение понимается как скрытое, негласное слежение за предполагаемыми участниками преступления, местами их нахождения, используемыми ими транспортными средствами с целью получения информации об обстоятельствах, участниках, орудиях преступной деятельности, полученных в результате ее осуществления имущества и доходов .
———————————
См.: Чечетин А.Е. Оперативно-розыскные мероприятия // Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности»: Научно-практический комментарий / Под ред. проф. В.В. Николюка и доц. В.В. Кальницкого, А.Е. Чечетина. Омск: Омский юридический институт МВД России, 1996. С. 26.

Понятие оперативного эксперимента в последнее время раскрывается с использованием дефиниции, закрепленной в ст. 26 Рекомендательного законодательного акта «О борьбе с организованной преступностью», принятого Постановлением Межпарламентской ассамблеи государств-участников СНГ от 26 ноября 1996 г.
В соответствии с названной нормой оперативный эксперимент представляет собой воспроизведение действий, обстановки, обстоятельств преступного события и совершение необходимых опытных действий в целях пресечения преступления, выявления субъектов, их совершающих, а также проверки и оценки собранных данных о возможности совершения определенных противоправных действий или получения иных данных о криминальной деятельности .
———————————
См.: Нетреба В.А., Овчинский В.С. Понятие оперативного эксперимента // Теория оперативно-розыскной деятельности: Учебник / Под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского, Г.К. Синилова. М., 2009. С. 373; Халиков А.Н. Правовые основы оперативно-розыскной деятельности. М., 2007. С. 167.

Приведенная теоретическая конструкция, несомненно, страдает недостатками, несовершенством формы, громоздкостью отдельных элементов. Однако в ней отражается концепция оперативного эксперимента как опытного действия. К опытным действиям, являющимся элементом рассматриваемого оперативно-розыскного мероприятия, относятся создание условий, благоприятных для выявления преступных намерений проверяемых субъектов, перемещение предмета взятки, установление контроля над ним и участниками прогнозируемого криминального события и т.д.
В научной литературе отмечалось, что для проверки информации о готовящейся передаче взятки чаще всего проводится оперативный эксперимент, содержанием которого является документирование и задержание с поличным участников взяточничества . Думается, что это более точно характеризует сущность анализируемого оперативно-розыскного мероприятия. В связи с этим неудачным выглядит обозначение его как эксперимента, поскольку при его производстве практически не выполняются опытные действия. Можно лишь предполагать, что такого рода задержание с поличным отнесли к оперативному эксперименту вынужденно, в связи с проблемами в законодательстве, отсутствием иных норм, регулирующих проведение подобных операций.
———————————
См.: Нетреба В.А., Овчинский В.С. Указ. раб. С. 37.

Многие проблемы, неясности могли бы быть сняты, если бы в законе устанавливалась процедура, критерии допустимости контроля за преступным поведением и задержания с поличным.
Наиболее предпочтительным вариантом выглядит закрепление указанных процедур в Уголовно-процессуальном кодексе.
В настоящее время в ч. 1 ст. 91 УПК РФ указывается, что лицо, застигнутое при совершении преступления, может быть задержано в качестве подозреваемого. Представляется, что в данном случае речь идет именно о задержании с поличным. Однако в УПК РФ отсутствуют правила фиксации такого задержания.
Некоторые авторы признают, что процессуально-субъективный статус задержанных с поличным до возбуждения уголовного дела неясен. Но поскольку они фактически лишаются возможности свободного передвижения, они приобретают права подозреваемого, которые им должны разъясняться на месте задержания. Таким образом, упомянутые лица наделяются статусом подозреваемых и в этом качестве могут быть подвергнуты личному обыску .
———————————
См.: Фролова Т.А. Использование в доказывании результатов оперативно-розыскной деятельности // Уголовный процесс. 2008. N 10. С. 20.

Вряд ли можно возражать против того, что задержанные в описываемых ситуациях не только фактически подпадают под подозрение, но и испытывают в связи с этим определенные ограничения. Однако это не является основанием для автоматического распространения на них процессуального статуса подозреваемого со всеми вытекающими последствиями. Основания и процедура приобретения такого положения предусмотрены законом (ст. 46 УПК РФ) и расширительному толкованию не подлежат. Реализация предполагаемого подхода может инициировать серьезные нарушения прав задержанных. В частности, если возможен личный обыск, то почему нельзя провести обыск помещений и участков местности, где проведено задержание?
В настоящее время в следственно-судебной практике наметилась тенденция непосредственного использования результатов оперативно-розыскного эксперимента в уголовном судопроизводстве в качестве доказательств. Концепция прямого использования результатов оперативно-розыскной деятельности в уголовном судопроизводстве не нова и подвергалась справедливой критике. Противники подобного способа реализации оперативной информации справедливо указывали на то, что результаты оперативно-розыскной деятельности являются лишь основой для формирования процессуальных доказательств. Оперативно-розыскные действия проводятся по правилам, установленным Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и ведомственными нормативными актами, а не уголовно-процессуальным законодательством. Оперативно-розыскные и уголовно-процессуальные виды деятельности осуществляются субъектами, занимающими разное правовое положение, регулируются с помощью несовпадающих правовых предписаний. Поэтому нельзя распространять действие критериев допустимости уголовно-процессуальных доказательств на результаты оперативно-розыскной деятельности .
———————————
См.: Доля Е.А. Формирование доказательств на основе оперативно-розыскной деятельности. М., 2009. С. 254, 262 — 277.

Положение анализируемой концепции используется для аргументации недопустимости результатов оперативного эксперимента по мотивам нарушения правил при составлении документов, отражающих принятие решения о производстве этого оперативно-розыскного мероприятия, его содержание и результат. С учетом этого делается вывод о недопустимости доказательств, полученных при производстве следственных действий по проверке сведения, добытых в ходе оперативно-розыскного эксперимента. Такой подход демонстрирует М.А. Фомин, комментируя оправдательные приговоры Липецкого областного суда, вынесенные в связи с признанием незаконными оперативных экспериментов, в ходе которых были задержаны с поличным взяткополучатели. Из краткого описания названных примеров довольно сложно получить полное представление об обстоятельствах проведения анализируемых оперативно-розыскных мероприятий и допущенных при этом погрешностях. Оставляя в стороне частные случаи, хотелось бы обратить внимание на попытку названного автора сформулировать жесткие требования к постановлению о проведении оперативно-розыскного эксперимента и срокам его действия. При этом проводится мысль, что если в постановлении содержатся сведения, дающие основания полагать, что должностное лицо готовится к получению взятки от одного субъекта, а задерживается за получение незаконного вознаграждения от другого, такой оперативный эксперимент является незаконным. Возможно, что в обсуждаемом случае сотрудники оперативно-розыскного органа действительно допустили нарушение закона при проведении рассматриваемого оперативно-розыскного действия. Однако это не является основанием для установления императивного правила об обязательном отражении в постановлении данных обо всех участниках предполагаемого преступления. В данном случае налицо попытка распространить на оперативный эксперимент процедуру процессуального оформления подозрения в совершении конкретного преступления. Как известно, для этого по каждому выявленному в ходе доследственной проверки факту в отношении конкретного лица должно быть возбуждено уголовное дело. Если такие постановления отсутствуют, установленные в ходе расследования факты совершения конкретным лицом преступления не могут быть инкриминированы. В постановлении о проведении оперативного эксперимента конечно же должна быть указана цель его проведения. Однако такой целью является проверка информации о взяточничестве, а при ее подтверждении — задержание проверяемого (а не подозреваемого) с поличным.
Стремление представителей профессиональной защиты к детализации критериев допустимости оперативного эксперимента вполне понятно. Чем больше будет установлено требований, тем труднее их соблюдать. Невыполнение же хотя бы части из установленных требований предоставляет возможность для заявления ходатайства о признании результатов оперативного эксперимента недопустимыми.
Только этим можно объяснить указание в перечне документов, прилагаемых к постановлению о проведении эксперимента, плана оперативного мероприятия .
———————————
См.: Фомин М.А. Отграничение оперативного эксперимента от провокации взятки. N 3. С. 18.

Необходимо согласиться с мнением авторов, которые полагают, что в соответствии с Федеральным законом «Об оперативно-розыскной деятельности» и Инструкцией о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд направляется сообщение о проведении оперативного эксперимента, юридических основаниях, месте и времени его производства, полученных результатах, целях передачи материалов (для возбуждения уголовного дела и т.д.); постановление о предоставлении материалов следователю; документ, фиксирующий обращение заявителя (заявление); рапорт оперативного сотрудника с изложением сведений о приготовлении к передаче взятки и ходатайством о разрешении производства эксперимента; постановление о производстве оперативного эксперимента; документы, фиксирующие операции по подготовке и проведению оперативного эксперимента. К числу последних из названных документов относятся акты пометки и передачи взяткодателю предмета взятки, технических средств; личного досмотра взяткодателя непосредственно перед его встречей с должностным лицом; акт или протокол оперативного эксперимента, в котором фиксируется факт встречи участников взяточничества и передачи предмета взятки; акт личного досмотра взяткодателя после передачи предмета взятки; документ, фиксирующий изъятие у взяткополучателя предмета взятки; акт изъятия и осмотра технических средств, а также полученных с их помощью аудио- и видеоматериалов; стенограмма переговоров, негласно зафиксированных с помощью аудио- и видеозаписи, рапорт оперативного работника, проводившего оперативный эксперимент. К перечисленным документам прилагаются изъятые объекты, которые после проведения соответствующих следственных действий могут быть приобщены к делу в качестве вещественных доказательств — аудио- и видеозаписи, предмет взятки с обнаруженными на нем следами предполагаемого взяткополучателя, его вещи со следами красителя от передаваемого предмета и другие следоносители. Аналогичным образом передаются и материалы других оперативно-розыскных мероприятий, проведенных при подготовке оперативного эксперимента и параллельно с ним. По некоторым данным, для фиксации процессов подготовки и проведения этого оперативно-розыскного действия иногда составляется до 15 документов .
———————————
См.: Гармаев Ю.П., Обухов А.А. Квалификация и расследование взяточничества. М., 2009. С. 135 — 138.

Все они содержат сведения, которые могут приобрести статус процессуальных доказательств после проверки в ходе определенных следственных действий и фиксации в протоколах этих действий.
Попытки выделения гласного и негласного оперативного эксперимента не меняют сущности этого оперативно-розыскного мероприятия. Вызывает удивление предлагаемая классификация. Принцип конспиративности оперативного эксперимента предполагает сохранение в тайне от взяткополучателя, а иногда — и взяткодателя операций по проверке исходной информации, выявлению намерений на получение взятки, планированию задержания с поличным субъектов взяточничества. Если речь идет о задержании с поличным, то эта часть оперативного эксперимента осуществляется гласно, как правило, в присутствии понятых, сопровождается получением объяснений от задержанного, демонстрацией ему и другим участникам задержания сделанных в процессе проведения этого мероприятия аудио- и видеозаписей, изъятых предметов и т.д.
———————————
См.: Фомин М.А. Отграничение оперативного эксперимента от провокации взятки. N 3. С. 21 — 22.

Доводы о том, что при производстве «гласного оперативного эксперимента» якобы появляются процессуальные гарантии, неубедительны, поскольку процедура проведения этого оперативно-розыскного мероприятия не урегулирована уголовно-процессуальными нормами. Правила проведения оперативно-розыскных мероприятий вообще априори не могут закрепляться в нормах уголовно-процессуального закона. Они осуществляются в сфере оперативно-розыскной деятельности, которая регулируется специальными нормами, не являющимися элементами уголовно-процессуального права.
Материалы оперативного эксперимента не могут признаваться доказательствами, в особенности вещественными, как полагает М.А. Фомин . В соответствии с ч. 1 ст. 81 УПК РФ вещественными доказательствами являются материальные объекты со следами преступления. Такими объектами не являются документы, составляемые сотрудниками оперативно-розыскного органа. Что же касается предмета взятки, аудио- и видеокассет с записью передачи взятки, документов о взяточничестве и составленных участниками преступления, то они должны быть осмотрены, подвергнуты экспертному исследованию. Об обстоятельствах их получения, составления, изъятия допрашиваются свидетели. Только после этого принимается решение о признании объекта вещественным доказательством. Процесс формирования доказательств на основе результатов оперативного эксперимента достаточно труден и продолжителен. Он предполагает проверку и закрепление ее результатов в процессуальных документах, отражающих сведения, добытые при проведении следственных действий. Направление и содержание этой деятельности в значительной степени обусловливаются условиями реальных ситуаций, формирующихся в ходе уголовного судопроизводства по конкретным фактам взяточничества.
———————————
См.: Фомин М.А. Допустимость материалов ОРМ в качестве доказательств по делам о получении взятки. С. 23.

Наша компания оказывает помощь по написанию курсовых и дипломных работ, а также магистерских диссертаций по предмету Уголовный процесс, предлагаем вам воспользоваться нашими услугами. На все работы дается гарантия.

www.justicemaker.ru

§ 4. Оперативный эксперимент

Нормативно это ОРМ определено в п. 14 ч. 1 ст. 6 ФЗ об ОРД. Кроме того, отдельные его правила изложены в ст. 5, 7 и 8, п. 1 ч. 1 ст. 15, ч. 1 ст. 17 ФЗ об ОРД, ст. 36 ФЗ о наркотиках, Инструкции «Об основах организации и тактики проведения оперативно-технических мероприятий», а также в закрытых нормативных правовых актах оперативно-розыскных органов. Важную роль в оценке оперативного эксперимента и его результатов игра­ют постановление Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6 «О судебной практике по делам о взяточничестве и коммерческом подкупе» и определение судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 3 сентября 2004 г. № 47-004-75.

Характеристика обязательного юридического содержания опера­тивного эксперимента. Оперативный эксперимент характеризуется как сложное экспериментальное ОРМ (см. § 5 гл. 16 настоящего издания). Раз­личают основной, ограничительный и льготный составы этого ОРМ.

Объект оперативного эксперимента усеченный. С его помощью до­пустимо защищать не все общественные отношения, предусмотренные ФЗ об ОРД, а только отдельные уголовно-правовые отношения, которые воз­никают при совершении преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления.

Как правило, в составе этого ОРМ одним из значимых признаков вы­ступает лицо — носитель информации. В основном им является изучаемое лицо, прежде всего то, чье деяние (действие или бездействие) фактически или с достаточной степенью вероятности связано с совершением тяжкого (особо тяжкого) преступления и чье поведение изучается в ходе оператив­ного эксперимента (например, иные лица, связи проверяемого).

С предметно-практической стороны выделяют два вида оператив­ного эксперимента, проводимого для установления:

• наличия конкретного события (факта, явления, процесса) при опре­деленных условиях;

• восприятия (слышимости, видимости и др.) конкретного события при соответствующих условиях;

• совершения лицом конкретного действия при определенных условиях;

2) механизма совершения преступления (как в целом, так и отдельных его стадий).

Формы проведения. Это ОРМ проводится как негласно (в основном), так и гласно.

Способы оперативного эксперимента. Он проводится на мнимое бла­гоприятствование и на воспрепятствование осуществления общественно опасного деяния.

Используемые средства. При проведении оперативного эксперимента его субъекты вправе использовать (гласно или с соблюдением мер конспи­рации) технические и иные средства (ч. 3 ст. 6 ФЗ об ОРД). В ходе этого ОРМ могут, в частности, использоваться специальные окрашивающие препа­раты, которыми метят, например, денежные купюры, требуемые взяточником.

Место и время (сроки) проведения оперативного эксперимента ФЗ об ОРД не ограничены.

Субъект оперативного эксперимента сложный:

• основной — 1) исполнитель: оперативник или по его заданию агент либо иное лицо, содействующее проведению ОРД; 2) санкционирующее лицо: руководитель оперативно-розыскного органа;

• дополнительный — специалисты в ряде областей знаний, техники и ремесел.

Характеристика особенностей ограничительного состава опера­тивного эксперимента. В этом составе эксперимента, т.е. в ходе которого могут быть совершены действия, ограничивающие конституционные права лица, установлены дополнительные, ужесточающие условия его проведе­ния (по сравнению с простым составом). Они связаны с необходимостью получения судебной санкции (например, для начала экспериментального воссоздания ситуации по негласному проникновению лица в жилище).

Особенности субъекта проведения. При таком эксперименте субъект сложный: кроме оперативника (агента и др.) и руководителя оперативно- розыскного органа в обязательном порядке задействован судья, который санкционирует проведение ОРМ, связанного с ограничением конституци­онного права человека.

. Краткая характеристика особенностей льготного состава опера­тивного эксперимента. Разрешено использовать без лицензии наркотиче­ские средства или психотропные вещества (ст. 36 ФЗ о наркотиках);

Основные правила осуществления оперативного эксперимента и оформления его результатов. Основание и поводы для проведения опера­тивного эксперимента в простом его составе специфичны:

• он допустим только в целях выявления, предупреждения, пресечения и раскрытия преступления средней тяжести, тяжкого или особо тяжкого преступления (ч. 8 ст. 8 ФЗ об ОРД);

• его проведение допустимо только на основании постановления, ут­вержденного руководителем оперативно-розыскного органа (ч. 7 ст. 8).

Условия для проведения оперативного эксперимента (простой состав) — соблюдение запрета на использование технических и иных средств, нано­сящих ущерб жизни или здоровью людей и причиняющих вред окружаю­щей среде (ч. 3 ст. 6 ФЗ об ОРД).

Кроме того, в оперативно-розыскной практике выработаны условия, характерные для проведения этого ОРМ. Так, в ходе оперативного экспе­римента запрещается:

• искусственно создавать ситуацию, в которой изучаемое лицо лиша­ется выбора того или иного поведения, в том числе непреступного;

• искусственно создавать доказательства совершения преступления;

• подстрекать (провоцировать) лицо к совершению преступления, в том числе путем формирования у него отсутствовавшего ранее умысла на совершение преступления;

• совершать действия, унижающие честь и достоинство граждан, уг­рожающие жизни или здоровью его участников либо других лиц.

Наряду с этим недопустимо проводить оперативный эксперимент, если он может повлечь за собой наступление тяжких (особо тяжких) последст­вий правоохраняемым интересам, включая ущерб общественной безопасно­сти или безопасности России.

Оформление данных, полученных в результате оперативного экспери­мента. Как правило, данные, полученные в результате его проведения, оформляются рапортом оперативника. Однако они могут быть оформлены актом (о проведении оперативного эксперимента), объяснением лица — участника оперативного эксперимента и др.

К итоговому документу могут прилагаться необходимые документы и материалы (аудио-, видеопленки и т.п.), на которых фиксировали процесс оперативного эксперимента, и данные, полученные в его результате.

Отличие оперативного эксперимента от провокации. Провокация в ОРД законодательно запрещена. Органам (должностным лицам), осуществ­ляющим ОРД, запрещается подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий, т.е. совершать провокацию (ч. 8 ст. 5 ФЗ об ОРД).

В отличие от провокационно-подстрекательской деятельности при опера­тивном эксперименте сознанием оперативника (другого субъекта ОРД) охватывается то, что он совершает действия для защиты от преступного посягательства, а его воля направлена на совершение именно общественно полезного поведенческого акта. Это одно из основных, принципиальных отличий.

Провокация (в уголовно-правовом аспекте) — это подстрекательство в совершении преступления. Подстрекателем признается лицо, склонившее другое лицо к совершению преступления путем уговора, подкупа, угрозы или другим способом (см. ч. 4 ст. 33 УК). При этом лицо сознает, что склоняет другое лицо к совершению преступления, и желает его склонить.

Кроме того, в ст. 304 УК предусмотрен конкретный состав преступления — прово­кация взятки или коммерческого подкупа.

Важно соблюдать все правила осуществления оперативного экспери­мента, предусмотренные ФЗ об ОРД. Так, Верховный Суд РФ разъяснил, что не является провокацией взятки или коммерческого подкупа проведе­ние предусмотренного законодательством ОРМ в связи с проверкой заяв­ления о вымогательстве взятки или имущественного вознаграждения при коммерческом подкупе (см. п. 25 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 февраля 2000 г. № 6).

Оперативный эксперимент, провокация в ОРД, прослушивание иных, кроме телефонных, переговоров, прослушивание телефонных переговоров, снятие инфор­мации с технических каналов связи.

textbook.news

Апелляция разъяснила оценку доказательств при провокации взятки оперативниками

Суд Ямало-Ненецкого автономного округа представил на своем сайте обобщение практики рассмотрения уголовных дел коррупционной направленности за второе полугодие 2013 года и 2014 год в судах региона.

В обобщении анализируются вопросы квалификации преступлений, установление личной заинтересованности и «добросовестного заблуждения» виновного лица, вынесение приговора, прекращение уголовного преследования в связи с истечением срока давности, конфискация суммы взятки и другие.

Разбирая одно из дел, суд ЯНАО отмечает, что провокация взятки или коммерческого подкупа со стороны сотрудников органа, осуществляющего оперативно-разыскную деятельность, или их агентов исключает возможность использования результатов оперативно-разыскных мероприятий в качестве доказательств по уголовному делу. При этом в практике районных и городских судов продолжают встречаться случаи, когда вопросы о наличии провокации в действиях оперативных сотрудников и их агентов не исследуются судом надлежащим образом.

Приговором Надымского городского суда Л. признан виновным по ч. 1 ст. 292 (служебный подлог – два эпизода), ч. 3 ст. 290 (получение взятки – два эпизода), ч. 3 ст. 30 и ч. 3 ст. 290 (попытка получения взятки) УК РФ. Судом установлено, что Л., занимая должность врача районной больницы, действуя через посредника С., получил взятки от трех лиц за составление подложных листков нетрудоспособности. В последнем случае он был задержан оперативными сотрудниками.

Судом апелляционной инстанции приговор в отношении Л. отменен, последний оправдан ввиду отсутствия в его действиях состава преступления исходя из следующего.

Помимо прочего, в основу приговора в качестве доказательств виновности Л. судом были положены результаты оперативно-разыскных мероприятий «оперативный эксперимент», проведенных с участием трех лиц, которые через посредника передали Л. денежные средства в качестве вознаграждения за составление подложных листков нетрудоспособности. Однако, судом не были надлежащим образом оценены действия оперативных сотрудников на предмет их соответствия целям и задачам оперативно-разыскной деятельности, предусмотренным ст. 2 закона «Об оперативно-розыскной деятельности», а также на предмет наличия оснований для проведения ОРМ, указанных в ст. 7 этого закона.

Признавая результаты ОРМ «оперативный эксперимент» в качестве допустимых доказательств, суд сослался на показания оперуполномоченного о наличии оперативной информации об оформлении Л. через посредника листков нетрудоспособности за вознаграждение.

Вместе с тем, в материалах дела отсутствовали доказательства, которые бы объективно подтверждали указанную оперативную информацию и свидетельствовали бы о подготавливаемом или совершаемом преступлении. Одни лишь показания оперативного сотрудника о наличии как таковой оперативной информации являются явно недостаточными для подобного вывода.

При этом, принимавшие участие в ОРМ граждане Я., В. и К. какой-либо информации в отношении Л. правоохранительным органам не сообщали (например, о вымогательстве у них взятки или об их осведомленности о преступной деятельности Л. из других источников) и сами в больницу обращаться не собирались. Таким образом, инициаторами проведения ОРМ являлись исключительно сотрудники полиции.

Более того, первоначальный разговор между агентами и посредником записан не был, хотя именно этот разговор имеет решающее значение для установления юридически значимых обстоятельств: от кого именно исходила инициатива встречи и передачи взятки должностному лицу, оказывалось ли какое-либо давление или стимулирование и т.п.

При таких обстоятельствах, в материалах уголовного дела отсутствовали доказательства того, что осуждённый совершил бы преступление без вмешательства сотрудников правоохранительных органов и без искусственного создания ими условий для этого.

Судебная коллегия суда ЯНАО пришла к выводу о том, что действия сотрудников полиции были направлены на склонение Л. к получению незаконного вознаграждения, то есть на провокацию, что нарушало требования ст. 5 закона «Об оперативно-розыскной деятельности». Результаты ОРМ и производные от них доказательства не могли быть положены в основу приговора. Учитывая признание недопустимыми также и других доказательств, судебная коллегия пришла к выводу о недоказанности вины Л. и приняла решение о его оправдании.

С полным текстом обобщения практики рассмотрения уголовных дел коррупционной направленности за второе полугодие 2013 года и 2014 год в судах Ямало-Ненецкого автономного округа можно ознакомиться здесь.

pravo.ru

Популярное:

  • Как оформить карточку для получения пенсии Пенсия на карту Сбербанка Пенсионный Фонд перечисляет пенсию на лицевой счет сберкнижки на основании заявления пенсионера. Получать ее через кассу Сбербанка намного удобнее, в отличие от многочасового ожидания в очереди на почте. Поэтому […]
  • Декларация единый налог 2 группа Декларация единого налога - 2 группа единщиков 02. Сроки сдачи декларации и налоговые периоды Для предпринимателей второй группы отчетный период paвен календарному году (coгл. п.296.2 cт.296 Налогового Кодекса). При годовом отчетном […]
  • Как находить площадь квадрата правило Площадь фигур Две фигуры называют равными, если одну их них можно так наложить на другую, что эти фигуры совпадут. Площади равных фигур равны. Их периметры тоже равны. Площадь квадрата Для вычисления площади квадрата нужно умножить его […]
  • Хорошие юристы в хабаровске Хорошие юристы в хабаровске Полностью проверить юридическую чистоту объекта, надежность контрагента, безопасность схемы проведения сделки и всех договоров, что поможет избежать будущих убытков и предотвратить судебные […]
  • Какой стаж работы нужен для кредита Легко ли получить ипотеку для сотрудников Сбербанка и зарплатных клиентов? Сотрудники Сбербанка нуждаются в собственном жилье не меньше, чем люди, работающие в иных организациях. Эта кредитная организация поощряет желание сотрудников в […]
  • Бланк заявление осаго росгосстрах образец Росгосстрах образец заявление на выплату страхового возмещения Росгосстрах – крупнейшая компания такого рода в РФ, предлагающая своим клиентам более 50 наименований продуктов. В предусмотренных случаях нанесения ущерба имуществу или […]
  • Ут возврат товара от клиента Как сделать возврат товара от покупателя в 1С 8.3 Настоящая инструкция содержит описание работы по созданию документов «Возврат товаров от клиента» в системе «1С:Управление торговлей», созданной на платформе «1С:Предприятие», и […]
  • Суды в красногорском районе КРАСНОГОРСКИЙ СУД (Красногорский городской суд Московской области): телефоны, адрес, реквизиты. Юридическая поддержка граждан в Красногорском городском суде Московской области. Адвокаты специализируются на работе в Красногорском […]