Лишен права на судебную защиту

Право на судебную защиту в конституциях современных демократических государств: сравнительно-правовой аспект

ПРАВО НА СУДЕБНУЮ ЗАЩИТУ В КОНСТИТУЦИЯХ СОВРЕМЕННЫХ ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ГОСУДАРСТВ: СРАВНИТЕЛЬНО-ПРАВОВОЙ АСПЕКТ

Крутиков М. Ю., старший помощник прокурора Ефремовского района Тульской области.

На современном этапе генезиса мирового сообщества окончательно сложились и нашли свое закрепление в ряде международно-правовых актов и национальных конституций основополагающие права и свободы личности. «Выстраданные, осознанные и сформулированные цивилизацией за две с половиной тысячи лет права человека обрели современную форму, современное понимание и являются воплощением идеалов современного гуманизма» . С принятием Всеобщей декларации прав человека (1948 г.) — своеобразного кодекса прав и свобод любого человека вне зависимости от его происхождения, убеждений и иных обстоятельств — «началось активное использование концепции прав человека как мощного фактора мировой политики. » . Принятые в развитие Всеобщей декларации прав человека международно-правовые акты по правам человека составляют «в совокупности разветвленную систему принципов и норм, определяющих виды и содержание прав и свобод человека, а зачастую и порядок их реализации и механизм защиты» . Будучи конкретизированы в национальных конституциях, указанные правовые категории составляют основу исходной, синтетической характеристики взаимоотношений личности с государством — конституционно-правового статуса человека и гражданина. В систему личных (гражданских) прав и свобод индивида включаются права и свободы, которые имеют тесную привязку к личности как таковой, вне зависимости от правовых усмотрений государства и призваны обеспечить сферу личной свободы человека и гражданина (право на жизнь, право на достоинство личности, право на неприкосновенность частной жизни и др.). Вместе с тем обязанностью любого демократического правового государства является совершение «активных действий для реализации прав и свобод человека» , выработка и законодательное закрепление основных условий обеспечения реализации декларированных прав и свобод. «Для эффективного осуществления прав и свобод в реальной жизни необходим устойчивый к всевозможным нарушениям и негативным внутригосударственным воздействиям действенный механизм гарантий обеспечения прав и свобод человека и гражданина» . Одной из составляющих механизма юридических гарантий конституционных прав и свобод является право на судебную защиту прав, свобод и законных интересов личности. ——————————— Конституционные права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации: Учебник для вузов / Под ред. доктора юридических наук, проф. О. И. Тиунова. М.: Норма, 2005. С. 1. Малевич Ю. И. Права человека в глобальном мире. М.: АСТ, 2004. С. 9. Иваненко В. С. Всеобщая декларация прав человека и Конституция Российской Федерации // Правоведение. 1998. N 4. С. 12. Права человека: Учебник для вузов / Отв. ред. чл.-кор. РАН, доктор юридических наук Е. А. Лукашева. М.: Изд-во «НОРМА», 2003. С. 143. Калашников С. В. Система конституционных гарантий обеспечения прав и свобод граждан в условиях формирования в России гражданского общества // Государство и право. 2002. N 10. С. 17.

Конституция Российской Федерации данную правовую категорию определяет в ч. 1 ст. 46, закрепляя право судебной защиты за «каждым» независимо от гражданства, дееспособности, расовой принадлежности, вероисповедания и иных соображений. В этом смысле конституционное право на судебную защиту является составным элементом блока личных (гражданских) прав и свобод индивида и вполне соответствует трактовке права на судебную защиту, изложенной в соответствующей ст. 8 Всеобщей декларации прав человека. Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что «право на судебную защиту относится к основным, неотчуждаемым правам и свободам человека» . ——————————— Постановление Конституционного Суда РФ от 16 марта 1998 г. N 9-П «По делу о проверке конституционности статьи 44 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР и статьи 123 Гражданского процессуального кодекса РСФСР в связи с жалобами ряда граждан» // СЗ РФ. 1998. N 12. Ст. 1459.

Конституционное право на судебную защиту в системе гарантий правового статуса человека и гражданина занимает особое место . На наш взгляд, справедлива мысль о том, что «в условиях формирования в России гражданского общества главным средством обеспечения прав и свобод личности, юридических лиц и государства должны стать возрастание роли прежде всего судебных органов на всех уровнях при осуществлении различных видов судопроизводства, совершенствование способов реализации полномочий судов и укрепление гарантий законности» . В современных демократических государствах возможность реализации права на судебную защиту признается в качестве «главной институциональной гарантии» правового статуса личности. Данное утверждение с очевидностью вытекает из анализа норм международно-правовых документов в области прав человека, который позволяет прийти к выводу о том, что право на доступ к правосудию есть та составляющая конституционно-правового и международно-правового статуса личности, которая играет доминирующую роль в обеспечении и гарантии реализации любых прав, свобод, законных интересов, а также обязанностей со стороны иных субъектов права, закрепленных за ней ратифицированными актами международного права. Отсутствие права на судебную защиту свело бы на нет какие угодно межгосударственные инициативы в области прав человека. «Право на справедливое судебное разбирательство — центральное во всей конструкции правового государства» . ——————————— Юридические гарантии прав личности в Российской Федерации (По материалам «круглого стола») // Государство и право. 2000. N 11. С. 99; Мишин А. А. Конституционное (государственное) право зарубежных стран: Учебник. М.: ЗАО «Юстицинформ», 2004. С. 69. Калашников С. В. Система конституционных гарантий обеспечения прав и свобод граждан в условиях формирования в России гражданского общества // Государство и право. 2002. N 10. С. 22. Конституционное право: Учебник / Отв. ред. А. Е. Козлов. М.: Изд-во «БЕК», 1997. С. 83. Европейские стандарты права на справедливое судебное разбирательство и российская практика / Под общ. ред. А. В. Деменевой. Екатеринбург: Изд-во Урал. ун-та, 2004. С. 9.

В подтверждение сказанного рассмотрим вопрос о закреплении гарантии судебной защиты конституциями современных демократических государств. Для этой цели нами будут привлечены тексты конституций стран Содружества Независимых Государств, европейских стран, стран Азии и американских континентов. При принятии конституций стран СНГ, несомненно, разработчиками были восприняты основополагающие нормы Всеобщей декларации прав человека и Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Следует отметить, что принятые в период 1991 — 1995 гг. конституции стран СНГ в наибольшей степени отражают лучшие традиции существующей практики применения норм международного права в области прав человека. Касаясь категории судебной защиты основных прав и свобод личности, можно увидеть, что она отражена во всех конституциях рассматриваемых государств в составе конституционно-правового статуса человека и гражданина. По сути формулировка, содержащаяся в ст. 19 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека, представляет собой некий усредненный вариант формулировок действующих конституций. В частности, Конвенция СНГ декларирует, что «каждый человек, права и свободы которого нарушены, имеет право на эффективное восстановление в правах и свободах в соответствии с национальным законодательством». В качестве субъективного права право на судебную защиту закрепляют конституции республик Армения (ст. 38), Грузия (ст. 42), Казахстана (ст. 13), Молдовы (ст. 20). Так, на территории Молдавской Республики «любое лицо имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными судами в случае нарушения его прав, свобод и законных интересов». По сравнению с российским вариантом Конституция Республики Молдова вводит в круг защищаемых объектов законные интересы. «Интерес является целью и предпосылкой приобретения, осуществления и защиты каждого субъективного права, которое выступает в качестве правового средства удовлетворения интереса в том социальном благе, которое составляет его объект. Однако не все юридические интересы могут быть удовлетворены с помощью субъективного права. В ряде случаев интерес требует иных правовых средств осуществления и охраны. В таких случаях он выступает в качестве самостоятельного объекта судебной защиты» . Статья 46 Конституции Российской Федерации не декларирует гарантию судебной защиты законных интересов. Вопрос о защите интересов в России решается отраслевым законодательством. Согласно ст. 3 Гражданского процессуального кодекса РФ «любое заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов». ——————————— Адзинова Е. А. Некоторые проблемы понимания конституционного права на судебную защиту // Право и политика. 2004. N 7.

Особенностью формулировки ст. 38 Конституции Республики Армения является признание за каждым права на судебную защиту своих прав и свобод, закрепленных Конституцией и законами. Данная норма позволяет сделать вывод о том, что Основной закон Армении гарантирует судебную защиту прав и свобод, ограниченных внутренним законодательством. И хотя армянская Конституция содержит норму, по которой «ратифицированные международные договоры являются составной частью правовой системы Республики» (ст. 6), что, несомненно, расширяет сферу применения ст. 38, однако в той же ст. 6 предусмотрено, что «противоречащие Конституции международные договоры могут быть ратифицированы после внесения в Конституцию соответствующей поправки». Это означает, что до внесения соответствующей поправки в конституцию международно-правовая норма в области прав человека не будет применяться на территории Республики. В России в отличие от Армении существует действенный механизм имплементации норм международного права путем принятия решений Конституционным Судом РФ, минуя процедуру внесения изменений в Конституцию. Подобное преимущество российской Конституции заключается в грамотно и корректно сформулированной ст. 46, которая, таким образом, представляется более универсальной по сравнению со ст. 38 Конституции Республики Армения. Норма о судебной защите прав конституциями Республик Кыргызстана (ст. 38) и Туркменистана (ст. 40) сформулирована аналогично армянской Конституции. Однако помимо ограничения круга защищаемых судом прав до прав и свобод, предусмотренных Конституцией и законом в данных государствах право, судебной защиты предоставлено только гражданам. Так, в соответствии со ст. 38 Конституции Республики Кыргызстан «Кыргызская Республика гарантирует судебную защиту всех прав и свобод граждан, закрепленных Конституцией и законами». Данная норма помещена в раздел 3 «Права и обязанности гражданина». Еще более ограничивающей объем подлежащей судебной защите прав выглядит ст. 40 Конституции Республики Туркменистан, согласно которой «гражданам гарантируется судебная защита чести и достоинства, личных и политических прав и свобод человека и гражданина, предусмотренных Конституцией и законом». Складывается впечатление, что, к примеру, социально-экономические и культурные права и свободы в республике не гарантированы возможностью их защиты средствами судопроизводства. Конституции Республик Азербайджан (ст. 60), Таджикистан (ст. 19), Узбекистан (ст. 44) формулируют право на судебную защиту в качестве конституционной гарантии аналогично формулировке ч. 1 ст. 46 Конституции Российской Федерации. Согласно ст. 60 Конституции Республики Беларусь «каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки». Данная норма, как видно, содержит указание на основные признаки судопроизводства в соответствии с ч. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Вместе с тем в сравнении с российской моделью организации судопроизводства в Республике Беларусь на конституционном уровне закрепляется необходимость жесткого следования предусмотренным законом срокам. Конституция Российской Федерации в ст. 46 декларирует только саму возможность реализации судебной защиты, не оговаривая специально существование сроков судебного разбирательства и не распространяя их в качестве признаков, наполняющих содержание конституционного права на судебную защиту. Вопрос о сроках разрешается в Гражданском процессуальном кодексе РФ, однако в известной мере соблюдение их российскими судами является условным, что и составляет в современных условиях одну из важнейших проблем эффективности работы российской судебной системы. К примеру, ч. 3 ст. 152 Гражданского процессуального кодекса РФ предусматривает, что «по сложным делам с учетом мнения сторон судья может назначить срок проведения предварительного судебного заседания, выходящий за пределы установленных настоящим Кодексом сроков рассмотрения и разрешения дел». В соответствии со ст. 55 Конституции Республики Украина «права и свободы человека и гражданина защищаются судом». Особенность данной формулировки заключается в том, что право судебной защиты закреплено в качестве функции судебной власти государства. Сравнительный анализ конституционных норм стран — членов Содружества Независимых Государств позволяет сделать вывод о том, что формулирование права (гарантии) судебной защиты прав и свобод личности отличается в республиках определенной степенью единообразия. Можно говорить о том, что главенствующее значение при формировании содержания Основных законов республик имело общепризнанное международное право, а не внутригосударственные традиции. Примерно в тот же период, что и принятие конституций стран СНГ, шло принятие Основных законов стран бывшего европейского соцлагеря. В 1991 г. были приняты Конституции Республик Болгария и Румыния, в 1992 г. — Конституции Республик Чехия, Словакия, Литва, Эстония, в 1997 г. — Республики Польша. Норма ч. 1 ст. 6 Европейской конвенции была полностью воспринята конституциями республик Венгрия (§ 57), Польша (ст. 45), Словения (ст. 23). Так, польский Основной закон гарантирует, что «каждый имеет право на справедливое и открытое рассмотрение дела без необоснованной задержки компетентным, независимым и беспристрастным судом». Формулировку, аналогичную принятым в странах СНГ, содержат Конституции Республик Литва (ст. 30), Румыния (ст. 21), Словакия (ст. 46), Эстония (ст. 15). Особенность Конституции Республики Болгария заключается в формулировании функции суда по защите прав и законных интересов граждан, юридических лиц и государства (ст. 117). В качестве функции судебной власти право на судебную защиту предоставлено также в Конституции Республики Чехия: «Основные права и свободы находятся под защитой судебной власти» (ст. 4), «суды призваны обеспечивать в порядке, установленном законом, защиту прав» (ст. 90). Конституции республик Латвия и Хорватия прямых формулировок права (гарантии) судебной защиты не содержат. Большинство европейских государств содержат в своих конституциях закрепление права на судебную защиту в форме запрета на отчуждение доступа к правосудию (Бельгия, Люксембург, Нидерланды, Греция) либо в классической для стран СНГ и стран европейского соцлагеря форме (Финляндия (§ 21), Португалия (ст. 20), Германия (ст. 103), Италия (ст. 24), Испания (ст. 24)). Так, согласно ст. 13 Конституции Великого герцогства Люксембург «никто не может быть лишен против своей воли судебной защиты, назначенной ему законом». Практически дословная формулировка содержится в одноименной ст. 13 Конституции королевства Бельгии. В Конституции Республики Греция закрепляется положение, согласно которому «никто не может быть вопреки его воле изъят из-под юрисдикции судьи, определенного ему в соответствии с законом» (ст. 8). Основной закон Королевства Нидерландов содержит следующий запрет: «Никто не может быть лишен против своей воли права быть заслушанным в том суде, в который он вправе обратиться в соответствии с законом» (ст. 17). Азиатские государства также декларируют гарантию судебной защиты, подобно европейским государствам. Так, в ст. 32 Конституции Республики Индия «гарантируется право обращения в Верховный суд в установленном порядке для осуществления прав. «. На территории Японии «никто не может быть лишен права на разбирательство его дела в суде» (ст. 32 Конституции). В Конституции Республики Турция имеется ряд статей, специально посвященных гарантии судебной защиты. В частности, ст. 36 провозглашает: «Каждый имеет право выступать в судебном процессе в качестве истца или ответчика, применяя законные средства и процедуру. Никакой суд не может отказываться от рассмотрения дела, которое входит в его компетенцию». Из ст. 37 вытекает общее правило, по которому «никто не может быть изъят из подсудности того суда, который предусмотрен законом». Право на судебную защиту закрепляют также государства американских континентов. Конституция Республики Аргентина провозглашает в ст. 18: «Судебная защита лиц и прав ненарушима». При этом аргентинский вариант Конституции был принят в 1853 г., что указывает на значительный период применения данной нормы. Своеобразная формулировка принята в Конституции Республики Бразилия: «Закон не может запретить судебной власти дать свою оценку нарушению прав личности» (ст. 141). Государство с монархической формой правления Канада содержит довольно пространно сформулированную норму о том, что «всякое лицо, чьи гарантированные настоящей Хартией права и свободы нарушены или эти права или свободы отрицаются, может обратиться в соответствующий суд за получением средств защиты, которые суд устанавливает в надлежащей и справедливой мере в соответствии с обстоятельствами» (ст. 24). В Конституциях Республик Колумбия, Мексика, США прямые формулировки права судебной защиты отсутствуют. Но при этом в той же Колумбии «отправление правосудия» содержит жесткую регламентацию, содержащуюся в ч. 15 Конституции. В частности, ст. 147 предусмотрено, что «Верховный суд состоит из членов, число которых определяется законом. Этот же закон делит Верховный суд на Палаты и устанавливает вопросы, которыми занимается каждая из них, а также те вопросы, которые рассматриваются пленумом Верховного суда». Судебная компетенция в Соединенных Штатах Америки определяется в разделе 2 ст. 3 Конституции: «Судебная власть распространяется на все дела, основанные на праве и справедливости, возникающие на основе настоящей Конституции, законов Соединенных Штатов и международных договоров, которые заключены или будут заключены от их имени. » Колумбийский и американский варианты конституций были приняты в 1886 г. и в 1787 г. соответственно, т. е. задолго до возникновения Всеобщей декларации прав человека, что и послужило причиной невключения в тексты конституций специальных норм, закрепляющих право судебной защиты. Определенный научный интерес представляет собой Конституция Мексиканских Соединенных Штатов, которая не содержит специальной нормы, гарантирующей судебную защиту, однако содержит положения, напротив ограничивающие возможность ее реализации. Так, в соответствии со ст. 3 Конституции «частные лица могут заниматься распространением образования всех видов и ступеней. Однако в области начального, среднего и педагогического образования (так же, как в области образования всех видов и ступеней, рассчитанного на рабочих и крестьян) частные преподаватели в каждом отдельном случае должны предварительно получить специальное разрешение государственной власти. В таком разрешении может быть отказано, а уже данное разрешение может быть отменено путем решения, которое не подлежит обжалованию в судебном или каком-либо ином порядке». В соответствии со ст. 27 «землевладельцы, интересы которых затрагиваются решениями о предоставлении и возвращении общинных земель или вод, или такими решениями, которые будут приняты в дальнейшем, не могут требовать судебного разбирательства дела и не могут прибегнуть к приказу о защите прав». Таким образом, можно сделать вывод о том, что возможность реализации конституционного права на судебную защиту признано большинством современных демократических государств в качестве действенной гарантии правового статуса личности. Анализ конституционных норм показывает, что право судебной защиты признается в качестве основополагающего права (гарантии) вне зависимости от существующих форм правления и государственного устройства. Данная правовая категория является функцией политического режима — качественным отличительным признаком подлинной демократии. Для демократического режима характерна повышенная роль судебной власти как последней и основной инстанции в государственном правозащитном механизме. Ярким примером могут служить государства с длительной историей существования демократических институтов. Впоследствии на данных исторических примерах возникли правовые представления, воплотившиеся позже в общепризнанные нормы и принципы международного права, ставшие, в свою очередь, фундаментом конституционно-правового регулирования отношений в будущих государствах. Судебная защита является, таким образом, исторически сложившимся правовым средством наиболее эффективной реализации прав, свобод и законных интересов личности в современном обществе.

www.center-bereg.ru

6. Принцип обеспечения каждому права на судебную защиту

Обеспечение каждому гражданину судебной защиты его прав и свобод предусмотрено ст. 46 Конституции РФ. А в соответствии со ст. 47 Конституции РФ никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом.

Сущность данного принципа заключается в том, что любое лицо, считающее, что решения, действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц нарушают его законные права и свободы, вправе обратиться в суд с жалобой по этому поводу. Признание права на судебную защиту в качестве принципа правосудия означает, что правосудие является наиболее эффективным средством защиты прав личности, что судебная процедура в наибольшей степени гарантирует объективное и беспристрастное рассмотрение дела, принятие законного и обоснованного решения.

В соответствии с Законом «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» могут быть поданы жалобы на действия, бездействие и решения, в результате которых нарушены права и свободы граждан либо созданы препятствия к осуществлению гражданами их прав и свобод, либо на гражданина незаконно возложили какую-либо обязанность, либо он незаконно привлечен к ответственности. Жалоба рассматривается по правилам гражданского судопроизводства и, если суд признает обоснованность жалобы, он признает обжалуемое решение незаконным, отменяет примененные меры ответственности.

Жалобы могут быть принесены и на решения судебных органов путем подачи их в вышестоящий суд. В последние годы наблюдается тенденция к расширению круга решений, обжалуемых в судебном порядке. В то же время Конституционный Суд РФ признал несоответствующими ст. 46 Конституции РФ нормы УПК РСФСР, не разрешающие обжаловать в суд постановления органов расследования об отказе в возбуждении уголовного дела или его прекращении.

Обращения в правоохранительные органы. Наряду со специализированными природоохранными органами существуют правоохранительные органы, .

www.bibliotekar.ru

10. Право на судебную защиту. Обеспечение доступа к правосудию

Смысл этого принципа выражен в ст. 14 Международного пакта о

гражданских и политических правах: «Каждый имеет право при рассмотрении

любого уголовного обвинения, предъявленного ему. на справедливое и

публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным

судом, созданным на основании Закона».

В ст. 46 Конституции РФ записано: «Каждому гарантируется судебная

защита его прав и свобод».

В уголовном процессе этот принцип выражается и гарантируется рядом

правил, относящихся к организации и деятельности суда, а также

предоставлением только суду права признать обвиняемого виновным.

Ограничение конституционных прав и свобод граждан мерами

уголовно-процессуального принуждения требует судебного разрешения (ст. 23,

25 и др. Конституции РФ).

Государство обеспечивает потерпевшим доступ к правосудию (ст. 52

Это означает, что обращение потерпевшего в суд в порядке ст. 27 УПК не

должно быть связано какими-либо условиями, кроме указанных в УПК.

Потерпевший должен иметь право обжаловать в суде отказ в возбуждении

уголовного дела, если этот отказ лишает его возможности защищать свои права

и свободы в суде.

Подозреваемый, обвиняемый (а в случае смерти обвиняемого его близкие

родственники), не согласные с прекращением дела по основаниям, которые

затрагивают его доброе имя, нарушают его права, могут требовать судебного

разбирательства дела для полной реабилитации. С правом на судебную защиту

тесно связано правило о том, что никто не может быть лишен права на

рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которого оно

отнесено законом (п. 1 ст. 47 Конституции). Это требует четкого определения

в законе дел, подсудных каждому суду, недопустимости вышестоящего суда

принимать к своему рассмотрению дело, подсудное нижестоящему суду,

исключение из закона неопределенных признаков подсудности, таких, например,

как «особая сложность» или «особое общественное значение» дела.

В предусмотренных федеральным законом случаях обвиняемый имеет право на

рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (п. 2 ст. 47

Конституции, ст. 424 УПК). В случаях, предусмотренных законом, обвиняемый

имеет право дать согласие на рассмотрение его дела судьей единолично или

коллегиальным составом суда (судья и два заседателя или коллегия из трех

профессиональных судей) -ч. 2 ст. 35 УПК, 3 и 4 ст. 267 УПК, ч. 8 ст. 432

Конституционный Суд РФ считает, что лишение права человека на судебную защиту обеспечивает стабильность в России

Интересен также подход Конституционного Суда РФ по вопросу о конституционности сроков исковой давности. Так, определением Конституционного Суда РФ от 25 февраля 2010 г. N 266-О-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Н.Я.Я. на нарушение его конституционных прав статьями 196 и 199 Гражданского кодекса Российской Федерации» было установлено:

«1. Вступившим в законную силу решением суда общей юрисдикции гражданину Я.Я.Н. отказано в иске к гаражно-потребительскому кооперативу «Заря» (о признании незаконным решения общего собрания кооператива) в связи с пропуском установленного законом срока исковой давности, о применении которого было заявлено ответчиком.

В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Я.Я. Н. просит признать противоречащими статьям 2, 15, 17-19, 45, 46, 55 и 56 Конституции Российской Федерации статьи 196 и 199 ГК Российской Федерации об общем сроке исковой давности и последствиях его пропуска — в той мере, в какой они позволяют отказывать лицу в судебной защите его нарушенного права.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

Установление в законе общего срока исковой давности (т.е. срока для защиты интересов лица, право которого нарушено), а также последствий его пропуска обусловлено необходимостью обеспечить стабильность отношений участников гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя [. ]. Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Николаева Якова Яковлевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит».

Как видно, суд все же признает, что государство установило срок для защиты интересов лица, право которого нарушено, но ссылается на положение, которое не закреплено в Конституции РФ как основание для ограничения или прекращения права на судебную защиту. Такое положение не закреплено и в Федеральном конституционном законе «О Конституционном Суде Российской Федерации». Но суд пишет, что жалоба не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой. Каким конкретно положениям жалоба не соответствует в определении не указано и вовсе. По меньшей мере, такое решение необоснованно и неконституционно.

Наблюдаем картину — ни один из доводов суда не основан на Конституции РФ, он не сослался ни на одну из ее статей, не учел высшую ценность нашего государства — человека, его права.

Как следует из данного определения, высшая ценность, которой руководствовался суд — это «стабильность отношений участников гражданского оборота». Стабильность определяется в литературе как способность системы функционировать, не изменяя собственную структуру и находиться в равновесии. Это определение должно быть неизменным во времени.

Из этого вытекает следствие — те отношения участников гражданского оборота, которые по истечении сроков давности включали и включают нарушение прав одного из участников, причиненный ему вред — это отношения, которые, по мнению высших органов власти России, должны быть неизменны и должны быть частью структуры всех регулируемых государством отношений.

Из этого следствия вытекает другой важный вывод — наше государство вместо того, чтобы бороться с общественно вредными отношениями, регулирует и защищает их, равно как и антиконституционные низменные интересы лиц — нарушителей прав других.

Между тем, статья 2 Конституции РФ гласит: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства». Как видно, данная статья является основой конституционного строя РФ, не содержит ограничения для РФ и для прав граждан виде установления сроков защиты нарушенных прав (по истечении которых право на судебную защиту прекращается, фактически человека лишают этого права) и запрещает РФ отказывать в защите нарушенных прав по мотивам пропуска каких-либо сроков, т.к. защита прав человека — это обязанность Российской Федерации.

Ст. 46 Конституции РФ гласит: «Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод».

Ст. 12 ГК РФ указывает способы защиты гражданских прав — в т.ч. признание права, восстановление положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения.

Ст.56 Конституции подчеркивает: «Не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 — 54 Конституции Российской Федерации». Таким образом, в самой Конституции содержится запрет ограничивать какими-либо сроками давности право на судебную защиту нарушенных прав, тем более лишать человека права на судебную защиту в форме отказа в удовлетворении иска по гражданским делам. Статья же 199 ГК РФ, в частности, противоречит Конституции РФ, так как согласно ей «Истечение срока исковой давности, о применении которой заявлено стороной в споре, является основанием к вынесению судом решения об отказе в иске».

Получается ВЕСЬМА нелепая и античеловечная картина работы государства в лице судов, которую можно выразить простыми словами: «Приходит человек к государству и просит его о защите от правонарушителя. А государство спрашивает у правонарушителя: «Не хотите ли Вы, чтобы мы отказали потерпевшему в защите по нашим мотивам не защищать человека по истечении трехгодичного срока давности?». Ответчик (правонарушитель) заявляет — «Конечно хочу, я же не хочу нести ответственность и восстанавливать права потерпевшего». Государство сообщает истцу: «Мы тебя защищать не будем, так как мы установили сроки для защиты твоих прав, поэтому лишили тебя права на судебную защиту. Ты сам виноват, что пропустил срок». Виновный торжественно уходит, с чувством глубокого удовлетворения, что не нужно восстанавливать права потерпевшего, чтобы продолжить нарушать права человека, а потерпевший уходит униженный и без надежды восстановить свои права.

Даже для неюриста ОЧЕВИДНА антигуманитарная и антиправовая позиция государства.

В то же время государство все же, в порядке исключения, не распространяет исковую давность на судебную защиту ряда прав:

Статья 208 ГК РФ (Требования, на которые исковая давность не распространяется) гласит:

«Исковая давность не распространяется на:

требования о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ, кроме случаев, предусмотренных законом;

требования вкладчиков к банку о выдаче вкладов;

требования о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина. Однако требования, предъявленные по истечении трех лет с момента возникновения права на возмещение такого вреда, удовлетворяются за прошлое время не более чем за три года, предшествовавшие предъявлению иска;

требования собственника или иного владельца об устранении всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения не были соединены с лишением владения (статья 304);

другие требования в случаях, установленных законом».

Данной статьей ГК РФ также устанавливает дискриминацию и нарушает право человека на равное отношение государства в части защиты его прав.

Таким образом, ГК РФ, противоречащий Конституции РФ в случае его применения нарушает целый ряд КОНСТИТУЦИОННЫХ прав и свобод людей, а именно:

1) право на равное отношение со стороны государства в части судебной защиты (вне зависимости от истечения каких-либо сроков, пропуск которых ставит человека в неравное положение с другими гражданами (которые не пропустили срок давности) в части наличия права на судебную защиту и его реализации, т.к. человека лишили права на нее). Это право предусмотрено ст. 19 Конституции РФ:

«1. Все равны перед законом и судом.

2. Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности».

2) право на государственную и судебную защиту, так как человека ГК РФ лишает такого права по мотивам пропуска трехгодичного срока давности.

Эти права и др. права закреплены в следующих статьях Конституции РФ:

1. Государственная защита прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации гарантируется.

2. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

1. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

2. Решения и действия (или бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд.

3. Каждый вправе в соответствии с международными договорами Российской Федерации обращаться в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты».

Хочу особо подчеркнуть, что указанные выше нарушенные ГК РФ права предусмотрены не только Конституцией РФ, но и международно-правовыми документами. Так, Всеобщая декларация прав человека, принятая и провозглашенная резолюцией 217 А (III) Генеральной Ассамблеи от 10 декабря 1948 года, нормы которой являются в соответствии со ст. 15 Конституции РФ частью нашей правовой системы, в целом ряде статей гласит:

Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах. Они наделены разумом и совестью и должны поступать в отношении друг друга в духе братства.

Каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными настоящей Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

Кроме того, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете.

Каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности.

Все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту закона. Все люди имеют право на равную защиту от какой бы то ни было дискриминации, нарушающей настоящую Декларацию, и от какого бы то ни было подстрекательства к такой дискриминации.

Каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

Каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом.

Каждый человек имеет право на социальный и международный порядок, при котором права и свободы, изложенные в настоящей Декларации, могут быть полностью осуществлены».

Как видно, ст.8 этой декларации тоже не ограничивает право человека на судебную защиту какими-либо сроками давности и не лишает человека этого права по истечению этих сроков.

Таким образом, ГК РФ в оспариваемой части нарушает и международно-правовые документы.

mspa7520.ru

Популярное:

  • Учебное пособие pr Ольшанский Д.В.. Книги онлайн Ольшанский Дмитрий Вадимович (1953-2003) — известный социальный психолог, политолог, публицист. Доктор политологических и кандидат психологических наук, академик Международной академии информатизации. Автор […]
  • Гос нотариус в харькове Восьмая государственная нотариальная контора Киевского района города Харькова Место для Вашей рекламы! За 99 грн в месяц о Вас узнают все посетители этой страницы. Ближайшие места: Частный нотариус Серветник Анна Геннадьевна, Ярослава […]
  • Правила хранения противогазов Срок годности и основания для утилизации противогаза Противогаз относится к средствам индивидуальной защиты, и далеко не все равно, годно это средство или нет. Сколько времени может храниться этот предмет на складе, каков срок годности […]
  • Сокращение штата закон Как происходит сокращение при банкротстве Каждый гражданин Российской Федерации имеет право на оплачиваемый труд, соблюдение и выполнение всех норм и требований должности. Со своей стороны государство контролирует процесс соблюдения […]
  • Стороны произвели взаимозачет НДС: правила взаимозачета Компании в основном практикуют взаимозачеты, когда между партнерами заключено два договора. При этом фирма по одному соглашению будет кредитором, по другому — должником, а погасить задолженность деньгами не […]
  • Приказ об аттестационной комиссии в колледже Приказ об аттестационной комиссии в колледже МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИХабаровского края от 20 октября 2014 года N 60 О создании аттестационной комиссии для проведения аттестации педагогических работников в целях установления […]
  • Полномочия и задачи фскн Проект закона о ФСКН России: подготовка к первому чтению Федеральная служба Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков была сформирована Указом Президента РФ 1 в 2003 году. Вот уже 10 лет ФСКН России остается единственным […]
  • Госпошлина за удостоверение по аттестации Как уплачивается госпошлина за аттестацию в Ростехнадзоре Если ваша деятельность связана с опасным оборудованием и от лиц (работников предприятия) зависит промышленная безопасность, вам придется воспользоваться услугами […]